2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Понятие реабилитации в уголовном судопроизводстве

На реабилитацию в уголовном судопроизводстве

Реабилитация — это порядок восстановления прав, свобод и законных интересов лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5 УПК). Реабилитированный — лицо, имеющее в соответствии с уголовно-процессуальным законом право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием (п. 35 ст. 5 УПК) . Право на реабилитацию — право гражданина России и иного лица на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах (ст. 133 УПК).

В данном случае речь в большей мере идет не о реабилитированном, а о реабилитируемом лице, поскольку реабилитированный — это лицо, реализовавшее свое право на реабилитацию.

Право на реабилитацию возникает при наличии оснований — обстоятельств, юридических фактов.

Основания возникновения права на реабилитацию — обстоятельства, свидетельствующие о наличии следственной или судебной ошибки и указывающие на необходимость возмещения имущественного ущерба, устранения последствий и компенсации морального вреда и восстановления иных прав, свобод и законных интересов гражданина.

Представляется, что эти основания можно разделить на материальные и процессуальные.

Материальными основаниями являются следственные и судебные ошибки в виде незаконного или необоснованного:

1) уголовного преследования гражданина;

2) осуждения подсудимого;

3) применения к лицу любой меры уголовно-процессуального принуждения;

4) применения к гражданину принудительной меры медицинского характера.

Процессуальные основания — юридические документы уголовного дела, в которых изложены рассмотренные выше материальные основания.

Этими документами являются:

1) оправдательный приговор;

2) постановление (определение) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в случаях, указанных в процессуальном законе;

3) определение (постановление) об отмене постановления суда о применении к лицу принудительных мер медицинского характера;

4) решение о признании незаконным или необоснованным применения разнообразных мер процессуального принуждения.

В отношении последнего основания уместно сделать два замечания. Во-первых, думается, что это основание носит открытый характер, поскольку процессуальное принуждение не ограничивается только мерами, указанными в разд. IV УПК. В частности, значительная часть следственных действий предполагает возможность применения принуждения. Во-вторых, это основание окончательно разрешило дискуссионный вопрос о том, является ли основанием для реабилитации незаконное (необоснованное) задержание лица в качестве подозреваемого .

Этот вопрос был положительно решен Конституционным Судом РФ (Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 440-О «По жалобе гражданки Аликиной Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2004. N 7. Ст. 596).

Уголовно-процессуальный закон обошел молчанием вопрос о материальных основаниях права участников уголовного судопроизводства на реабилитацию и перечислил лишь его участников (ст. 133 УПК). К ним относятся в случаях, указанных в законе, подсудимый, оправданный, осужденный, подозреваемый, обвиняемый, лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера. Перечень этих лиц носит также открытый характер (ч. 3 ст. 133 УПК).

Существование рассмотренных оснований влечет за собой привилегированный процессуальный порядок обращения граждан с требованием о возмещении материального ущерба, об устранении последствий или о компенсации морального вреда, рассмотрении и разрешении заявленных требований по восстановлению трудовых и иных прав.

Наличие перечисленных оснований права на реабилитацию обусловливает возмещение имущественного ущерба и устранение последствий или компенсации морального вреда при наличии определенных условий.

Среди них необходимо особо выделить следующие условия:

1) ущерб в сфере уголовного судопроизводства подлежит возмещению при условии, если он обусловлен только незаконными уголовно-процессуальными действиями и решениями. При причинении вреда законными действиями государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс, возмещение его допускается только в случаях, указанных в Гражданском кодексе РФ, и по общим правилам гражданского судопроизводства, т.е. в порядке искового производства (ст. 1064, 1069 ГК);

2) перечень незаконных действий, влекущих возмещение ущерба гражданину в рамках гл. 18 УПК, носит исчерпывающий (закрытый) характер с учетом расширительного толкования мер уголовно-процессуального принуждения. Ущерб, возникший в результате иной незаконной деятельности в сфере уголовного судопроизводства, подлежит возмещению лишь по общим правилам гражданского судопроизводства (ст. 1069 ГК). При этом следует иметь в виду, что в этом случае вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (ч. 2 ст. 1070 ГК);

3) ущерб незаконными действиями в сфере уголовного процесса может быть причинен как гражданину — физическому лицу, так и юридическому лицу. Правда, при этом нужно иметь в виду, что юридическое лицо не подвергается уголовному преследованию, поскольку уголовный закон не предусматривает его ответственность;

4) ущерб гражданину или юридическому лицу обязательно должен быть следствием незаконных действий только дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора и суда, перечень которых содержит действующий уголовно-процессуальный закон;

5) незаконные действия перечисленных органов и должностных лиц должны быть совершены только в рамках уголовно-процессуальной деятельности и правоотношений. Это условие имеет важное значение в силу того, что некоторые органы дознания выполняют одновременно как уголовно-процессуальные, так и оперативно-розыскные функции. Если ущерб причинен оперативно-розыскными мероприятиями, то он возмещается по общим правилам гражданского судопроизводства. При этом в случаях, указанных в ст. 16 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», ущерб не подлежит возмещению. Эти случаи сформулированы в Законе следующим образом.

При защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, безопасности общества и государства от преступных посягательств допускается вынужденное причинение вреда охраняемым интересам должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лицом, оказывающим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанными лицами своего служебного или общественного долга;

6) незаконность уголовно-процессуальных действий и решений, влекущих возмещение ущерба гражданину, должна быть установлена вступившим в законную силу приговором или иным решением по основаниям, указанным в уголовно-процессуальном законе.

При одновременном наличии перечисленных оснований и условий применяется «привилегированная» правовая процедура заявления требований о возмещении материального ущерба и устранения последствий или компенсации морального вреда, рассмотрения и разрешения этих требований.

Согласно ст. 133 УПК РФ правом на реабилитацию, в том числе на возмещение материального ущерба и устранение последствий морального вреда, связанного с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, обладают:

1) подсудимый, в отношении которого судом вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от предъявленного обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и 4 — 6 ч. 1 ст. 27 УПК;

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной принудительной меры;

6) любое лицо, незаконно подвергнутое мерам уголовно-процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

При определении понятия любых лиц нужно ориентироваться не только на перечисленные в законе меры процессуального принуждения, но и на принудительные следственные действия, которые проводились в отношении граждан, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми по уголовному делу. К ним, в частности относятся:

а) обыск (ст. 182 УПК);

б) выемка (ст. 183 УПК);

в) освидетельствование (ст. 179 УПК) и некоторые другие.

Правила ст. 133 УПК не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду:

1) издания акта об амнистии (ст. 84 УК);

2) истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК);

3) недостижения лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ст. 20 УК);

4) несовершеннолетия лица, которое хотя и достигло возраста наступления уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом (ст. 20 УК);

5) принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния (ст. 10 УК).

Данное исключение обусловлено тем, что перечисленные обстоятельства не являются реабилитирующими.

Такой вывод авторов учебника и соответствующие положения процессуального закона были подвергнуты сомнению некоторыми лицами, в отношении которых уголовное дело было прекращено за истечением срока давности. Эти граждане обратились в Конституционный Суд РФ. Однако Конституционный Суд РФ своим определением отказал в принятии их заявлений в связи с тем, что прекращение уголовного дела по этому основанию:

1) не свидетельствует о незаконности прекращения уголовного дела;

2) означает не исправление ошибки или нарушения закона, а отказ от дальнейшего доказывания виновности лица, поскольку основания для осуществления уголовного преследования остаются;

3) позволяет заявителям требовать продолжения уголовного процесса в обычном порядке (ст. 27 УПК) .

См.: Закатнова А. Без срока давности. Конституционный Суд подтвердил порядок реабилитации // Российская газета. 2007. 11 янв.

Закон установил, что вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора или суда. В соответствии со ст. 1082 ГК возмещение вреда в полном объеме предполагает обязанность возместить вред в натуре (возвращение имущества такого же рода, качества и стоимости) или полностью возместить причиненные убытки.

Убытки — выраженный в денежном исчислении (размере) ущерб, причиненный пострадавшему. Эти убытки включают в себя:

1) расходы, потраченные кредитором;

2) утрату или повреждение имущества (реальный вред);

3) упущенную выгоду — доходы, которые могли бы быть получены пострадавшим, если бы не совершение должником противоправных действий (ст. 15 ГК).

В иных случаях вопросы, связанные с возмещением имущественного вреда, в том числе и с компенсацией морального вреда в денежном выражении, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Только сон приблежает студента к концу лекции. А чужой храп его отдаляет. 9055 — | 7682 — или читать все.

95.47.253.202 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

90. Реабилитация в уголовном процессе

Реабилитация в уголовном процессе – это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5 УПК). Право на реабилитацию развивает предусмотренное ст. 53 Конституции Российской Федерации право каждого гражданина на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, а также гарантированное общепризнанными международными актами право на компенсацию каждого, кто стал жертвой незаконного ареста, заключения под стражу или осуждения за преступление1. Тем самым обеспечивается реализация положений статьи 2 Конституции РФ, в соответствии с которыми человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Возмещение лицу имущественного вреда, причиненного в ходе уголовного судопроизводства, устранение последствий морального вреда и восстановление его в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах – составляющие содержание права на реабилитацию – осуществляются по основаниям и в порядке, предусмотренным статьями 133 — 139, 397, 399 УПК РФ, а также по правилам главы 59 ГК РФ, устанавливающей ответственность за вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий государственных органов либо должностных лиц этих органов (ст. 1069), ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070), и правила компенсации морального вреда (параграф 4 главы 59 ГК РФ). Иными словами, правое регулирование реабилитации имеет межотраслевой характер2.

Читать еще:  Примирение потерпевшего с обвиняемым

Основанием для реабилитации является связанное с уголовным преследованием по уголовному делу напрасное причинение вреда осударственными органами или должностными лицами, независимо от их вины (ст. 133 УПК).

Согласно ч. 2 ст. 133 УПК право на реабилитацию возникает у подозреваемого, обвиняемого, подсудимого при прекращении уголовного преследования (дела) в связи с:

отказом государственного обвинителя от обвинения (ч. 3 ст. 249, п. 2 ст. 254 УПК);

отсутствием события преступления; отсутствием в деянии состава преступления; отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; отсутствием согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого, когда по закону (п. 1–5, 9, 10 ч. 1 ст. 448) такое согласие необходимо, либо отсутствием согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. 1 и 3–5 ч. 1 ст. 448;

непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; при непреодоленном служебном иммунитете отдельных категорий лиц (п. 1, 4–6 ч. 1 ст. 27).

Исходя из положений Конституции Российской Федерации о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, право на реабилитацию имеет не только лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 133 УПК РФ, по делу в целом, но и лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по указанным основаниям по части предъявленного ему самостоятельного обвинения (так называемая частичная реабилитация), например, при прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного статьей 105 УК РФ, при обвинении в убийстве и краже4.

При этом по уголовным делам частного обвинения подсудимый имеет право на реабилитацию в уголовном процессе лишь в случае, когда ему причинен напрасный вред действиями или решениями суда, а не частного обвинителя.5 Например, постановлением обвинительного приговора, избранием меры пресечения, приводом, когда эти решения были признаны незаконными или необоснованными. Правоотношения по реабилитации, возникающие в производстве по делам частного обвинения, остаются в сфере действия главы 18 УПК Российской Федерации в той мере, в какой вред, причиненный при осуществлении уголовного преследования частным обвинителем, является следствием незаконных решений со стороны рассматривающего данное дело мирового судьи или суда вышестоящей инстанции.

Право на реабилитацию возникает также у лиц, к которым были применены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные гл. 15 УК и гл. 51 УПК, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры (п. 5 ч. 2 ст. 133 УПК) и любых других лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу (ч. 3 ст. 133 УПК).

Учитывая приоритет прав человека перед правами государства (ст. 2 и 18 Конституции РФ), судебная практика толкует положения ч. 3 ст. 133 УПК расширительно как по кругу лиц, так и по видам мер принуждения. В соответствии с этой нормой право на возмещение вреда предоставляется даже обвиняемому (вне зависимости от признания результатов его уголовного преследования обоснованным или необоснованным), например, при отмене примененной в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу в связи с переквалификацией содеянного с части 1 статьи 111 УК РФ на статью 115 УК РФ, по которой данная мера пресечения применяться не могла6. Несмотря на то, что в гл. 4 УПК среди мер принуждения не названы такие принудительные меры как обыск в жилище, выемка и другие следственные действия, осуществляемые в принудительном порядке, причиненный незаконным их производством вред также подлежит возмещению. Тем более, когда такой вред причиняется «посторонним» лицам, в отношении которых уголовное преследование не осуществляется7.

В иных, кроме перечисленных в ч. 2 и 3 ст. 133 УПК РФ, случаях вопрос о возмещении вреда рассматривается в порядке гражданского судопроизводства, например при причинении вреда незаконными действиями, произведенными при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела; в случае причинения вреда лицам, к которым при производстве по уголовному делу непосредственно меры процессуального принуждения не применялись и т. д. Такой вред должен возмещаться по основаниям и в порядке, предусмотренном ст. 1064, 1069 ГК РФ.

Следует иметь в виду, что право на реабилитацию не возникает также, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, не достижения лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, а также ввиду принятия уголовного закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

РЕАБИЛИТАЦИЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Понятие реабилитации в уголовном судопроизводстве. Основания возникновения права на реабилитацию

Реабилитация [1] — важнейший институт уголовно-процессуального права, предполагающий возмещение имущественного и морального вреда, а также восстановление прав лица, которого необоснованно подвергли уголовному преследованию или к которому были необоснованно применены меры уголовно-процессуального принуждения. Значимость реабилитации сложно переоценить: лицо, которое подвергли незаконному преследованию, получает реальную возможность восстановить свое доброе имя в глазах окружающих и получить компенсацию.

Статьей 8 Всеобщей декларации прав человека установлено: «Каждый человек имеет право па эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом» [2] . Статья 53 Конституции РФ детализирует это право и гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Основополагающим в реабилитации в уголовном процессе является перечень лиц, которые имеют право на реабилитацию. Данный перечень носит исчерпывающий характер (ч. 2 ст. 133 УПК). Правом на реабилитацию обладают следующие лица:

  • 1) подсудимый (в том числе по уголовным делам частного обвинения, возбужденным следователем, руководителем следственного органа, дознавателем с согласия прокурора), в отношении которого вынесен оправдательный приговор, т.е. приговор, выносимый судом в случаях, когда не установлено событие преступления, подсудимый непричастен к совершению преступления, в деянии подсудимого отсутствует состав преступления или в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт;
  • 2) подсудимый (в том числе по уголовным делам частного обвинения, возбужденным следователем, руководителем следственного органа, дознавателем с согласия прокурора), уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения. Такое право предоставлено государственному обвинителю в силу ч. 7 ст. 246 УПК: «Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа»;
  • 3) подозреваемый или обвиняемый (в том числе но уголовным делам частного обвинения, возбужденным следователем, руководителем следственного органа, дознавателем с согласия прокурора), уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отсутствием события преступления; отсутствием в деянии состава преступления; отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; отсутствием заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3-5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, обладающих неприкосновенностью; в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора но тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя о прекращении уголовного дела но тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; при отказе Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица;
  • 4) осужденный (в том числе по уголовным делам частного обвинения, возбужденным следователем, руководителем следственного органа, дознавателем с согласия прокурора) — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела в связи с непричастностью к совершению преступления; отсутствием события преступления; отсутствием в деянии состава преступления; истечением сроков давности уголовного преследования; смертью осужденного, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего; отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело могло быть возбуждено не иначе как по его заявлению; отсутствием заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, в отношении которых существует особый порядок уголовного судопроизводства, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда, квалификационной коллегии судей па возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из этих лиц;
  • 5) осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным путем подачи заявления потерпевшим мировому судье, — в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования в связи с отсутствием события преступления; отсутствием в деянии состава преступления; отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; наличием в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; наличием в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;
  • 6) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, в случае отмены постановления суда о применении данных мер как незаконных или необоснованных;
  • 7) лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения.
Читать еще:  Признание права на реабилитацию возложено

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ в своих решениях [3] , ст. 133 УПК не содержит положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении какого-либо другого преступления. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ по смыслу закона в таких ситуациях суд, исходя из обстоятельств конкретного уголовного дела и руководствуясь принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина, может принять решение о возмещении частично реабилитированному лицу вреда, если таковой был причинен в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства. Таким образом, реабилитация может быть не только полной, но и частичной.

Частичная реабилитация имеет место тогда, когда было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию в отношении некоторых преступлений при одновременном признании лица виновным в совершении какого-либо преступления. С учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, частичная реабилитация может иметь место и в тех случаях, когда лицо было оправдано приговором суда по предъявленному обвинению частично, т.е. в отношении некоторых преступлений при одновременном признании лица виновным в совершении какого-либо преступления. В случае частичного оправдания лица суд в соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК может признать за ним право на частичную реабилитацию.

В соответствии с ч. 4 ст. 133 УПК права па реабилитацию не возникает, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду:

  • 1) издания акта об амнистии;
  • 2) истечения сроков давности;
  • 3) недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом;
  • 4) принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния. Как указал Конституционный Суд РФ в своем Определении от 05.11.2004 № 360-О «По жалобе гражданина Краюшкина Евгения Васильевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», ч. 4 ст. 133 УПК не препятствует суду рассмотреть по существу находящееся в его производстве уголовное дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость инкриминируемого обвиняемому деяния, и решить вопрос о признании (или об отказе в признании) за ним права на реабилитацию и не лишает обвиняемого права па доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту.

К лицам, имеющим право на реабилитацию, указанным в ч. 2 ст. 133 УПК, не относятся, в частности, подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, осужденный при переквалификации содеянного со ст. 105 на ч. 4 ст. 111 УК), а также осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого. Если указанным лицам при этом был причинен вред, вопросы, связанные с его возмещением, в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 133 УПК (например, при отмене меры пресечения в виде заключения под стражу в связи с переквалификацией содеянного с ч. 1 ст. 111 на ст. 115 УК, по которой данная мера пресечения применяться не могла), разрешаются в порядке, предусмотренном гл. 18 УПК [4] .

Право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания, наряду с физическими имеют и юридические лица.

Понятие реабилитации в уголовном судопроизводстве

Потерпевший имеет неотъемлемое право на возмещение причиненного преступлением вреда, что является одним из главных показателей правосудия [1]. Исследованием вопросов о правах потерпевшего на исчерпывающее возмещение вреда занимались В.М. Савицкий и А.Г. Мазалов. Н.И. Коржанский предлагает закрепить данное возмещение вреда, который причинен преступлением, в качестве уголовно-правового принципа.

Ученый В.Е. Батюкова, что главным принципом в данных отношениях должен выступать принцип restitutio in intecrum («возвращение в первоначальное состояние»), что должно обеспечить надлежащее исполнение прав, свобод и законных интересов потерпевшего лица, данный принцип выражается в исчерпывающем восстановлении до первоначального состояния прав и законных интересов, которые были нарушены вследствие совершения преступления [2].

Подобным образом Т. Ю. Погосян говорит о том, что потерпевший имеет право требовать восстановления своих законных интересов и прав от преступника и государства[3]. Реабилитация выступает процессом, перед которым стоит цель вернуть человека в исходное состояние, определенный образ жизни, в котором он находился до того, как в его отношении осуществлялось уголовное преследование. Это вызывает необходимость включения в понятие «реабилитация» элемента возмещения вреда. Испытывая на себе уголовное преследование, человек претерпевает негативное влияние, определенный стресс, который заключается в нервном и психическом расстройстве, чаще всего связанным с причинением материального и физического вреда.

Ученый В.Ю. Низамов отмечает реабилитацию как важнейший институт уголовного процесса, который предполагает возмещение имущественного, морального вреда, восстановление других прав людей, которых необоснованно подвергли уголовному преследованию или к ним без оснований были применены меры уголовно-процессуального принуждения [8].

Т.В. Могуйло считает, что реабилитация- это полное и всестороннее восстановление государством прав гражданина, подвергнутого уголовному преследованию, когда он является невиновным. Данный исследователь включает в реабилитацию следующие составляющие: восстановление имущественных прав, компенсация морального вреда, восстановление в трудовых и пенсионных правах [7].

Интересным является мнение Д.С. Просвириной, которая дает термину «реабилитация» несколько значений:

-устранение последствий, причиненных вредом;

— Восстановление доброй репутации, которая существовали до момента уголовного преследования, и в прежних правах [10].

Основная проблема чаще возникает, когда начинают доказывать сам размер возмещения данного вреда. Стоить заострить внимание на том, что разбирательство происходит в рамках уже гражданского судопроизводства и возмещение в полном объеме осуществляется за счет средств казны России.

Предлагается для реабилитированных людей продумать упрощенный режим их защиты, который освободит от процесса доказывания оснований и, конечно же, размера возмещения имущественного вреда.

В науке уголовного процесса не сложилось единого мнения ни по поводу порядка возмещения вреда потерпевшему, ни по содержанию понятия «реабилитация». Изучением данных вопросом занимались следующие ученые: Н.И. Лазаревский, Н.И. Миролюбов, И.Я. Фойницкий, С.И. Викторский, Л.В.Бойцова, П.И. Люблинский, Н.Н. Розин. В данный момент проблемы содержания реабилитации также волнует многих ученых и общество. Можно рассмотреть основные современные теории, которые раскрывают содержание института реабилитации, выявим преимущества и недостатки каждой из них.

Первая теория заключается в том, что в содержание «реабилитации» входит факт оправдания лица либо прекращение уголовного дела и уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. Данную теорию поддерживает Б.Т. Безлепкин, который утверждает, что реабилитация включает в себя только постановление оправдательного решения, определение субъектов, которых необходимо освободить, без обеспечения самой реализации данного оправдательного решения. Последствия, которые наступают после данного оправдания, не входят в понятие реабилитации, а выступают ее правовыми последствиями [4].

В данной теории имеются определенные противоречия, из-за которых полностью с данной теорией согласиться нельзя. В соответствии с п. 35 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации лицо, которое имеет право на возмещение вреда, причиненного ему необоснованным или незаконным уголовным преследованием, являются «реабилитированными», то есть подсудимый имеет данные права при вынесении реабилитирующего решения. После вступления приговора в законную силу лицо наделяется правом на реабилитацию, таким образом его правовой статус становится «реабилитируемый». Неотъемлемым условием института реабилитации выступает разрешение именно правовых последствий.

В соответствии со второй теорией содержанием «реабилитации» выступает факт восстановления нарушенных прав и законных интересов граждан, которые были осуждены и необоснованно подвергнуты уголовному преследованию, содержание данного института связывается с наступившими правовыми последствиями решения о реабилитации.

Недостатки данной теории заключаются в том, что не отражается процедура возникновения реабилитационного процесса как факта, с помощью которого лицо получает статус «реабилитируемый». При условии, что реальное возмещение вреда является обязательным элементом реабилитации, то сама реабилитация зависит от воли пострадавшего лица. Но данное лицо может и не реализовать это право, даже имея такое право.

Третья теория выступает сочетанием первых двух теорий. Содержание «реабилитации» связывается с фактом, оправдывающим лицо и восстанавливающим его права и свободы, то есть содержанием является и само реабилитирующее решение, и реализация его правовых последствий [5].

М.И. Пастухов отмечает, в реабилитацию входит не только признание права гражданина в процессуальном решении, а также принятие мер по исполнению данного решения мер, которые призваны вернуть невиновному лицу утраченные права, что связано с необоснованным уголовным преследованием или осуждением, полное восстановление в прежних правах, возмещение морального и имущественного вреда. Таким образом, данное определение реабилитации содержит в себе следующие элементы:

— признание лица невиновным в совершении преступления;

— урегулированное законом возмещение вреда, восстановление в правах, которые нарушены процессом уголовного преследования или осуждением.

Институт регрессного права государства к лицам, по виновным деяниям которых причинялся вред от имени государства, обладал определенными особенностями реабилитации в конце XIX – начале XX веков. Несмотря на большое количество пробелов в законодательстве, коллизий и исключений, принцип ответственности государства перед личностью закрепляется в законодательстве многих стран, а в конце XIX века признается одним из важнейших принципом права в странах, которые стремятся к правовому государству.

Вопросами возмещения государством вреда занимались многие ученые в области права, они выделяли большое социальное, политическое и правовое значение ответственности государства за вред, который был причинен невиновному лицу. Среди отечественных ученых, занимавшихся данной проблематикой следует отметить таких исследователей как П.Н. Гуссаковский, А.А. Левенстим, Н.Н. Розин, Г.С. Фельдштейн, М. В. Духовской, И.Я. Фойницкий, Н.Н. Лазаревский, П.И. Люблинский, Т.Г. Тальберг.

В науке уголовного процесса того времени существовало мнение, что самостоятельную ответственность различных должностных лиц, в том числе судей необходимо заменить ответственностью государства, но данный вопрос вызвал множество дискуссий.

В соответствии с теорией П.И. Люблинского, вред, причиненный необоснованным или незаконным уголовным преследованием, наносит ущерб публичным интересам, а не только частным. Из-за того, что лицо не принимает активного участия в жизни общества вследствие необоснованных действий должностных лиц и государственных органов, оно выпадает из нормальных общественных отношений, что вредит социальным, политическим, экономическим и другим интереса государства. Из данной теории можно сделать вывод, что причиненный вред должен возмещаться в публичных интересах за счет казны. Поэтому бессмысленно возлагать ответственность на определенное должностное лицо [6].

Похожей на описанную выше теорию является теория М. Вича, которая заключается в том, что государство представляет все общество и оно должно нести ответственность за вред, который причинен лицу незаконным уголовным преследованием, в том числе и за отбытое наказание[9]. При этом М. Вичь допускает возможность требования возмещения убытков в регрессном порядке к лицам, поставившими государство в данные условия своими деяниями.

Читать еще:  Прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям

Наряду с данными теориями появилась теория профессионального риска, сторонниками которой являются Ларнаде, Пойтевин, Кохлер, Орландо. Она заключается в том, что существует ответственность крупных промышленных предприятий, поэтому должна существовать государственная ответственность.

Данная теория активно критиковалась, потому что невозможно отождествлять риск государства и риск предпринимателя, так как государственные интересы различаются с частными интересами. Государство обязано выполнять функции публичного характера, а не решать вопрос выгодно это ему или нет.

Также следует отметить теорию страховой ответственности, в соответствии с которой ответственность казны государства приравнивалась к ответственности страховщика. В данной теории следует выделить следующие недостатки:

-формулировка в виде договора страхования представляется неверной;

-в отношениях реабилитации имеет место иной характер вреда, чем при страховании

-размер компенсации определяется значением признаваемых государством публичных интересов, а не размером взносов.

Теория ответственности за неправомерные действия выдвигает два тезиса:

-вознаграждение в виде права потерпевшего;

— вознаграждение как благотворительность, которая оказывается пострадавшему.

Сторонником данной теории выступает Н.Н. Розин.

Также интересной в науке уголовного процесса является теория филантропической обязанности, поддерживаемая И.Я. Фойницким. Данная теория заключается в том, что возмещение вреда, который причинен необоснованным уголовным преследованием, не является обязанностью государства. Фойницкий подчеркивал несовершенство правосудия, вершимого человеком, которое так часто карает невиновных. И.Я. Фойницкий утверждает, что вред должен возмещаться, но данное возмещение не является правом пострадавшего, а выступает морально-гуманной мерой политики государства.

Институт реабилитации в уголовном процессе России

Дата публикации: 16.04.2017 2017-04-16

Статья просмотрена: 1684 раза

Библиографическое описание:

Лисовец Д. А. Институт реабилитации в уголовном процессе России // Молодой ученый. — 2017. — №15. — С. 265-267. — URL https://moluch.ru/archive/149/42252/ (дата обращения: 13.02.2020).

Правовая реабилитация является одним из слабо изученных институтов уголовного процесса России и нуждается в основательном законодательном закреплении.

На протяжении длительного периода времени интересы потерпевших в России не являлись предметом особой заботы и правовой защиты. Органы, осуществлявшие уголовное судопроизводство, зачастую пренебрегали правом лиц, незаконно подвергшихся уголовному преследованию на восстановление их прав и возмещение вреда.

Принятые 18 мая 1981 г. Указ Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» и Положение «О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда», способствовали чёткому законодательному закреплению и признанию за государством возможных ошибок со стороны должностных лиц и органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, несмотря на то, что они (ошибки) осознавались обществом и были предметом исследования многих русских юристов.

С момента принятия вышеуказанных нормативных актов прошёл длительный период времени и в государстве произошли глобальные перестроения. Изменилось законодательство, политический режим, структура государства и, в конце концов, существенно изменилось сознание общества.

Из функций современного государства, в его гуманистическом смысле, происходят сущность представленного института, его назначение и необходимость. Институт реабилитации неразрывно связан с понятием современного правового государства, в котором основными принципами являются:

1) наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина;

2) создание для личности режима правового стимулирования;

3) наиболее последовательное связывание с помощью права государственной власти;

4) формирование для государственных структур правового режима ограничения.

Реформа уголовно-процессуального законодательства уделила особое внимание проблеме ответственности государства перед гражданином за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц и государственных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года (далее — УПК РФ) закрепляет в своих нормах понятие и институт реабилитации, основываясь на положениях и принципах Конституции Российской Федерации, международном праве и международных соглашениях.

Реабилитация — это процесс восстановления прав и свобод, а также порядок возмещения вреда в отношении лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию.

Согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г. N 17, лица, незаконно подвергнутые в ходе производства по уголовному делу мерам процессуального принуждения, а также юридические лица, которым незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания в ходе производства по уголовному делу, причинён вред (например, вследствие незаконного наложения ареста на имущество юридического лица), не отнесены уголовно-процессуальным законом к кругу лиц, имеющих право на реабилитацию. Однако в случае причинения вреда указанным лицам они имеют право на его возмещение в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ. [6]

В настоящее время основанием для возникновения у лица права на реабилитацию является вынесенный в отношении него оправдательный приговор или вынесенное постановление (определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, либо об отмене незаконного или необоснованного постановления о применении принудительных мер медицинского характера.

Согласно ч. 1 ст. 134 УПК Российской Федерации, суд в приговоре, определении, постановлении, а следователь, дознаватель — в постановлении, признают за оправданным, либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию.

Следует отметить, что Верховный Суд Российской Федерации обратил внимание правоприменителей на то, что «по смыслу ст. 134 УПК РФ приговор, определение, постановление суда, вынесенные по основаниям, предусмотренным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, обязательно должны содержать указание о праве гражданина на реабилитацию, включая возмещение причиненного ему вреда». [7,с.105]

Необходимо согласиться с мнением Д. В. Татьянина, который отмечает, что требуется вынести дополнительный процессуальный акт, в котором должно быть указано признание за лицом права на реабилитацию. Данная необходимость вызвана отсутствием в процессуальном документе указания о признании за лицом права на реабилитацию и возмещение имущественного вреда, при наличии оснований, предоставляющих указанное право.

Зачастую правоприменители исходят из того, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает вынесение дополнительного акта о признании права на реабилитацию. В соответствии с п. 1 ст. 397 УПК РФ в порядке исполнения приговора рассматриваются вопросы возмещения вреда реабилитированному, а не признания его права на это. Из этого следует, что заявления лиц, в которых поднимается вопрос только о признании за ними права на реабилитацию, без какого-либо требования о возмещении определенного вреда или восстановлении нарушенных прав, не подлежат рассмотрению в порядке исполнения приговора, суды отказывают в принятии таких заявлений, вынося соответствующее постановление.

Однако существуют примеры, когда аналогичные ходатайства лиц, считавших, что за ними безосновательно не было признано право на реабилитацию, были удовлетворены. Подобные случаи имели место при вынесении приговоров, по которым лицо было оправдано по одному и осуждено по другому обвинению.

Основываясь на судебных стадиях уголовного судопроизводства к лицам, имеющим право на реабилитацию, соответственно относятся:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения и (или) по иным реабилитирующим основаниям;

3) осужденный — в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК. [7]

Также правом на реабилитацию может воспользоваться лицо, в отношении которого были применены принудительные меры медицинского характера, в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

Анализируя судебную практику, рассматривается проблема того, что должностные лица и органы, осуществляющие уголовное судопроизводство, решая вопросы о признании права на реабилитацию, основываясь на содержании ч. 2 ст. 133 УПК РФ, руководствуются исчерпывающим перечнем оснований возникновения права на реабилитацию. Данная тенденция вызвана недостаточно чёткой регламентацией норм ст. 133 УПК РФ, которая приводит на практике к обращению в суд граждан, уголовное преследование в отношении которых прекращено в связи с отказом частного обвинителя от обвинения.

В соответствии со ст. 135 УПК РФ под возмещением реабилитированному исключительно имущественного вреда следует понимать издержки, которые понёс гражданин в результате уголовного преследования: штрафы, уплаченные им во исполнение приговора, оплата юридической помощи, конфискованное в имущество, иные расходы (стоимость проезда к месту вызова реабилитированного и обратно, его расходы по найму жилого помещения, суточные и др.) и заработная плата, при выплате которой необходимо учитывать процесс её изменения с момента осуждения и до момента принятия решения о возмещении вреда.

В рамках иска, который заявляется реабилитированным исключительно в пределах гражданского судопроизводства в районном суде, производится компенсация морального вреда. В свою очередь Прокурор от имени государства приносит официальные извинения за причинённый реабилитированному вред.

Подводя итог можно сделать вывод о том, что в целом институт реабилитации содержит в себе нормы, способствующие лицу, подвергшемуся незаконному уголовному преследованию и осуждению, восстановить нарушенные права, возместить причинённой ущерб и получить компенсацию морального вреда (хотя бы частично). Данный институт полностью соответствует назначению уголовного судопроизводства, равно как и уголовное преследование и назначение виновному справедливого наказания, возводя реабилитацию в один из основополагающих принципов уголовного процесса.

Также полагаем, что сущность института реабилитации состоит в том, что государство признаёт ошибки своих должностных лиц и органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, делая всё возможное для упрощения этой процедуры, не устанавливая сложных бюрократических барьеров.

  1. Всеобщая декларация прав человека (принятая резолюцией 217А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года) // Российская газета от 10 декабря 1998 г.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (с измен. и доп. от 7 февраля 2017 г. № 12-ФЗ) \ Собрание законодательства Российской Федерации от 5 декабря 1994 г. № 32 ст. 3301
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с измен. и доп. от 7 марта 2017 г. № 33-ФЗ).
  4. Конвенция о защите прав человека и основных свобод // СЗ РФ. -1998. № 20.
  5. Конституция Российской федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993). М.,2017 (с измен. и доп. от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ)
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г. N 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Андреева И. А. Возмещение вреда государством как конституционно — правовой институт: Дисс. канд. Юрид. Наук. М., 2010.
  8. Вандышев В. В. Уголовный процесс общая и особенная часть / Учебник для юридических вузов и факультетов // Межрегиональный институт экономики и права. 2015.
  9. Гуляев А. П. Возмещение вреда: межотраслевой аспект и актуальные проблемы // Российская юстиция. 2012. № 5.
  10. Макарова О. В. Правовое регулирование института реабилитации в российском уголовном процессе // Журнал российского права. 2014. № 5.
  11. Статья: Институт реабилитации (Рохлин В., Миронов М.) («Законность», 2007, N 5)
  12. Татьянин Д. В. Реабилитация в уголовном процессе России (понятие, виды, основания, процессуальный порядок): Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ижевск, 2005.
голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector