1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ограниченные права человека

Ограничение прав и свобод человека и гражданина: цели, основания и юридические пределы

Ограничение прав и свобод человека и гражданина, т.е. определение пределов свободы личности в обществе и государстве, — это, безусловно, один из важнейших аспектов взаимоотношений человека и государства.

В правовой литературе нет единого толкования понятия «ограничение прав». На наш взгляд, рассмотрение классификации конституционных ограничений прав и свобод играет важную роль в определении данного юридического термина и в упорядочении самих ограничений.

В современной науке конституционные ограничения прав и свобод классифицируются по следующим основаниям [1] :

1. В зависимости от сферы ограничения прав и свобод выделяют ограничения гражданских и политических прав (ограничения свободы передвижения, избирательные ограничения и др.) и ограничения экономических, социальных и культурных прав (например, в использовании права собственности на землю).

Однако следует помнить, что среди прав есть такие, которые вообще не должны ограничиваться. Это абсолютные или основные права. Основные права не создаются государством, не нуждаются в его признании, не могут быть ограничены или вовсе ликвидированы им. Они присущи индивидууму как таковому. Они охраняют свободу не только от незаконного, но и законного государственного принуждения. [2]

В соответствии со ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах, где предусмотрено, что ни при каких обстоятельствах не могут быть ограничены такие права, как право на жизнь, право не подвергаться жестокому, бесчеловечному обращению, право не подвергаться без свободного согласия медицинским или научным опытам, право не содержаться в рабстве или подневольном состоянии, право не подвергаться лишению свободы за невыполнение какого-либо договорного обязательства, право не привлекаться к ответственности за деяние, которое в момент его совершения не являлось уголовным преступлением, право на признание правосубъектности, свобода мысли, совести и религии.

Вместе с тем следует согласиться с мнением С.В. Бахина о том, что едва ли можно признать исчерпывающим перечень абсолютных прав, содержащийся в Пакте о гражданских и политических правах, поскольку те или иные права человека могут быть признаны не подлежащими ограничению в иных международных соглашениях. [3] В сравнении с Международным пактом о гражданских и политических правах Конституция РФ в ч. 2 ст. 129 устанавливает более широкий круг прав, не подлежащих ограничению даже в условиях чрезвычайного положения.

2. В зависимости от времени действия — на постоянные, которые установлены в Конституции РФ и законах, и временные, которые должны быть прямо обозначены в акте о чрезвычайном положении и связаны, как правило, с запрещением митингов, шествий, демонстраций, дополнительными обязанностями в сфере свободы печати и других средств массовой информации, приостановлением деятельности некоторых политических партий, жестким лимитированием передвижения транспортных средств, установлением комендантского часа.

Пределы ограничений прав и свобод в условиях чрезвычайного положения, согласно п. 1 ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах, определяются непосредственно степенью остроты положения, а также принципом необходимости, который закрепляет, что каждая мера должна быть направлена против действительной, четко определенной, существующей или нависшей опасности и не может применяться только из-за опасения возможной опасности (ст. 54 Сиракузских принципов). Кроме того, ограничения должны быть совместимы с другими обязательствами по Пакту и не должны повлечь за собой дискриминацию по различным основаниям (п. 1 ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах). Можно привести и положение ст. 64 Сиракузских принципов, в соответствии с которым «отступление дозволено и направлено исключительно на то, чтобы быть соразмерным откликом на угрозу жизни нации. Государство, вводящее ограничения, не должно в своих действиях переступать черту, определенную законом».

Положения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части понимания пределов ограничения прав и свобод в период чрезвычайных положений не имеют существенных отличий от положений Международного пакта о гражданских и политических правах. В Конвенции также предусмотрена процедура дерогации (отступления от обязательств по Конвенции (ст. 15)). Пределы отступлений от обязательств определяются необходимостью и соответствием чрезвычайной ситуации. Они должны быть соразмерны существующей опасности и быть оправданными в течение всего времени действия. Ограничения не должны противоречить другим обязательствам государства по международному праву. Кроме того, ограничительные меры должны носить временный характер, что хотя и не сформулировано в ст. 15 Конвенции, но следует из текста п. 1: «В период войны или чрезвычайного положения», а также косвенно из п. 3, где государству предлагается известить Генерального секретаря Совета Европы о возобновлении осуществления положений Конвенции в полном объеме. [4]

Читать еще:  Оскорбление в соц сетях наказание

Достаточно схожая ситуация наблюдается в законодательстве ФРГ при введении чрезвычайного положения — предусматривается возможность ограничения гарантированности основных прав граждан, что может быть сопряжено с ущемлением человеческого достоинства. Примером подобной проблемы стала возможность выхолащивания основных прав, в т.ч. неприкосновенности человеческого достоинства в момент принятия «чрезвычайного законодательства» 24 июня 1968 года.

Последний ограничивал при вышеописанных обстоятельствах ряд основных прав: свободы выбора профессии и рабочего места, места профессионального образования (ст.1 абз.12), принудительное возложение трудовых и специальных повинностей (абз.З и 4 ст. 12а), запрет на добровольное оставление или смену места работы (абз.6 ст. 12а).

3. В зависимости от сферы действия — на общие (распространяются на все права и свободы) и индивидуальные (распространяются только на отдельные права и свободы, например, в ст. 25 Конституции РФ закреплено конституционное ограничение в отношении лишь одного права — неприкосновенности жилища).

Правоприменительная практика, осуществляемая на международном уровне главным образом Европейским Судом, также подтверждает многие теоретические и законодательные положения, касающиеся пределов ограничения прав и свобод. [5]

В законодательстве ФРГ рассматривается, например, свобода передвижения и неприкосновенность жилища (абз.2 ст. 17) могут быть ограничены на основе §12 Закона о защите от катастрофы от 9 июля 1968 года. Но в любом случае, на мой взгляд, реализация этих норм всегда будет зависеть от уровня демократизации политического режима в немецком обществе.

Европейский Суд в своих решениях неоднократно подчеркивал, что наличие ограничений в конкретных статьях отражает необходимость соблюдения баланса между личными и общественными интересами, что и предопределяет саму возможность использования этих ограничений. Каждое государство-участник Конвенции решает вопрос об использовании ограничений самостоятельно, поскольку национальные власти более точно могут определить потребность и необходимость использования такого рода ограничений. Закон, содержащий ограничение, должен достаточно четко определять пределы и способы осуществления любых дискреционных полномочий с учетом правомерных целей, на достижение которых направлены соответствующие меры. Однако Суд оставляет за собой право контролировать пределы подобного рода ограничений. Такой подход был сформулирован в решении по делу Класс и другие против Федеративной Республики Германии от 6 сентября 1978г. [6]

На наш взгляд, понятие постоянных ограничений прав весьма условно, ибо по мере развития науки и техники, расширения возможностей человека, утверждения идей гуманизма и демократии все чаще складываются ситуации, когда те или иные ограничения отменяются. Не так давно считались, например, постоянными такие ограничения, как лишение гражданства, обязанности свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников. Изменилось время, и они отошли в историю, знаменуя тем самым все большее расширение свободы личности, укрепление нравственных основ конституционного регулирования.

4. С учетом пределов использования — на государственные (федеральные, субъектов Федерации) и муниципальные.

По содержанию — на финансово-экономические (запрет определенной экономической деятельности), личные (арест, заключение под стражу) и организационно-политические (отставка и т. п.).

По способам осуществления — запреты, обязанности, приостановления, меры ответственности.

При определении понятия конституционных ограничений прав и свобод следует учитывать данную классификацию, чтобы отразить многогранность данного юридического термина. [7] Необходимо отметить, что классификация позволяет достаточно четко определять пределы и способы осуществления любых дискреционных полномочий с учетом правомерных целей, на достижение которых направлены соответствующие меры.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

К вопросу об основах ограничения прав и свобод человека и гражданина

Статья просмотрена: 1277 раз

Библиографическое описание:

Чекачкова Г. Н. К вопросу об основах ограничения прав и свобод человека и гражданина // Молодой ученый. — 2010. — №5. Т.2. — С. 73-75. — URL https://moluch.ru/archive/16/1484/ (дата обращения: 13.02.2020).

В процессе реформирования российского судопроизводства права и свободы человека и гражданина выступают одним из важных и основных ценностных ориентиров.

В решении конкретных задач российского судопроизводства, требуется универсальное понимание прав человека, поскольку любая личность не существует вне общества, она реализует себя исключительно в деятельности, вступая в те или иные общественные отношения, и право здесь выступает необходимым средством закрепления выражения социальной свободы личности, ее интересов. Правовой статус личности всегда является отражением ее социально-правового положения. Отсюда правовой статус личности охватывает все существенные ее взаимоотношения с обществом и составляет основу ее социальных связей и отношений.

Ядром правового статуса личности выступают основные права, свободы и обязанности личности. Если в ст. 17 Конституции РФ отмечается, что признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, то в соответствии с действующей Конституцией это означает, что каждый человек вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в государственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Таким образом, можно заключить, что права человека – это тот важнейший правовой фактор, который определяет назначение, содержание и формы процессуальной деятельности.

Читать еще:  Насильственные действия сексуального характера отличие от изнасилования

Глава вторая Конституции Российской Федерации раскрывает содержание важнейших прав и свобод людей, тем самым подтверждается тезис о том, что в правовом государстве права человека незыблемы. Актуальными остаются вопросы, связанные с ограничением этих прав, а, соответственно, и аспекты определения и разъяснения основ ограничения прав и свобод человека и гражданина.

В Конституции Российской Федерации говорится одновременно о правах и свободах человека и гражданина. Как представляется, указанные понятия соотносятся между собой как разные стороны одного и того же явления. Если сделать акцент на свободе, то будем иметь в виду возможность человека распоряжаться своими внутренними ресурсами по своему усмотрению, что всегда предполагает пределы поведения индивида, обусловленные местом его пребывания в обществе и необходимостью считаться со свободой других людей. Если же говорить о праве человека, то на первый план выходит объем допустимого поведения индивида, при котором он может себя реализовать как личность.

В правовом государстве утверждается незыблемость прав человека, что означает следующее – государство в процессе своего функционирования должно создавать необходимые предпосылки максимально полного осуществления прав, и при этом никто не вправе вторгаться в область прав человека, кроме как в случаях, прямо предусмотренных законом. Такое стремление общества поставить в центр внимания права и свободы личности понятно. В борьбе за права и свободы человека и гражданина родился миф о недопустимости любого ограничения прав и свобод.

Согласно словарю русского языка слово «ограничение» означает «стеснить определенными условиями, поставить в какие-нибудь рамки, границы» [1, c.390].

В литературе по конституционному праву понятие ограничения прав и свобод человека и гражданина представлено различными подходами. В.И. Гойман определяет ограничение права как «осуществляемое в соответствии с предусмотренными законом основаниями и в установленном порядке сужение его объема» [2, c.26-27]. М.А. Нагорная – как «изменение содержания или объема действия нормы права» [3,c.36]. Б.С. Эбзеев дает следующее определение ограничений прав – это «допускаемые Конституцией и установленные федеральным законом изъятия из конституционного статуса человека и гражданина», и, кроме того, «в качестве ограничения основных прав может рассматриваться также изъятие из круга правомочий, составляющих нормативное содержание основных прав и свобод» [4,c.24]. Т.Н. Радько в рамках ограничительной функции права выделяет понятие ограничения прав вообще и определяет это ограничение как своего рода уравновешивание противоположных интересов. Затем через это понятие ученый трактует ограничения прав и свобод человека и гражданина, которые могут быть установлены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц [5,c.226-227].

Ограничение прав и свобод человека и гражданина – определение пределов свободы личности в государстве и обществе – это один из важнейших аспектов взаимоотношений человека и государства. Одной из первостепенных задач права является определить и нормативно закрепить баланс между интересами личности, с одной стороны, и интересами государства, с другой. Как отмечает М.В. Баглай: «Нахождение баланса власти и свободы составляет главный смысл конституционного права» [6,c.3].

Права человека неотделимы от социальной деятельности людей, от их общественных отношений, способов и форм бытия индивида. Права человека органично вплетены в общественные отношения, они являются нормативной формой взаимодействия людей, упорядочения их связей, координации их поступков и деятельности, предотвращения противоречий и конфликтов. По своему существу они нормативно формулируют те условия и способы жизнедеятельности людей, которые объективно необходимы для обеспечения нормального функционирования индивида, общества, государства. Следовательно, необходимо отдавать себе отчет в том, что полнота реализации прав и свобод определяется социально-экономическими ресурсами общества. Права личности – «это ее социальные возможности, детерминированные экономическими условиями развития жизни общества. В них выражена та мера свободы, которая объективно возможна для личности на конкретном историческом этапе развития общества» [7,c.62].

Права и свободы одного человека также ограничены тем, что аналогичные права и свободы имеются и у другого человека. «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц», – гласит Конституция Российской Федерации. Одна из функций государства как раз и состоит в том, чтобы для реализации одних прав и свобод ограничивать другие.

Читать еще:  Наказание за публичное оскорбление личности

Одним из положений идеологии современного периода является рассмотрение прав и свобод человека как высшей ценности. Вместе с тем ничем не ограниченные права и свободы могут принести большой вред как обществу в целом, так и отдельно взятой личности. В таком обществе вседозволенности, в конечном счете, возобладает одно право – право силы. Но есть и другая сторона проблемы ‑ правомерность ограничения прав и свобод человека и гражданина, а следовательно, ограничение прав человека должно быть жестко регламентировано.

Основные аргументы против мер ограничения прав и свобод человека и гражданина сводятся к тому, что они позволяют произвольно вторгаться в сферу личной жизни, ущемлять конституционные права граждан. Профессор И.Т. Тарасов по этому поводу писал: «Все меры безопасности не должны распространяться далее того района, который нуждается в них, они не должны действовать долее необходимого срока и они не должны стеснять большего круга лиц, чем это оправдывается необходимостью» [8,c.133]. Можно сказать, он обозначил три принципа ограничений прав и свобод человека и гражданина: личностный, территориальный и временной, которые взаимно дополняют друг друга.

Во Всеобщей декларации прав человека провозглашается, что каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией (ст. 2). При осуществлении своих прав и свобод каждый человек может подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе (ст. 29 Декларации). Поэтому утверждение Ф.М. Рудинского: «права человека определяют меру его свободы» [9,c.97] представляется совершенно точным, выражающим соотношение и взаимосвязь рассматриваемых понятий.

К сожалению, подлинное значение прав человека еще далеко не в полной мере осознается в нашем современном обществе. Законодательное закрепление условий правовой защиты личности, резкого возрастания ее самоценности усваивается сравнительно слабо или вообще не воспринимается как существующее в реальности. Низкая правовая культура, правовой нигилизм, будничное попрание прав человека, ставшее нормой, и другие подобные проявления существующего состояния общества не позволяют в должной мере усваивать общепризнанные, общедемократические ценности, к которым относятся и права человека [10,c.5-6].

Обеспечение эффективной защиты всего комплекса прав человека и гражданина – насущная задача и конституционная обязанность государства. Неудовлетворительное выполнение государством этой задачи девальвирует саму идею правосудия, что не может не вызывать озабоченности и тревоги у гражданского общества. Поэтому дальнейшее совершенствование законодательства – это главная задача правового государства с целью защиты прав его граждан.

Обозначенный вопрос многоаспектен и в этом направлении предстоит еще исследовать грани правомерных и неправомерных ограничений прав и свобод в правовом государстве, меры ограничения субъективных и объективных прав гражданина, условия и механизм ограничения прав.

Литература:

1. Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 1984.

2. Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву. Материалы «круглого стола» журнала «Государство и право» // Государство и право. — 1998. — № 7.

3. Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву. Материалы «круглого стола» журнала «Государство и право» // Государство и право. — 1998. — № 7

4. Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву. Материалы «круглого стола» журнала «Государство и право» // Государство и право. — 1998. — № 7.

5. Радько Т.Н. Теория государства и права. ‑ М., 2001.

6. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М., 1998.

7. Лукашева Е.А. Социалистическое право и личность. — М.: Наука, 1987.

8. Тарасов И.Т. Очерк науки полицейского права. ‑ М.: Товарищество «Печатня СП. Яковлева», 1897.

9. Права человека и статус правоохранительных органов (материалы симпозиума в Санкт-Петербургском юридическом институте МВД России).

10. Азаров А.Я., Болотина Т.В. Права человека. — М., 1994.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector