0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Право на реабилитацию по уголовному делу

Статья 133. Основания возникновения права на реабилитацию

1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4-6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

2.1. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1-4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, за исключением случаев вынесения судом постановления, предусмотренного пунктом 1 части третьей статьи 125.1 настоящего Кодекса.

5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к Ст. 133 УПК РФ

2. Понятие реабилитации в уголовном процессе связывается с двумя основополагающими категориями — невиновностью и справедливостью, т.е. с такими случаями, когда уголовному преследованию, будучи невиновным, подвергается тот, кто преступления не совершал, а это значит, что все лишения, связанные с уголовным преследованием, он претерпел зря, несправедливо; воздаяние последовало при отсутствии деяния. Между тем в теории и практике уголовного судопроизводства сложилось двоякое определение понятия реабилитации. Иногда оно трактуется как сам факт признания невиновным гражданина, подвергавшегося уголовному преследованию; в других случаях в содержание данного понятия включаются также и правовые последствия признания невиновным, а именно: возмещение безвинно пострадавшему причиненного вреда, восстановление его в прежних правах, возвращение имущества, званий и наград. Такую двойственность допускает и действующий УПК. Так, из содержания части первой комментируемой статьи явствует, что право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, а в части первой статьи 135 УПК говорится о возмещении имущественного вреда реабилитированному, т.е. тому, кто уже признан невиновным, но еще не получил от государства компенсации за свои незаслуженные страдания.

3. Важнейшей особенностью правового института, о котором ведется речь, является субъектный состав правоотношений, которые складываются на его основе. Вред, причиненный невиновному гражданину вследствие его уголовного преследования, возмещается не должностными лицами (дознавателем, следователем, прокурором, судьей), в причинной связи с действиями которых этот вред образовался, и не органами государства, на службе в которых названные должностные лица состоят, а государством, причем независимо от вины должностных лиц и от того, в каком звене правоохранительной системы произошел сбой, где, на каком этапе движения уголовного дела допущенная ошибка усугублена, кто и в какой мере причастен к этой ошибке или злоупотреблению, повлекшему уголовное преследование невиновного и связанные с этим лишения. В такой юридической конструкции заложен глубокий философский, политический и нравственный смысл. Свою судьбу в сфере обеспечения правопорядка и отправления правосудия гражданин вверяет не N-скому отделу внутренних дел, не N-ской прокуратуре и не N-скому суду, а государству, которому принадлежит прерогатива (исключительное право) уголовного преследования. Поэтому восстановительно-компенсационные правоотношения, возникающие из причинения вреда уголовным преследованием невиновного, имеют субъектный состав «государство — гражданин». Ни «запирательство» обвиняемого на допросах, т.е. умолчание о таких фактах, которые, будь они своевременно сообщены следователю, исключили бы уголовное преследование и, следовательно, причинение ему вреда, ни пассивность стороны защиты в осуществлении своей процессуальной функции, ни даже самооговор и попытка обвиняемого скрыться от следствия и суда и (или) помешать производству по уголовному делу — словом, никакая так называемая процессуальная вина не признается обстоятельством, исключающим право на реабилитацию и возмещение вреда, иначе говоря, не снимает с государства ответственности за судебную или следственную ошибку ни при каких обстоятельствах.

4. Сформулированные в части второй комментируемой статьи законоположения об основаниях и условиях реабилитации относятся к числу самых спорных и запутанных. Они резко контрастируют и с теоретическими воззрениями, и с накопленным опытом применения института реабилитации в прошлом, и с внутренним смыслом реабилитации как правоотношения, органически связанного с двумя основополагающими категориями — невиновности и справедливости. Государство является должником только по отношению к тому из своих граждан, кто от уголовного преследования пострадал, будучи невиновным в совершении преступления, иначе говоря, пострадал ни за что, зазря, понапрасну, когда воздаяние последовало при отсутствии виновно совершенного деяния. Данное обстоятельство удостоверяется оправданием по суду или же прекращением уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, тождественным основаниям оправдательного приговора, каковыми являются: неустановление события преступления (что равнозначно отсутствию события), непричастность лица к совершению преступления, отсутствие состава преступления и вынесение присяжными оправдательного вердикта (часть первая статьи 302 УПК). Все остальные законные основания прекращения уголовного преследования объективно относятся к нереабилитирующим, не порождающим восстановительно-компенсационных обязательств государства по отношению к лицу, освобожденному от уголовной ответственности. Ни прекращение уголовного дела (например, об изнасиловании) вследствие отсутствия обязательного заявления потерпевшего, ни прекращение уголовного дела в связи с отказом соответствующего органа в согласии на уголовное преследование представителя отдельной категории лиц (например, власть имущих), ни даже прекращение уголовного дела, ошибочно возбужденного второй раз по одному и тому же преступлению, не означает официального признания невиновным и не имеет отношения к реабилитации.

5. Согласно части четвертой комментируемой статьи правило о реабилитации не распространяется на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния. Однако из сопоставительного анализа пункта 3 части второй этой же статьи и пункта 2 части первой статьи 27 УПК, к которому она отсылает, явствует, что истечение сроков давности и смерть подозреваемого и обвиняемого также порождают право на реабилитацию. Налицо очевидное противоречие с труднопредсказуемыми практическими последствиями, хотя очевидно, что категории невиновности, справедливости и реабилитации и здесь ни при чем.

6. Согласно части третьей комментируемой статьи право на возмещение вреда в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, имеет также любое лицо, незаконно подвергавшееся мерам процессуального принуждения. Это законоположение порождает новое недоумение и новые вопросы без ответов. Получается, что на основании УПК возмещения убытков может требовать и тот, чье имущество повреждено при обыске, произведенном с нарушением процедуры следственного действия, а денежной компенсации на основании норм УПК вправе требовать тот, кто унижен при производстве освидетельствования, и т.д. и т.п., хотя эти следственные действия вообще не были связаны с уголовным преследованием данных лиц, а производились в целях собирания доказательств, и категории невиновности и реабилитации к этим случаям вообще не имеют никакого отношения. Кроме того, что это положение очевидно неправильно, оно еще и окончательно затуманивает смысл сформулированного в завершающей пятой части все той же статьи 133 УПК правила, согласно которому «в иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства», потому что таких случаев практически не остается.

Читать еще:  Прекращение уголовных правоотношений

7. Часть четвертая комментируемой статьи об основаниях права на реабилитацию находится в неразрешенном противоречии с частью третьей статьи 27 УПК об основаниях прекращения уголовного преследования (см. комментарий к ней). В обеих нормах речь идет о следующих случаях: а) когда предусмотренное уголовным законом деяние совершено лицом, не достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность; б) когда такое деяние совершено несовершеннолетним, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом. Часть третья статьи 27 УПК предписывает при наличии любого из этих обстоятельств уголовное преследование прекратить за отсутствием состава преступления, т.е. реабилитировать подозреваемого, обвиняемого (судебное разбирательство в аналогичных случаях завершается оправдательным приговором), а часть четвертая комментируемой статьи решительно отказывает таким лицам в реабилитации.

8. По смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, нормы комментируемой статьи предоставляют возможность возмещения вреда только тем, кто, будучи невиновным, уголовному преследованию подвергался по делам публичного и частно-публичного обвинения, предполагающим наличие досудебных стадий, в которых органы расследования осуществляют свои обязанности по раскрытию преступлений и изобличению виновного, где порой ошибаются в своем подозрении и обвинении и применении мер уголовно-процессуального принуждения в отношении обвиняемого, подозреваемого. Эти нормы неприменимы по уголовным делам частного обвинения, в связи с чем Конституционным Судом РФ признаны не соответствующими Конституции РФ (см.: Постановление от 17 октября 2011 г. N 22-П // Российская газета. 2011. 26 окт.), и действие комментируемой статьи распространено на дела данной категории. Сказанное означает, например, что на возмещение за государственный счет имеет гражданин, который:

— понес расходы на оплату юридической помощи по уголовному делу частного обвинения, в итоге прекращенному на основании пункта 5 части первой статьи 24 УПК, т.е. за отсутствием заявления потерпевшего (см. описательную часть упомянутого Постановления КС РФ) ;
———————————
С теоретической точки зрения прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по данному основанию не является реабилитирующим; оно не означает юридической констатации невиновности.

— претерпел моральный вред вследствие обвинения в преступлении по уголовному делу частного обвинения, производство по которому завершилось оправдательным приговором суда апелляционной инстанции (см. там же).

Уголовная реабилитация: когда государство признает свою вину

К сожалению, в ходе уголовного судопроизводства нередко допускаются ошибки, из-за которых может пострадать непричастный к совершенному преступлению субъект; подобные ошибки могут быть допущены как дознавателями, следователями, так и судами. Если такое произошло, привлечённые по ошибке к уголовной ответственности лица в силу ст.53 Конституции РФ вправе рассчитывать на возмещение вреда, возникшего из-за противозаконных действий (бездействия) органов госвласти или должностных лиц, то есть на реабилитацию.

Основные положения, касающиеся уголовной реабилитации, прописаны в главе 18 УПК РФ. Так, согласно ст.133 УПК РФ правом на реабилитацию в уголовном процессе обладают физлица, в отношении которых:

  • был провозглашен оправдательный приговор (исключая уголовные дела частного обвинения);
  • преследование завершилось из-за отказа гособвинителя от обвинения;
  • преследование завершилось из-за отсутствия события или состава преступного деяния, отсутствия заявления пострадавшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, а также в некоторых других установленных законом случаях;
  • вступивший в законную силу обвинительный приговор отменен, в том числе частично, а уголовное дело было прекращено в виду непричастности осуждённого к совершению преступления либо по иным установленным законом основаниям;
  • при отмене незаконного или необоснованного постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера.

Также правом на реабилитацию обладают иные физлица, в отношении которых нелегально практиковались меры процессуального принуждения (например, имели место незаконные задержания, привод, заключения под стражу и т.п.). Достаточно часто требуется помощь по экономическим преступлениям субъектам, выступающим, например, в роли свидетелей.

«На реабилитацию не могут рассчитывать физлица, избежавшие наказания ввиду амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста уголовной ответственности невозможности осознавать характер содеянного и руководить своими действиями в силу отставания в психическом развитии, принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния».

Реабилитация в уголовном процессе: что она включает

Гражданин, ставший жертвой ошибки органов предварительного расследования или правосудия, вправе рассчитывать на:

  1. Возмещение имущественного вреда. Субъект может взыскать с государства, например, неполученные доходы, расходы на услуги защитника, судебные штрафы, стоимость уничтоженного имущества и т.д. Следовательно, в каждом случае сумма может быть разной.
  2. Компенсацию морального вреда. При выяснении величины компенсации следует принимать к сведению длительность процесса, вид санкции, а также иные важные моменты. Помимо денег, гражданину должен принести извинения работник прокуратуры от имени России. Если информация об уголовном деле освещалась в СМИ, то в том же издании должна быть помещена заметка о реабилитации.
  3. Восстановление в трудовых, имущественных, пенсионных и прочих правомочиях. Например, незаконно привлечённый к уголовной ответственности подлежит восстановлению в прежней должности по прежнему месту работы, ему возвращают ранее изъятое имущество, восстанавливается звание и т.д.

«Ряд спорных вопросов применения реабилитации в уголовном судопроизводстве решаются судами в соответствие с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»

Если гражданин хочет взыскать имущественный вред, ему следует обратиться с соответствующим требованием в суд, который принял решение о прекращении уголовного дела (преследования), либо в суд по собственному месту проживания, либо месту расположения органа, постановившего прекратить уголовное дело или преследование, принявшего решение о незаконном применении меры процессуального принуждения. На это отводится 3 года, которые начинают исчисляться с момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав. Не позже 30 суток судья решает вопрос о производстве выплат.

Важно!

«Право требования возмещения имущественного вреда принадлежит не только несправедливо обвиненному, но и его близким родственникам в случае смерти последнего. А вот компенсацию за моральный вред родственники просить не вправе, поскольку данное право неотделимо от личности субъекта».

Взыскание морального вреда происходит путем подачи иска, который предъявляется по месту расположения ответчика или месту проживания физлица.

Возможные проблемы

Право на реабилитацию в уголовном судопроизводстве существует, но на практике возникают проблемы с его реализацией. Приведем две основные.

  1. Существенное занижение размера имущественного или морального вреда. Суды, идя на поводу у ответчиков – представителей Минфина – снижают размер компенсации, руководствуясь принципом «разумности и обоснованности».
  2. Незаконный или необоснованный отказ в праве на реабилитацию. Для стороны обвинения (следствия, дознания, прокуратуры и суда) реабилитация – явление крайне нежелательное, поскольку свидетельствует о незаконном уголовном преследовании и указывает на некомпетентность, халатность и несоблюдение законодательства лицами, ранее это преследование осуществлявшими. Кроме того, получая зарплату из государственного бюджета, допустившие нарушения сотрудники делают все возможное, чтобы исключить расходование средств на реабилитацию из этого же бюджета. Поэтому соответствующие должностные лица всячески препятствуют признанию права на реабилитацию.

Решить эти две проблемы вполне может опытный уголовный адвокат, который не только подготовит необходимые документы для суда, но и представит интересы своего доверителя в процессе. Специалист добьется выплаты всех положенных компенсаций в полном объеме, даже если для этого придется обращаться в вышестоящие инстанции.

Кроме того, адвокат поможет восстановить срок исковой давности, если он был упущен реабилитированным субъектом.

Приведем пример, когда гражданин смог добиться справедливости в Верховном Суде РФ.

Алексей Золотарев, незаслуженно помещенный в СИЗО на 3 года и 2 месяца, потребовал возмещения морального вреда. Органы правосудия первых двух инстанций реабилитированному присудили лишь 150 тысяч рублей. В Верховном Суде РФ Золотарев добился присуждения компенсации в размере более 2,3 миллионов рублей – по 2 тысячи рублей за каждый день.

Отсюда следует, что гражданину, имеющему право на реабилитацию, ни в коем случае нельзя опускать руки. Заручитесь поддержкой адвоката, и шансы на получение справедливой компенсации резко возрастут.

На реабилитацию в уголовном судопроизводстве

Реабилитация — это порядок восстановления прав, свобод и законных интересов лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5 УПК). Реабилитированный — лицо, имеющее в соответствии с уголовно-процессуальным законом право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием (п. 35 ст. 5 УПК) . Право на реабилитацию — право гражданина России и иного лица на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах (ст. 133 УПК).

Читать еще:  Подследственность мирового суда

В данном случае речь в большей мере идет не о реабилитированном, а о реабилитируемом лице, поскольку реабилитированный — это лицо, реализовавшее свое право на реабилитацию.

Право на реабилитацию возникает при наличии оснований — обстоятельств, юридических фактов.

Основания возникновения права на реабилитацию — обстоятельства, свидетельствующие о наличии следственной или судебной ошибки и указывающие на необходимость возмещения имущественного ущерба, устранения последствий и компенсации морального вреда и восстановления иных прав, свобод и законных интересов гражданина.

Представляется, что эти основания можно разделить на материальные и процессуальные.

Материальными основаниями являются следственные и судебные ошибки в виде незаконного или необоснованного:

1) уголовного преследования гражданина;

2) осуждения подсудимого;

3) применения к лицу любой меры уголовно-процессуального принуждения;

4) применения к гражданину принудительной меры медицинского характера.

Процессуальные основания — юридические документы уголовного дела, в которых изложены рассмотренные выше материальные основания.

Этими документами являются:

1) оправдательный приговор;

2) постановление (определение) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в случаях, указанных в процессуальном законе;

3) определение (постановление) об отмене постановления суда о применении к лицу принудительных мер медицинского характера;

4) решение о признании незаконным или необоснованным применения разнообразных мер процессуального принуждения.

В отношении последнего основания уместно сделать два замечания. Во-первых, думается, что это основание носит открытый характер, поскольку процессуальное принуждение не ограничивается только мерами, указанными в разд. IV УПК. В частности, значительная часть следственных действий предполагает возможность применения принуждения. Во-вторых, это основание окончательно разрешило дискуссионный вопрос о том, является ли основанием для реабилитации незаконное (необоснованное) задержание лица в качестве подозреваемого .

Этот вопрос был положительно решен Конституционным Судом РФ (Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 440-О «По жалобе гражданки Аликиной Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2004. N 7. Ст. 596).

Уголовно-процессуальный закон обошел молчанием вопрос о материальных основаниях права участников уголовного судопроизводства на реабилитацию и перечислил лишь его участников (ст. 133 УПК). К ним относятся в случаях, указанных в законе, подсудимый, оправданный, осужденный, подозреваемый, обвиняемый, лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера. Перечень этих лиц носит также открытый характер (ч. 3 ст. 133 УПК).

Существование рассмотренных оснований влечет за собой привилегированный процессуальный порядок обращения граждан с требованием о возмещении материального ущерба, об устранении последствий или о компенсации морального вреда, рассмотрении и разрешении заявленных требований по восстановлению трудовых и иных прав.

Наличие перечисленных оснований права на реабилитацию обусловливает возмещение имущественного ущерба и устранение последствий или компенсации морального вреда при наличии определенных условий.

Среди них необходимо особо выделить следующие условия:

1) ущерб в сфере уголовного судопроизводства подлежит возмещению при условии, если он обусловлен только незаконными уголовно-процессуальными действиями и решениями. При причинении вреда законными действиями государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс, возмещение его допускается только в случаях, указанных в Гражданском кодексе РФ, и по общим правилам гражданского судопроизводства, т.е. в порядке искового производства (ст. 1064, 1069 ГК);

2) перечень незаконных действий, влекущих возмещение ущерба гражданину в рамках гл. 18 УПК, носит исчерпывающий (закрытый) характер с учетом расширительного толкования мер уголовно-процессуального принуждения. Ущерб, возникший в результате иной незаконной деятельности в сфере уголовного судопроизводства, подлежит возмещению лишь по общим правилам гражданского судопроизводства (ст. 1069 ГК). При этом следует иметь в виду, что в этом случае вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (ч. 2 ст. 1070 ГК);

3) ущерб незаконными действиями в сфере уголовного процесса может быть причинен как гражданину — физическому лицу, так и юридическому лицу. Правда, при этом нужно иметь в виду, что юридическое лицо не подвергается уголовному преследованию, поскольку уголовный закон не предусматривает его ответственность;

4) ущерб гражданину или юридическому лицу обязательно должен быть следствием незаконных действий только дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора и суда, перечень которых содержит действующий уголовно-процессуальный закон;

5) незаконные действия перечисленных органов и должностных лиц должны быть совершены только в рамках уголовно-процессуальной деятельности и правоотношений. Это условие имеет важное значение в силу того, что некоторые органы дознания выполняют одновременно как уголовно-процессуальные, так и оперативно-розыскные функции. Если ущерб причинен оперативно-розыскными мероприятиями, то он возмещается по общим правилам гражданского судопроизводства. При этом в случаях, указанных в ст. 16 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», ущерб не подлежит возмещению. Эти случаи сформулированы в Законе следующим образом.

При защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, безопасности общества и государства от преступных посягательств допускается вынужденное причинение вреда охраняемым интересам должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лицом, оказывающим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанными лицами своего служебного или общественного долга;

6) незаконность уголовно-процессуальных действий и решений, влекущих возмещение ущерба гражданину, должна быть установлена вступившим в законную силу приговором или иным решением по основаниям, указанным в уголовно-процессуальном законе.

При одновременном наличии перечисленных оснований и условий применяется «привилегированная» правовая процедура заявления требований о возмещении материального ущерба и устранения последствий или компенсации морального вреда, рассмотрения и разрешения этих требований.

Согласно ст. 133 УПК РФ правом на реабилитацию, в том числе на возмещение материального ущерба и устранение последствий морального вреда, связанного с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, обладают:

1) подсудимый, в отношении которого судом вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от предъявленного обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и 4 — 6 ч. 1 ст. 27 УПК;

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной принудительной меры;

6) любое лицо, незаконно подвергнутое мерам уголовно-процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

При определении понятия любых лиц нужно ориентироваться не только на перечисленные в законе меры процессуального принуждения, но и на принудительные следственные действия, которые проводились в отношении граждан, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми по уголовному делу. К ним, в частности относятся:

а) обыск (ст. 182 УПК);

б) выемка (ст. 183 УПК);

в) освидетельствование (ст. 179 УПК) и некоторые другие.

Правила ст. 133 УПК не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду:

1) издания акта об амнистии (ст. 84 УК);

2) истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК);

3) недостижения лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ст. 20 УК);

4) несовершеннолетия лица, которое хотя и достигло возраста наступления уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом (ст. 20 УК);

5) принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния (ст. 10 УК).

Данное исключение обусловлено тем, что перечисленные обстоятельства не являются реабилитирующими.

Такой вывод авторов учебника и соответствующие положения процессуального закона были подвергнуты сомнению некоторыми лицами, в отношении которых уголовное дело было прекращено за истечением срока давности. Эти граждане обратились в Конституционный Суд РФ. Однако Конституционный Суд РФ своим определением отказал в принятии их заявлений в связи с тем, что прекращение уголовного дела по этому основанию:

1) не свидетельствует о незаконности прекращения уголовного дела;

Читать еще:  Прекращение за примирением сторон

2) означает не исправление ошибки или нарушения закона, а отказ от дальнейшего доказывания виновности лица, поскольку основания для осуществления уголовного преследования остаются;

3) позволяет заявителям требовать продолжения уголовного процесса в обычном порядке (ст. 27 УПК) .

См.: Закатнова А. Без срока давности. Конституционный Суд подтвердил порядок реабилитации // Российская газета. 2007. 11 янв.

Закон установил, что вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора или суда. В соответствии со ст. 1082 ГК возмещение вреда в полном объеме предполагает обязанность возместить вред в натуре (возвращение имущества такого же рода, качества и стоимости) или полностью возместить причиненные убытки.

Убытки — выраженный в денежном исчислении (размере) ущерб, причиненный пострадавшему. Эти убытки включают в себя:

1) расходы, потраченные кредитором;

2) утрату или повреждение имущества (реальный вред);

3) упущенную выгоду — доходы, которые могли бы быть получены пострадавшим, если бы не совершение должником противоправных действий (ст. 15 ГК).

В иных случаях вопросы, связанные с возмещением имущественного вреда, в том числе и с компенсацией морального вреда в денежном выражении, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Сдача сессии и защита диплома — страшная бессонница, которая потом кажется страшным сном. 9012 — | 7283 — или читать все.

95.47.253.202 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Статья 133 УПК РФ. Основания возникновения права на реабилитацию

1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 — 6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

2.1. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1 — 4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, за исключением случаев вынесения судом постановления, предусмотренного пунктом 1 части третьей статьи 125.1 настоящего Кодекса.

5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарии к ст. 133 УПК РФ

1. Понятие реабилитации приведено в п. 34 ч. 1 ст. 5 УПК.

2. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. Причем вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (ст. 1070 ГК).

3. Возложение материальной ответственности в связи с незаконным привлечением лица к уголовной ответственности на орган местного самоуправления противоречит закону .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 1997 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 8.

4. Причиненный гражданину в результате уголовного преследования вред подлежит возмещению в полном объеме и в тех случаях, когда он причинен начальником подразделения дознания, следователем-криминалистом, руководителем следственной группы (группы дознавателей) или следственной группой (группой дознавателей) в целом, руководителем следственного органа или судьей, также независимо от вины последних.

5. Своевременно не выплаченные гражданину взысканные денежные суммы согласно ст. 208 ГПК РФ подлежат индексации .

См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2009 года // Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 3 июня 2009 г.

6. В соответствии с положениями ст. ст. 1070, 1100 Гражданского кодекса РФ возмещению подлежит также и моральный вред.

7. Моральный вред, причиненный гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, подлежит возмещению независимо от вины причинителя вреда (ст. 1100 ГК).

8. Правом на возмещение вреда обладают все лица, перечисленные в ч. ч. 2 и 3 коммент. ст. Единственное требование — вред должен быть связан с уголовным преследованием. Не обязательно, чтобы указанный вред был причинен после заключения лица под стражу, предъявления ему обвинения и т.п. В правоохранительных органах сложилась практика принуждения подчиненных сотрудников «увольняться по собственному желанию» в связи с решением вопроса о привлечении их в качестве обвиняемых. Такое увольнение обычно осуществляется еще до того, как указанный сотрудник стал обладать статусом подозреваемого или обвиняемого. После реабилитации такой сотрудник имеет право на восстановление в должности и на полное возмещение причиненного ему увольнением вреда.

9. Понятие «меры процессуального принуждения», использованное в коммент. ст., подлежит расширительному толкованию и не ограничивается лишь теми действиями, которые перечислены в разделе 4 УПК. Мерой процессуального принуждения является процессуальное, в том числе следственное, действие, которое сопровождалось осуществляемым не по воле лица ограничением его прав, свобод или интересов (принуждением).

10. Правила коммент. ст. не распространяются на случаи, когда постановленный обвинительный приговор отменен или изменен ввиду недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Между тем за осужденным остается право обжалования решения об отмене или изменении обвинительного приговора в части оснований отмены или изменения приговора. В случае, когда лицо, совершившее общественно опасное деяние, не достигло возраста, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности, отсутствует обязательный признак состава преступления — нет субъекта преступления. Это означает, что в приведенной ситуации осужденный может ходатайствовать об отмене или изменении обвинительного приговора (с прекращением уголовного дела или прекращением дела в части) по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, без указания на недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Тем более что действующим УПК такого основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования) не предусмотрено.

11. Термин «недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность» нельзя понимать буквально. Несомненно, здесь речь идет о возрасте, с момента наступления которого возможно привлечение лица к уголовной ответственности.

12. См. также содержание и комментарий к ст. ст. 24, 27, 135, 136 УПК.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector