3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нормативная теория объекта преступления

ПРОБЛЕМЫ ПОНИМАНИЯ ОБЪЕКТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Объект преступления является одной из важнейших структурных единиц общей части уголовного права, которая сохраняет накал научных споров вокруг себя. К примеру, наука уголовного права так и не определилась, есть ли у объекта вообще обязательные признаки и что следует к ним относить. Не менее дискуссионным является вопрос о дефиниции данного элемента состава преступления, который мы попытаемся рассмотреть в этой работе. Наиболее общее и в тоже время представляющее доминирующий подход к объекту преступного посягательства определение дает в своем, ставшим уже сигнатурным для российского юридического образования, учебник Л.Л. Кругликова, называющий объект преступления совокупностью общественных отношений, уголовная ответственность за посягательства на которые предусмотрена действующим законодательством [5, С.130].

Такое понимание берет свое начало в 20-х – 40-х годах прошлого века, и хотя изначально оно применялось исключительно к общему объекту, то со временем стало использоваться и для непосредственного и родового в том числе [1, С.79]. Однако такое определение не было ни единственным, ни хронологически первым. Рассмотрим другие «школы» объекта преступления.

Теория объекта преступления как субъективного права предполагает, что именно человек во всех своих ипостасях (жизнь, здоровье, условия жизни и т.п.), а также его права должны рассматриваться как объект преступления [2, С.65]. Такая внешне привлекательная теория, к сожалению, абсолютно не выдерживает критики на сегодняшний день. Во-первых, субъективное право непосредственно не может нарушаться преступлением, поскольку последнее воздействует на составляющие субъективного права (право-поведение, право-требование, право-притязание и право-пользование). Вор может лишить собственника обладания вещью, но не права собственности на нее. Во-вторых, существуют общественные отношения, которые осуществляются, несмотря на отсутствие субъективных прав в их структуре, что позволяет сделать вывод о том, что такая точка зрения неполна. Рассмотрение же человека как личности в качестве общего объекта преступления, предлагаемое некоторыми учеными, также является не совсем корректным, поскольку игнорирует такие объекты, как государство, общество и другие.

Нормативная теория объекта преступления тоже имеет не слишком прочные позиции в современном уголовном праве. Рассматривая в качестве объекта преступления норму права, концепция упускает тот момент, что, по сути, самой норме права в ее формальном понимании никакого вреда не наносится, она не только не страдает от преступного посягательства, но можно сказать, что неким образом «дает сдачи», предполагая для виновного субъекта претерпевание неблагоприятных последствий [10, С.5].

Следующие две теории на сегодня являются наиболее конкурентоспособными, поэтому остановимся подробнее на их сравнительных преимуществах и недостатках. Первой является уже упомянутая концепция объекта как общественных отношений. Вторая представляет рассматриваемый элемент состава преступления как те блага или интересы, на которые посягает преступное деяние и которые охраняются законом.

Наумов А.В., являясь приверженцем теории блага, справедливо замечает, что трактовка объекта как общественных отношений не может быть полностью применима к современной действительности, т.к. представляя жизнь и личность в качестве лишь совокупности общественных отношений, мы откатываемся далеко назад в понимании этого феномена [9, С.303]. Часть ученых замечают, что такая позиция продиктована соображениями идеологического плана и ничего не дает для науки. Это, безусловно, интересное понимание ст.2 Конституции РФ, которая гласит, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью» [4, С.3]. Т.е. фактически авторы предлагают игнорировать основополагающую конституционную норму, наиболее отражающую современные достижения в области прав человека, поскольку она «ничего полезного для уяснения сущности преступления, уголовно-правового регулирования, места объекта в системе иных элементов и признаков состава преступления … не несет» [7, С.59].

Жалинский также отмечает, что интерпретация объекта как «правового блага» проще поддается конкретизации, не несет ложного идеологического заряда и существенно проще включается в состав преступления в сравнении с «общественными отношениями».

Читать еще:  Объект преступления в уголовном

Концепция «блага» также подвергается критике: так, отмечается, что указанная теория может привести к отождествлению объекта и предмета преступления, и особенно малоприменима к отношениям собственности, когда при угоне автомобиля, например, он является «материальным благом», но при этом ему ущерб не наносится, страдают именно отношения собственности.

Не совсем, на наш взгляд, корректен аргумент против теории общественного блага, который заключается в том, что если мы принимаем ее за истинную, становится непонятно, почему каждое преступление обладает общественной опасностью, даже если направлено против индивида [6, С.30]. Приверженцы такого направления критики уже не первыми из рассматриваемых нами явно не являются поклонниками естественно-правовых концепций, которые рассматривают человека, его права и свободы ценными сами по себе и ipso facto для общества, а также забывают об общей превенции уголовных норм.

Достаточно спорным выглядит и вовлечение в аргументацию моментов рождения и смерти человека. В данном случае ученые говорят о том, что уголовный закон защищает жизнь ребенка с момента рождения, когда он уже может быть участником общественных отношений, в то время как благо жизни существует и ранее [6, С.31].

Нечто завуалировано-обобщенное демонстрирует нам профессор Н.Е. Крылова (сторонник теории «общественных отношений»): так, выстрел в труп, если рассматривать жизнь как общественное благо, не должен быть наказуем, тогда как «посягающий на общественные отношения, гарантирующие право на жизнь» он должен понести уголовную ответственность [6, С.32]. Но почему не должно караться покушение на благо, если на это направлен умысел преступника, тем более, если это высшее благо? И что есть «общественные отношения, гарантирующие право на жизнь»: нормы права, механизмы их обеспечения? Первые, как мы уже определились, не страдают от преступного посягательства, вторые, очевидно, тоже.

Довод о том, что взяв за основу «теорию блага», мы придем к выводу, что нарушения правомочия собственника, которые восстанавливаются предъявлением негаторного иска, являются преступлением, поскольку данное благо охраняется и уголовным законом, выглядит утрированием позиции оппонентов со стороны представителей кафедры уголовного права Волгоградского государственного университета [7, С.64]. Сторонники понимания объекта как правового блага в своих дефинициях указывают на такие признаки, как существенность вреда, наносимого материальному благу, его именно уголовно-правовую охрану. Более того, данный аргумент является обоюдоострым, А.Э. Жалинский пишет, что «общественные отношения» есть излишне абстрактная модель… противоречивость отношений людей в обществе не позволяет считать эти отношения чем-то однородным, то есть одинаково ценным, нуждающемся в защите», считая, что более нейтральное понятие «правовое благо» будет как раз более разумным [3, С.104].

В заключение хотелось бы отметить, что разработка нового понимания объекта преступления объективно необходима, и, на наш взгляд, перспективным направлением является объединение теорий «общественных отношений» и «правового блага», причем работы в этой области уже существуют [8, С.143].

Список литературы

1. Дрожжина Е.А. «О значении обращения к истории становления учения об объекте преступления для современного исследования объекта преступления» / Е.А. Дрожжина//Бизнес в законе. — 2013. -№2. – С.78- 81

2. Ермакова О.В. «Характеристика основных теорий объекта преступления» / О.В. Ермакова//Алтайский юридический вестник. — 2015. -№10. – С.64-68.

3. Жалинский А.Э. Объект преступления / А.Э. Жалинский// Уголовное право России / под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. В 2 т. Т.1. Общая часть. – М.: Норма – ИНФРА-М, 1999.

4. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. — М.: Издательство «Омега Л», 2013.

5. Кругликов Л.Л. Уголовное право России: Часть Общая: Учеб. для вузов/ Л.Л. Кругликов – М.: Волтерс Клувер, 2005. — 567 стр.

Читать еще:  Определение тяжести преступления по ук

6. Крылова Н.Е. «О понятии объекта преступления» / Н.Е. Крылова//Вестник Московского университета. Серия 11: Право. — 2013. -№6. – С.20-33.

7. Лобанова Л.В., Актуальные проблемы уголовного права. Курс лекций: в 3 т. Т. 2. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2013.

8. Мальцев В.В. «Объект преступления в уголовном законодательстве и в теории уголовного права: постановка проблемы» / В.В. Мальцев // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. — 2010. -№2 (13). – С.136-145.

9. Наумов А.В., Российское уголовное право. Курс лекций: в 3 т. Т. 1. Общая часть / А.В. Наумов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – 736 с.

10. Новоселов Г.П., Учение об объекте преступления. М., 2001.

Нормативная теория объекта преступления

Данилов Денис Вячеславович – студент Юридического института им. Михаила Михайловича Сперанского Владимирского государственного университета имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых.

Аннотация: В статье рассмотрены понятия объекта преступления, которые были даны различными учеными разных эпох. Также в статье перечислены виды объектов преступления и раскрыта их сущность.

Ключевые слова: Уголовное право, объект преступления, кодекс, определение, виды.

Общий объект преступления как система всех охраняемых УК РФ общественных отношений имеет для уголовного права фундаментальное значение. Оно распространяется и на его главную категорию «преступление», ибо роль и основополагающий характер объекта в структуре преступления уже давно установлены и неоспоримы.

Уголовные кодексы РСФСР и РФ не содержали и не содержат понятия объекта преступления. В связи с этим, появилась необходимость дать определение объекту преступления в науке.

Так, Советский ученый Е.А. Фролов полагал, что понятием объекта преступления охватываются все социалистические общественные отношения, охраняемые советским уголовным правом. [4, С.200]

И.Я. Козаченко под объектом преступления понимает «совокупность общественных отношений, уголовная ответственность за посягательства на которые предусмотрена действующим законодательством. представление об общественных отношениях как о некой неразрывной системе не исключает, а, наоборот, предопределяет их видовое разнообразие». [1, С.133]

Из совокупности теоретических понятий выделяют общий объект преступления, который подразделяется на родовой, видовой и непосредственный.

Под общим объектом преступления, — отмечает А.И. Чучаев, — признается вся совокупность общественных отношений, взятых под охрану уголовным правом. Эти отношения имеют внутригосударственный или межгосударственный характер. Общий объект един для всех преступлений, так как любое общественно опасное деяние, причиняя вред той или иной группе общественных отношений, входящих в указанную совокупность, тем самым наносит ущерб и всей системе общественных отношений, составляющих предмет уголовно-правовой охраны. [2, С.85]

Несмотря на в целом одинаковые подходы к понятию общего объекта преступления, в процитированных высказываниях есть и достойные внимания нюансы, разные аспекты и ракурсы рассмотрения этого понятия. В определениях общего объекта у Р.Р. Галиакбарова (совокупность, «на которую в конечном счете посягает всякое преступление») и И.Я. Козаченко («уголовная ответственность за посягательства на которые предусмотрена действующим законодательством») акцент сделан на преступлении. У других авторов это понятие раскрывается прежде всего через призму охраняемых уголовным законом общественных отношений. Причем, если первые из них указывают, что эти отношения охраняются от преступных посягательств (С.В. Землюков, В.Е. Мельникова, Л.А. Прохоров и М.Л. Прохорова, Г.Д. Коробков), то у вторых — этот момент лишь подразумевается (Е.А. Фролов, В.Я. Таций, И.Г. Соломоненко, А.И. Чучаев).

Родовой объект является характерным не для всех, а для определённой группы преступлений, это некая обособленная подсистема наиболее значимых социальных интересов. В российском уголовном законодательстве родовым объектом определяется система Особенной части УК. Примером родового объекта может служить личность, собственность, и др.

Читать еще:  Налоговые преступления в ук рф

Видовым объектом является объект определенной группы преступлений, выделяемых в конкретную главу. Так, видовым объектом является половая свобода и половая неприкосновенность, жизнь и здоровье человека, и т.д.

Видовым объектом, — писал Н.И. Коржанский, — является тот объект, на который посягает преступление отдельного вида (убийство, хищение, оскорбление, дезертирство, взяточничество и т.п.). Непосредственный объект — это уже нарушенное общественное отношение, т.е. объект, который уже изменен отдельным конкретным преступлением или который поставлен в условия реальной опасности. В отличие от общего, родового и видового объектов, которым вред непосредственно преступлением не причиняется, ущерб от преступления всегда терпит непосредственный объект. На уровне видового, родового и общего объектов социальный вред причиняется только через посредство повреждения или угрозы повреждения непосредственного объекта. Видовой, родовой и общий объекты страдают только в той части, в которой вред причиняется непосредственному объекту. При этом в конкретном своем проявлении отдельные общественные отношения как непосредственный объект повреждаются преступлением или даже аннулируются вовсе. Видовой объект может быть поврежденным лишь в единичных своих проявлениях, но не может быть аннулирован, так как невозможно вообще уничтожить преступным путем отношения данного вида, например, отношения собственности, жизнь, здоровье людей и другие общественные отношения как таковые. [3, С.147]

Одним из первых непосредственный объект преступления Е.А. Фролов определил, как то конкретное социальное благо, против которого прямо и непосредственно направлено преступное деяние и которое вследствие этого специально ставится под охрану уголовного закона. Здесь следует особо подчеркнуть, что то благо, которое мы признаем непосредственным объектом преступления, должно обязательно носить общественный, социальный характер или, иначе, характер общественного отношения. [4, С.204]

В.Я. Таций под ним понимает те конкретные общественные отношения, которые поставлены законодателем под охрану определенного уголовного закона и которым причиняется ущерб преступлением, подпадающим под признаки данного состава. [5, С.89]

Под непосредственным объектом преступления, — отмечает А.И. Чучаев, — понимается конкретное, общественное отношение, против которого направлено преступное посягательство, терпящее урон всякий раз при совершении преступления данного вида. [2, С.88]

Из непосредственного объекта выделяют также дополнительный и факультативный.

Пример дополнительного объекта привести достаточно несложно. Непосредственным объектом по ст. 162 (разбой) будет имущество, на хищение которого будет направлено посягательство. Дополнительным объектом при разбое будет жизнь и здоровье человека.

Факультативным объектом преступления признаются такие общественные отношения, которые при совершении конкретного преступления, терпят ущерб, хотя в других случаях ущерба бы не было.

При хулиганстве (ч. 1 ст. 213 УК) основным объектом посягательства является общественный порядок, а факультативным может быть здоровье, честь и достоинство личности, чужое имущество, другие охраняемые законом интересы и ценности. При квалификации содеянного решающее значение принадлежит основному объекту посягательства

Несмотря на плюрализм мнений ученых касаемо определения как общего объекту преступления, так и его составляющих, ясно одно – мнение ученых по данной тематике достаточно схоже, что позволяет избежать неточностей в понимании данного понятия.

1. Козаченко И.Я. Объект преступления // Уголовное право России. Часть Общая / Под ред. Л.Л. Кругликова. М., 2005.

2. Чучаев А.И. Объект преступления // Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 2007.

3. Коржанский Н.И. Объект преступления // Энциклопедия уголовного права. Т. 4. Состав преступления. СПб., 2005.

4. Фролов Е.А. Спорные вопросы общего учения об объекте преступления // Ученые труды Свердловского юр. института. Вып. 10. Свердловск, 1969.

5. Таций В.Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном праве. Харьков, 1988.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector