0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Проблемы конфискации имущества в уголовном праве

2.3 Проблемы применения конфискации имущества в уголовном праве.

Уголовное наказание в виде конфискации имущества представляет собой вид имущественного правового ограничения, заключающийся в лишении виновного права собственности на принадлежащее ему имущество и выражающий отрицательную уголовно-правовую оценку деяния виновного. Таким образом, конфискация имущества является карой, выражающейся в отчуждении или ограничении имущественных прав осужденного и применяемой для лишения его определенных материальных благ. Исходя из того, что конфискация имущества является достаточно строгим наказанием, которое затрагивает не только осужденного, но и членов его семьи, это стало одним из аргументов сторонников исключения из УК РФ ст. 52.

Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЭ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма,, и Федерального закона «О противодействии терроризму,,» новая глава 151 «Конфискация имущества» была включена в раздел VI «Иные меры уголовно-правового характера» Уголовного кодекса Российской Федерации. Возвращение нормы о конфискации имущества в Уголовный кодекс вызвало широкий отклик и среди ученых, и среди практиков. При этом обсуждался в основном один вопрос — о правовой природе конфискации. По сравнению с ранее имевшим место наказанием в виде конфискации имущества рассматриваемая уголовно-правовая мера имеет некоторые недоработки, которые, с нашей точки зрения, отрицательно влияют на практику ее применения.

Это выражается в следующем. Уже из названия Федерального закона, дополнившего содержание Уголовного кодекса РФ этой нормой, вытекает, что основным целевым назначением конфискации имущества является усиление уголовно-правового противодействия терроризму, и, следовательно, она в первую очередь направлена на подрыв материального и финансового обеспечения террористической деятельности, что является, конечно, верным.

В настоящее время конфискация имущества может быть направлена не на все имущество осужденного (Приложение 1), как это было ранее, а только на то, которое имело непосредственную связь с преступлением. При этом Уголовный кодекс РФ устанавливает несколько критериев для определения имущества, на которое может быть обращена конфискация. Прежде всего это имущество, полученное в результате совершения преступления. 24

Представляется, что надо обратить внимание на некоторые обстоятельства. Во-первых, не очень ясен критерий, которым руководствовался законодатель, определяя перечень преступлений, в результате совершения которых виновный может приобрести преступным путем имущество, которое может быть конфисковано. Согласно закону может быть конфисковано имущество, полученное в результате умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, при наличии обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 126 УК РФ, но не может быть конфисковано имущество, полученное в результате совершения того же преступления, при наличии особо квалифицирующих обстоятельств, предусмотренных ч. 3 указанной статьи УК РФ (например, таких как совершение преступления организованной группой). Вызывает недоумение соотношение категорий преступлений, за которые может быть применена конфискация имущества. Так, за совершение преступлений небольшой тяжести конфискация имущества предусмотрена в 17,4 % от общего числа преступлений, за которые возможно применение данной меры. За совершение преступлений средней тяжести – 31,5 %, тяжких – 43, особо тяжких – 41,8 %. Таким образом, конфискация может быть применена в отношении имущества лиц, совершивших менее опасное преступление, но не всегда может быть применена к лицам, совершившим более опасное преступление.

Другой важной особенностью является необязательность применения конфискации имущества. Закон прямо не предусматривает обязанность суда назначать конфискацию за совершение преступлений, указанных в ст. 104.1 УК РФ. С одной стороны, такое решение вопроса о применении рассматриваемой меры уголовно-правового характера можно объяснить тем, что имущество приобретается далеко не во всех случаях совершения преступлений, указанных в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, а с другой — суд формально не обязан применять конфискацию имущества и в тех случаях, когда таковое приобретается в результате совершения этих преступлений. Другими словами, конфискация имущества в действующей редакции носит скорее рекомендательный характер, а это, на наш взгляд, не может соответствовать цели законодателя, дополнившего УК РФ соответствующей главой.

Конфискация имущества распространяется на имущество, полученное в результате совершения преступления (п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ) 25 , и имущество, являющееся орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления, принадлежащее обвиняемому (п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ) (Приложение 2). 26 Данные виды имущества могут быть конфискованы на основании ст. 104.1 УК РФ, но эти же виды имущества в соответствии со ст. 81 УПК РФ являются вещественными доказательствами: предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления. В соответствии с этой же статьей УПК РФ орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются; деньги, ценности и иное имущество, указанные в пп. «а»-«в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных п. 4 ст. 81 УПК РФ. Таким образом, в настоящее время существует определенная конкуренция норм УК РФ и УПК РФ, регламентирующих вопрос о назначении конфискации имущества.

Читать еще:  Порча имущества статья 168 ук

Конфискация имущества направлена на ущемление прав осужденного на имущество и является в том числе психологическим фактором, имеющим как обще-, так и специально-превентивное воздействие.

Конфискация имущества как вид имущественного наказания имеет ряд отраслевых признаков, присущих этой группе. Наиболее близок к конфискации имущества по своей правовой природе штраф.

Различие состоит в том, что штраф имеет установленные законом пределы, а конфискация имущества не имеет четко установленных границ, ее объем определяется величиной имущества осужденного. И поскольку закон требует, чтобы при назначении штрафа учитывалось имущественное положение виновного, он никогда не может достигнуть размеров стоимости всего имущества, принадлежащего осужденному, что могло иметь место только при назначении наказания в виде полной конфискации имущества.

Кроме того, штраф имеет максимально допустимый предел, конфискация имущества (при необходимости) может во много раз превосходить эту сумму, что в сложившейся в стране экономической ситуации, по нашему мнению, является более справедливым.

Штраф — менее строгое уголовное наказание, чем конфискация имущества. Еще одно формально-правовое отличие заключается в том, что конфискация имущества представляет собой только дополнительное наказание, а штраф может быть как дополнительным, так и основным видом наказания.

В Большой юридической энциклопедии конфискация определяется как принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, принадлежащего гражданину, в качестве санкции за правонарушение (преступление, административный проступок и т. д.) 27 . Утратившая силу ст. 52 УК РФ конкретизировала такое определение, подразумевая под понятием конфискации имущества принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного.

Итак, конфискация имущества как вид уголовного наказания обладает рядом отличительных признаков: а) принудительностью; б) безвозмездностью изъятия; в) обращением в собственность государства; г) имущество должно быть собственностью осужденного.

Принудительность означает, что переход права собственности от осужденного к государству произошел только по императивной уголовно- правовой норме и без учета мнения осужденного (Приложение 3).

Обращение в собственность государства подразумевает, что конфискованное имущество в полном объеме становится собственностью государства; оно не подлежит возврату или передаче третьим лицам.

Безвозмездность означает отсутствие какого-либо эквивалентного возмещения взамен конфискованного имущества. Этим конфискация отличается от реквизиции.

По нашему мнению, этот перечень следовало бы дополнить указанием, что имущество должно быть личной, неделимой собственностью осужденного. Это обусловливается необходимостью индивидуализации наказания, так как в противном случае такое наказание будет затрагивать не только имущественные интересы осужденного, но также и членов его семьи или совладельцев.

Конфискация имущества осуществляется путем изъятия, а не отчуждения (как в гражданском праве), так как инициатором этого процесса является государство, а при отчуждении активной стороной выступает собственник отчуждаемого имущества.

Конфискация имущества — весьма строгое наказание, представляющее собой крайнюю имущественную ответственность осужденного. Учитывая тяжесть рассматриваемого вида наказания, целесообразно установить для ее применения ряд обязательных ограничений: конфискация имущества может быть применена только в случаях, предусмотренных санкциями статей Особенной части УК РФ; она применяется только за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных и корыстно-насильственных побуждений; конфискации подлежит исключительно личная, неделимая собственность осужденного, она не может обращаться на долю в общей собственности, так как это неизбежно затрагивает имущественные интересы третьих лиц; не подлежит конфискации также имущество, необходимое для осужденного и лиц, находящихся на его иждивении.

Конфискация имущества следует назначать лишь за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, с корыстным мотивом, что подразумевает повышенную общественную опасность лиц, их совершивших.

Применение конфискации имущества за совершение преступлений небольшой и средней тяжести, по нашему мнению, является слишком строгим наказанием. Хотя в некоторых случаях конфискация имущества за совершение отдельных преступлений средней тяжести могла бы быть оправдана (например, при многократном совершении из корыстных побуждений преступления, относящегося к категории средней тяжести).

Читать еще:  Проведение собраний собственников многоквартирного дома

Как вид уголовного наказания конфискация имущества может применяться и в тех случаях, когда преследуется цель изъятия имущества (денег, ценностей и др.), полученного преступным путем, но незаконное происхождение которых не смогли доказать в ходе расследования, и если виновный не доказал правомерный характер происхождения своего имущества. Данная мера могла бы быть особенно эффективной в борьбе с коррупционными преступлениями, когда фактически имеющееся имущество во много раз превышает средний доход виновного и членов его семьи.

По своему функциональному назначению конфискация имущества, с одной стороны, представляет собой вид дополнительного наказания, применение которого соответствует принципу вины; с другой — преследует независимую от вины цель лишения лица, совершившего преступное деяние, имущества, нажитого преступным путем, но преступное происхождение которого не доказано, а также лишения средств, которые могут быть в дальнейшем использованы для занятия преступной деятельностью. Наиболее целесообразно применение указанной меры было бы по отношению к лицам, совершившим преступления, связанные с терроризмом, наркотическими средствами и психотропными веществами, бандитизмом, организацией преступного сообщества, получением взятки, налоговыми преступлениями, а также ко всем видам хищения. Конечно, эту функцию должна выполнять уголовно-процессуальная норма, предусматривающая специальную конфискацию (ст. 81 УПК РФ), но в данном положении содержится указание на необходимость доказывания того факта, что то или иное конкретное имущество получено путем преступления или является доходом от него.

По мнению ряда авторов, конфискация имущества как вид наказания имеет огромный предупредительный потенциал. Например, И.А. Кириллов 28 отмечает, что главный смысл общей конфискации имущества как наказания состоит в осознании преступником бессмысленности своей преступной деятельности. И развивая свою мысль, он пишет, что данное наказание должно не просто восприниматься как факт безвозмездного изъятия имущества, а способствовать изменению к лучшему интересов человека — как осмысленных материальных потребностей. С этим утверждением следует согласиться, ибо осознание лицом, вознамерившимся совершить корыстное преступление, бессмысленного характера своих действий, лишает такое преступление цели, ради которой оно совершалось.

Как известно, доходы от некоторых видов преступных деятельности могут исчисляться многими миллионами рублей. Наказание в виде штрафа не может являться для таких преступников сдерживающим фактором, так как его максимальный размер составляет лишь один миллион рублей, а лишение свободы многие преступники из корыстных побуждений воспринимают как часть своей работы. Они осознают, что даже если их вина будет доказана, проведя несколько лет в местах лишения свободы, они сохранят незаконно приобретенные капиталы и освободившись смогут распоряжаться им по своему усмотрению, потому что закон априори рассматривает их законными владельцами. 29

VI Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2014

ПРОБЛЕМЫ КОНФИСКАЦИИ ИМУЩЕСТВА КАК МЕРЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ХАРАКТЕРА

ФЗ РФ от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ восстановил в уголовном законодательстве конфискацию имущества в виде «иной меры» уголовно-правового характера (глава VI УК РФ). Как известно, исключение в конце 2003 г. конфискации чужого имущества из системы наказаний вызвало настоящую полемику в литературе, причем большинством авторов говорилось о необдуманности, вредности и даже противозаконности такого шага [1].

Данная критика была небезосновательной, т.к. в силу многих документов международного права, конфискация имущества должна быть определена в национальном уголовном законодательстве как наказание или мера уголовно-правового воздействия за целый ряд конвенционных преступлений (акты террористического характера, легализация преступных доходов и т.д.) Поэтому формально восстановление конфискации имущества явилось выполнением конституционного предписания о необходимости ликвидации противоречий между международным договором и внутренним законом на основе первого.

Согласно нововведению, конфискация имущества как «иная» мера уголовно-правового характера представляет собой принудительное безвозмездное обращение в собственность государства следующего имущества:

денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения строго оговоренных в ч. 1 ст. 104.1 УК преступлений и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

3) денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

4) орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, при­надлежащих обвиняемому.

Однако в последних публикациях высказано определенное опасение: конфис­кация имущества как принудительное безвозмездное обращение в собственность государства имущества, перечисленного в ст. 104.1 УК, применяется «по решению суда». Параллельно внесенные изменения в уголовно-процессуальное законодательство определили имущество, подлежащее конфискации, в качестве: обстоятельства, подлежащего доказыванию (ч. 1 ст. 73 УПК РФ); вещественного доказательства, подлежащего при определенных условиях обращению в пользу государства при постановлении приговора или вынесении судебного решения о прекращении уголовного дела (ст. 81 УПК). По словам А. Г. Кибальника, «самая удивительная» новелла (которая «наверняка вызовет серьезные дебаты ученых-процессуалистов») состоит в том, что «теперь возможно заочное судебное разбирательство по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях в «исключительных случаях» (ч.ч. 5—7 ст. 247, ч.ч. 3, 4 ст. 253 УПК РФ)» [2].

Читать еще:  Преступления против собственности ук рф

При этом вопрос о доказанности того, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества, должен быть разрешен судом при постановлении приговора (п. 10.1 ч. I ст. 299 УПК РФ). И вот тут, по мнению исследователей, возникает несогласованность норм УК и УПК по поводу того, каким именно судебным решением принимается вопрос о конфискации имущества? Решение о конфискации как мере уголовно-правового характера (в материальном смысле) до вынесения приговора вряд ли возможно, да и приговор может быть оправдатель­ным. Более того, лицо может быть освобождено от уголовной ответственности на досудебных стадиях в соответствии с примечаниями к статьям Особенной части УК (все те же ст.ст. 126, 205, 205.1, 206, 208, 210, 222, 275, 282.1, 282.2) – в этом случае имеет место процессуальная конфискация орудий, средств и предметов преступления, но никак не конфискация в материально-правовом смысле.

Поэтому мы разделяем позицию о том, что в тексте ст.ст. 104.1–104.3 УК должно наличествовать прямое указание на то, что данные меры применяются только по обвинительному приговору суда, вступившему в законную силу. В любом случае, появление вполне определенных «иных мер уголовно-правового характера» стало законодательным подтверждением доктринальной идеи о том, что под уголовной ответственностью следует понимать «все меры уголовно-правового воздействия, применяемые к лицу, совершившему преступление» [3].

В ст. 104.1 УК РФ определены виды имущества, подлежащие конфискации, при этом последняя возможна и в отношении переданного имущества, если приобретатель знал либо должен был знать о преступном происхождении имущества. Кроме этого в законе теперь предусмотрена возможность конфискации денежной суммы взамен имущества (ст. 104.2 УК РФ). В литературе подчеркивается, что наиболее удачным положением вновь введенной главы УК стала норма о необходимости первоначального решения вопроса о возмещении ущерба, причиненного законному владельцу. При этом особенно важно, что при отсутствии у виновного иного имущества, возмещение совершается приоритетно за счет имущества, подлежащего конфискации в пользу государства (ст. 104.1 УК РФ).

У специалистов в области уголовного права оправданное недоумение вызывает список преступлений, за совершение которых может быть применена конфискация имущества: «Понятно наличие в этом перечне некоторых посягательств против жизни и здоровья, личной свободы, авторских и смежных прав, преступлений в сфере экономической деятельности, террористических и государственных преступлений, ряда преступлений против общественной безопасности, здоровья населения и общественной нравственности, а также должностных преступлений и пр. Но не совсем ясно отсутствие возможности конфискации имущества и (что даже важнее) доходов, полученных в результате «изначально» корыстных преступлений против собственности (кроме хищения предметов, имеющих особую ценность — ст. 164 УК РФ) и не ставших ни предметом криминальной легализации, ни имуществом, возвращаемом потерпевшему» [4]. А ведь на «общеуголовные» хищения (ст.ст. 158–162 УК РФ) приходится более 50% всех официально регистрируемых в России преступлений.

Таким образом, новая регламентация конфискации имущества (глава 15.1 УК) при «общем позитиве» имеет ряд серьезных недостатков.

Литература:

Желудков М.А. Отмена конфискации имущества и принцип справедливости: проблемы соотношения // Закон и право. 2004. № 8. С. 42-43; Кузнецова Н. Мнения ученых о реформе УК (или Qui prodest?) // Уголовное право. 2004. № I. С. 26-27; Лунеев В.В. Конфискация имущества из УК РФ незаконно исключена: что дальше? // Государство и право. 2006. № 4. С. 5-10; Скобликов П. Конфискация имущества как наказание: доводы за и против // Уголовное право. 2004. № 2. С. 61—63; и др,

Кибальник А. Оценка «антитеррористических» новелл Уголовного закона // Уголовное право. 2006. № 5. С. 48.

Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 246.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector