0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Потерпевший по делам частного обвинения

Дела частного обвинения

В уголовном праве есть категория дел частного обвинения, судебное разбирательство в отношении которых начинается и заканчивается по желанию потерпевшего. Как правило, дела частного обвинения затрагивают интересы определенного круга лиц и не отличаются большой общественной опасностью. Рассмотрим порядок возбуждения и прекращения таких дел.

К делам частного обвинения относятся: умышленное причинение легкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 115 УК РФ), побои (ч. 1 ст. 116 УК РФ), клевета без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 129 УК РФ), а также оскорбление (ч. 1 ст. 130 УК РФ), в том числе выраженное публично и в средствах массовой информации (ч. 2 ст. 130 УК РФ). Все перечисленные преступления относятся к преступлениям небольшой тяжести. Уголовные дела в отношении таких преступлений возбуждаются, за некоторым исключением, по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, которое возможно вплоть до удаления суда в совещательную комнату (ч. 2 ст. 20 УПК РФ).

Заявление по делу частного обвинения подается непосредственно мировому судье в соответствии с правилами территориальной подсудности с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело (ч. 6 ст. 318 УПК РФ). Заявление должно соответствовать установленным законом требованиям и содержать: наименование суда, в который оно подается, описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения, просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству, данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность, данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд, и подпись лица, подавшего заявление (ч. 5 ст. 318 УПК РФ). Часто потерпевший не располагает данными о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, тогда мировой судья отказывает в принятии заявления и направляет его руководителю следственного органа или начальнику органа дознания, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление (ч. 1.1 ст. 319, ч. 1 ст. 147 УПК РФ).

Установив, что заявление по форме и содержанию соответствует установленным требованиям, мировой судья принимает заявление к своему производству, и потерпевший обретает статус частного обвинителя (ч. 7 стр. 318, ч. 1 ст. 43 УПК РФ). Если заявление не отвечает указанным требованиям, судья выносит постановление о его возвращении, в котором предлагается исправить заявление и устанавливается для этого срок (ч. 1 ст. 319 УПК РФ).

Судебное разбирательство должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления (ч. 2 ст. 321 УПК РФ). В течение 7 суток мировой судья вызывает лицо, в отношении которого подано заявление, знакомит его с материалами уголовного дела, вручает копию поданного заявления, разъясняет права подсудимого в судебном заседании и выясняет, кого необходимо вызвать в суд в качестве свидетелей защиты (ч. 3 ст. 319 УПК РФ). Часто лицо, в отношении которого подано заявление, подает встречное заявление, которое может быть соединено в одно производство с первоначальным, при этом рассмотрение дела может быть отложено на срок не более 3 суток (ч. 3 ст. 321 УПК РФ).

В процессе подготовки и проведения судебного заседания мировой судья по ходатайству сторон может оказать им содействие в собирании таких доказательств, которые не могут быть получены ими самостоятельно (ч. 2 ст. 319 УПК РФ). Он также разъясняет сторонам возможность примирения и иные процессуальные права и обязанности. В случае поступления заявлений о примирении производство по уголовному делу по постановлению мирового судьи прекращается (ч. 5 ст. 139, ч. 2 ст. 20 УПК РФ).

Судебное следствие начинается с изложения заявления частным обвинителем или его представителем. Частный обвинитель вправе представлять доказательства, участвовать в их исследовании, излагать суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого, а также отказаться от обвинения (ч. 5 ст. 321 УПК РФ). Стоит отметить, что участие частного обвинителя в судебном заседании обязательно и, если он не является в суд без уважительных причин, судья выносит постановление о прекращении уголовного дела (ч. 3 ст. 249, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Выделим ряд моментов, на которые стоит обратить внимание при участии в деле частного обвинения.

Во-первых, при оправдании подсудимого суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство (ч. 9 ст. 132 УПК РФ).

Во-вторых, в случае прекращения дела примирением сторон к подсудимому может быть предъявлен гражданский иск о возмещении морального и материального ущерба, и постановление о прекращении уголовного дела будет одним из доказательств по гражданскому делу.

В-третьих, дело частного обвинения может быть возбуждено и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя следователем или с согласия прокурора дознавателем, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, а также при совершении преступления лицом, данные о котором не известны (ч. 4 ст. 20 УПК РФ). К доказательствам беспомощности состояния относятся медицинские документы, свидетельствующие о нетрудоспособности и инвалидности, сведения о том, что лицо состоит на учете в психоневрологическом диспансере, судебные решения о признании лица недееспособным и об установлении над ним опеки либо попечительства. В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или в порядке, описанном выше (ч. 2 ст. 318 УПК РФ). Если дело возбуждено прокурором или следователем, а также дознавателем с согласия прокурора, то обвинение поддерживает государственный обвинитель. Вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на примирение (ч. 4 ст. 318 УПК РФ).

И, наконец, потерпевшие не всегда знают, что заявление о преступлении должно подаваться мировому судье, и идут в милицию или прокуратуру. В случае поступления сообщения о совершении преступления в орган дознания, дознавателю, следователю или прокурору указанные лица должны принять решение о передаче сообщения в суд, о чем уведомляется заявитель, либо объяснить потерпевшему порядок направления таких заявлений (ч. 2 ст. 20, п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ). В любом случае они должны принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а также меры по сохранению следов преступления (п. 3 ст. 145 УПК РФ).

Анна Белицкая, юрисконсульт компании «Гарант»

Уголовно-процессуальное право

Уголовное преследование по делам частного обвинения

Уголовными делами частного обвинения являются дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115 (Умышленное причинение легкого вреда здоровью), ч. 1 ст. 116 (Побои), ч. 1 ст. 128.1 (Клевета) УК РФ.

Основаниями выделения данных преступлений в особую группу являются:

  1. относительно меньшая степень общественной опасности по сравнению с преступлениями, по которым уголовное преследование осуществляется в публичном порядке;
  2. сложность установления не только общественной опасности деяния и личности виновного, но в ряде случаев и самого состава преступления без учета субъективного мнения потерпевшего;
  3. особый круг лиц, чьи интересы, как правило, затрагивают эти деяния: члены семьи, родственники, знакомые, соседи, друзья и др.

Вмешательство государства вопреки воле потерпевшего может негативно сказаться на его положении. Это позволило законодателю предоставить самому потерпевшему право решать, возбуждать уголовное дело частного обвинения или урегулировать возникший конфликт самостоятельно.

Согласно ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовные дела частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением сторон.

Надо отметить, что использование термина « потерпевший », когда речь идет еще только о подаче заявления о преступлении, преследуемом в частном или частно-публичном порядке (ч. 2 и 3 ст. 20, ст. 147, ч. 1 ст. 318 УПК РФ), представляется некорректным: потерпевший как участник уголовного судопроизводства появляется в уголовном деле только после вынесения дознавателем, следователем или судом соответствующего постановления (ч. 1 ст. 42 УПК РФ), а применительно к делам частного обвинения лицо становится частным обвинителем с момента принятия судом его заявления к своему производству (ч. 7 ст. 318 УПК РФ). Поэтому представляется более правильным в данных случаях именовать заявителя о преступлении пострадавшим.

Уголовное преследование по делам частного обвинения — это осуществляемая в установленном законом порядке деятельность потерпевшего или его законного представителя, направленную на привлечение к уголовной ответственности лица, совершившего преступление. Иными словами, частное обвинение по существу является самостоятельной обвинительной деятельностью потерпевшей стороны в уголовном судопроизводстве, реализацией ей функции обвинения.

Уголовные дела частного обвинения рассматриваются и разрешаются мировым судьей. Акт возбуждения уголовного дела частного обвинения по своему содержанию существенно отличается от акта возбуждения уголовного дела публичного обвинения.

Статья 147 УПК РФ дифференцирует порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения, в зависимости от того известно или неизвестно потерпевшему лицо, которое требуется привлечь к уголовной ответственности.

1. Если преступление совершено конкретным лицом , то потерпевший или его законный представитель подают заявление о преступлении непосредственно мировому судье в порядке, предусмотренном ч. 1 и 2 ст. 318 УПК РФ. Термин «конкретное лицо» в данном случае означает, что потерпевший знает человека, причинившего вред, и способен представить в суд данные, позволяющие идентифицировать его личность и обеспечить вызов в суд. К таким данным относятся как минимум фамилия, имя, отчество и адрес места жительства.

Читать еще:  Постановление о прекращении дела

Дела частного обвинения в отношении лиц, предусмотренных ст. 447 УПК РФ 1 Это член Совета Федерации и депутат Государственной Думы, депутат законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, депутат, член выборного органа местного самоуправления, выборное должностное лицо органа местного самоуправления; судья Конституционного Суда РФ, судья федерального суда общей юрисдикции или федерального арбитражного суда, мировой судья и судья конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, присяжный или арбитражный заседатель в период осуществления им правосудия; Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и аудитор Счетной палаты РФ; Уполномоченный по правам человека в РФ; Президент РФ, прекративший исполнение своих полномочий, а также кандидат в Президенты РФ; прокурор; Председатель Следственного комитета РФ; руководитель следственного органа; следователь; адвокат; член избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса; зарегистрированный кандидат в депутаты Государственной Думы, зарегистрированный кандидат в депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации. , возбуждаются по заявлению потерпевшего или его законного представителя руководителем соответствующего следственного органа в порядке, предусмотренном ст. 448 УПК РФ. Мировой судья не вправе рассматривать заявления о совершении этими лицами преступлений, преследуемых в частном порядке, если при этом не был соблюден особый порядок возбуждения уголовного дела.

2. Если данные о лице, совершившем преступление, потерпевшему неизвестны, то для возбуждения уголовного дела ему следует обратиться в органы предварительного расследования, поскольку в данном случае мировой судья, не обладая возможностью установить лицо, совершившее преступление, не примет заявление к своему производству и направит его руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Таким образом, если потерпевшему известны данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности по делу частного обвинения, то решение вопроса о возбуждении уголовного дела находится в компетенции мирового судьи (за исключением случаев, предусмотренных ст. 447 УПК РФ). Если же ему такие данные не известны, уголовное дело возбуждает руководитель следственного органа, следователь, дознаватель.

Из общего правила о том, что уголовного дела частного обвинения возбуждаются лишь при наличии заявления потерпевшего или его законного представителя, тем не менее есть исключение. Согласно ч. 4 ст. 20, ч. 3 ст. 21, ч. 4 ст. 147, ч. 3 ст. 318 УПК РФ, если потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права или законные интересы, руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждает уголовное дело частного обвинения и при отсутствии заявления пострадавшего или его законного представителя. К «иным причинам» относится, в частности, случай совершения преступления лицом, данные о котором пострадавшему не известны. Данное положение закона представляет собой дополнительную гарантию защиты прав и законных интересов лиц, находящихся в зависимом или беспомощном состоянии.

По делам частного обвинения потерпевший обладает полной свободой распоряжения обвинением. Он вправе в любое время судебного разбирательства (но до момента удаления мирового судьи в совещательную комнату для постановления приговора) отказаться от обвинения, в том числе путем примирения с обвиняемым, что влечет за собой безусловное прекращение уголовного дела (ч. 2 ст. 20 УПК РФ). Согласия обвиняемого на прекращение уголовного дела в такой ситуации не требуется.

В отличие от прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон по делам публичного обвинения, предусмотренного ст. 25 УПК РФ, где волеизъявление потерпевшего, являясь условием необходимым, но не достаточным, влекло только право, а не обязанность органов и должностных лиц прекратить уголовное дело, по делам частного обвинения заявление потерпевшего влечет безусловное прекращение уголовного дела .

Формой отказа от уголовного преследования в частном порядке наряду с заявлением о прекращении уголовного дела также является неявка без уважительных причин потерпевшего в суд (ч. 3 ст. 249 УПК РФ). Однако по ходатайству подсудимого дело в подобных случаях может быть рассмотрено по существу и в отсутствие потерпевшего (ст. 249 УПК РФ).

Статья 318. Возбуждение уголовного дела частного обвинения

1. Уголовные дела о преступлениях, указанных в части второй статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждаются в отношении конкретного лица путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в суд, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части первой и частью четвертой статьи 147 настоящего Кодекса.

2. В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или в порядке, установленном частью третьей настоящей статьи.

3. Уголовное дело возбуждается следователем, а также с согласия прокурора дознавателем в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса. При этом следователь приступает к производству предварительного расследования, а дознаватель — дознания.

4. Вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на примирение.

5. Заявление должно содержать:

1) наименование суда, в который оно подается;

2) описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения;

3) просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству;

3.1) данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность;

4) данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности;

5) список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд;

6) подпись лица, его подавшего.

6. Заявление подается в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения. Заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем в заявлении делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя. Одновременно мировой судья разъясняет заявителю его право на примирение с лицом, в отношении которого подано заявление.

7. С момента принятия судом заявления к своему производству, о чем выносится постановление, лицо, его подавшее, является частным обвинителем. Ему должны быть разъяснены права, предусмотренные статьями 42 и 43 настоящего Кодекса, о чем составляется протокол, подписываемый судьей и лицом, подавшим заявление.

8. Если после принятия заявления к производству будет установлено, что потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, то мировой судья вправе признать обязательным участие в деле законного представителя потерпевшего и прокурора.

Комментарий к Ст. 318 УПК РФ

1. О подсудности мировым судьям уголовных дел см. часть первую статьи 30 УПК.

2. В рамках этой подсудности относительно обособленную группу образуют дела частного обвинения, уголовное преследование по которым осуществляется в частном порядке. Комментируемая статья посвящена первоначальному этапу производства по таким делам, о юридической сущности которого подробно уже говорилось в настоящем издании книги (см. комментарий к ст. 20 УПК РФ). Содержание комментируемой статьи целесообразно анализировать с учетом части шестой статьи 144 УПК РФ и комментария к ней.

3. Наиболее важно не упускать из виду, что к юрисдикции мирового судьи относятся лишь такие дела частного обвинения, по которым лицо, совершившее преступление, известно потерпевшему, когда вопрос о раскрытии преступления вообще не стоит, и именно поэтому в участии государственных органов уголовного преследования нет необходимости. Именно на это ориентирует требование пункта 3.1 части пятой комментируемой статьи.

4. О действиях мирового судьи в случаях, когда заявление подано в отношении лица, данные о котором потерпевшему неизвестны, см. часть вторую статьи 147 УПК и комментарий к ней.

5. Существенной новизной и самостоятельностью в комментируемой статье обладает ее восьмая часть, регламентирующая процессуальные действия мирового судьи в случае, когда потерпевший не может эффективно осуществлять функцию частного обвинения в судебном процессе. Признание мировым судьей обязательным участия в деле прокурора влечет вступление в дело на стадии судебного разбирательства государственного обвинителя, а данное обстоятельство означает, что уголовное дело приобрело публичный характер, стало делом, уголовное преследование по которому осуществляется в публичном порядке, от имени государства. Но при этом сохраняет силу правило части четвертой статьи 318 УПК, согласно которому вступление в уголовное дело частного обвинения прокурора не лишает стороны права на примирение. Это правило представляется противоречащим общему смыслу публичного обвинения, которое не может зависеть от воли потерпевшего, а также части пятой комментируемой статьи, из общего содержания которой вытекает, что, если функцию преследования принимает на себя следователь или дознаватель с согласия прокурора, такое дело может быть прекращено только на основаниях и в порядке, которые установлены статьей 25 УПК РФ, предусматривающей обязательное согласие прокурора. Последнее гораздо логичнее и применительно к судопроизводству у мирового судьи по любому делу с участием государственного обвинителя.

Читать еще:  Порядок заведения уголовного дела

6. Законный представитель потерпевшего, участие которого может признать обязательным мировой судья при условиях, предусмотренных частью восьмой комментируемой статьи, — это родитель, усыновитель, опекун или попечитель физического лица, пострадавшего от преступления, предусмотренного частью первой статьи 115, частью первой статьи 116 УК РФ, либо представитель учреждения или организации, на попечении которых он находится, а также государственные органы опеки и попечительства (пункт 12 статьи 5 УПК). Его участие в роли частного обвинителя не решает проблемы защиты прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве; далеко не у каждого, кто беспомощен и зависим, он есть, и далеко не каждый законный представитель способен эффективно осуществлять функцию частного обвинения, противоборствуя в процессе с материально обеспеченным подсудимым и его адвокатом. Сущности демократического правового государства в большей степени соответствовало бы такое законодательное решение, при котором процессуальную функцию уголовного преследования в частном порядке по делам, когда потерпевшим является зависимый, беспомощный или обездоленный, принимали бы, обременяя себя новой мелочевкой, не органы государства, а профессиональный высококвалифицированный юрист — адвокат, представитель потерпевшего (статья 45 УПК), чей труд достойно оплачивался бы за счет государства.

Уголовный процесс

Частный обвинитель в уголовном процессе

Частный обвинитель — это лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленном ст. 318 уголовно-процессуального кодекса и поддерживающее обвинение в суде (ч. 1 ст. 43 УПК РФ).

К делам частного обвинения ч. 2 ст. 20 УПК относит уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ч. 1 ст. 116 (побои), ч. 1 ст. 129 (клевета без квалифицирующих признаков) и ст. 130 (оскорбление) УК РФ.

Основные особенности производства по данным уголовным делам состоят в том, что они:

  • возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя;
  • подлежат обязательному прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым;
  • по общему правилу предварительное расследование по данным делам законом не предусмотрено, они рассматриваются и разрешаются мировым судьями в особой процессуальной форме, предусмотренной ст. 318, 319 и 321 УПК.

Особенности производства по делам частного обвинения обусловлены тем, что степень общественной опасности указанных преступлений невелика, при этом их объектом выступают частные интересы. Раскрытие таких преступлений не вызывает трудностей, в связи с чем потерпевший сам может осуществлять в порядке частного обвинения уголовное преследование лица, совершившего в отношении него преступление. Соответственно противоположными сторонами уголовно-правового конфликта являются только потерпевший и обвиняемый.

Вмешательство же государства в вопросы частной жизни без инициативы на то потерпевшего потенциально может причинить еще более существенный вред интересам пострадавшего лица, чем само преступление.

Частный обвинитель — это тот же потерпевший, но в рамках производства по делам частного обвинения. Термин «частный обвинитель» используется в УПК для обозначения особого правового статуса (правового модуса) потерпевшего или его законного представителя. Отличия правового статуса частного обвинителя от правового статуса потерпевшего состоят в том, что закон наделяет данное лицо правом самостоятельно сформулировать обвинение и поддерживать его перед судом. Права частного обвинителя определяются в ч. 2 ст. 43 УПК ссылкой на соответствующие права государственного обвинителя, которые последний имеет в судебном разбирательстве (ч. 4. 5 и 6 ст. 246 УПК). Таким образом, потерпевший по делам частного обвинения имеет права аналогичные правам государственного обвинителя.

Потерпевший или его законный представитель приобретают процессуально-правовой статус частного обвинителя с момента принятия мировым судьей заявления потерпевшего по делу частного обвинения (ч. 7 ст. 318 УПК). Заявление частного обвинителя по своей юридической природе аналогично обвинительному акту (заключению) и влечет предание обвиняемого суду. Следует учитывать, что одного факта подачи заявления мировому судье недостаточно для возбуждения уголовного дела частного обвинения, так как если заявление не соответствует предъявляемым к нему требованиям (ч. 5 и 6 ст. 318 УПК), то оно по ч. 1 ст. 319 УПК возвращается мировым судьей лицу, его подавшему.

В случае неисполнения соответствующих указаний мирового судьи в принятии к производству этого заявления может быть отказано. Поэтому решение о принятии мировым судьей заявления потерпевшего к своему производству, будучи актом применения права, должно быть соответствующим образом процессуально оформлено. Однако формы соответствующего документа УПК не содержит, поэтому на практике судьи поступают по-разному (на заявлении потерпевшего проставляется штамп с указанием даты его приема, выносятся отдельные постановления и др.). Представляется необходимым поддержать предложения о закреплении в УПК обязанности мирового судьи выносить постановление о принятии заявления частного обвинителя к своему производству и включить бланк такого акта в соответствующее приложение к ст. 477 УПК.

В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается прокурором по заявлению близкого родственника потерпевшего, при этом по делу производится предварительное расследование и судебное разбирательство в общем порядке. Кроме того, уголовные дела о преступлениях, дела по которым по общему правилу рассматриваются в порядке частного обвинения, могут быть возбуждены руководителем следственного органа, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора и расследованы публичным порядком также в тех случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам (возраст, состояние здоровья и т.п.) не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относятся также случаи совершения преступления лицом, данные о котором не известны. При этом вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на примирение.

Необходимо иметь в виду, что постановлением Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 г. № 7-П положения ч. 2 и 4 ч. 6 ст. 144. п. 3 ч. 1 ст. 145, ч. 3 ст. 318 УПК были признаны не соответствующими Конституции РФ в той их части, в какой они не обязывают следователя, орган дознания и дознавателя принять по заявлению лица, пострадавшего в результате преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 или ч. 1 ст. 116 УК РФ, меры, направленные на установление личности виновного в этом преступлении и привлечение его к уголовной ответственности. Конституционный Суд признал, что уголовно-процессуальный закон не может связывать возможность следователя и дознавателя возбуждать дела частного обвинения лишь с особенностями личности потерпевшего, но должен предусматривать их обязанность возбудить такое уголовное дело и принять меры, направленные на обеспечение привлечения лица виновного в совершении такого преступления, к уголовной ответственности также и в иных случаях, в том числе, когда это лицо потерпевшему неизвестно.

Во всех указанных выше случаях, когда уголовное дело возбуждается следователем или дознавателем и по нему проводится предварительное расследование, обвинение приобретает публичный характер.

а дало по завершении расследования направляется прокурором мировому судье с обвинительным актом или обвинительным заключением. Соответственно судебное производство по данному делу также ведется в общем порядке, обвинение поддерживает государственный обвинитель, а потерпевший не имеет правомочий частного обвинителя (за исключением права примирения с обвиняемым).

Как уже отмечалось выше, в судебном разбирательстве по делу частного обвинения частный обвинитель имеет права аналогичные правам государственного обвинителя, предусмотренным ч. 4—6 ст. 246 УПК. В ходе судебного разбирательства частный обвинитель излагает свое заявление, он вправе представлять доказательства, участвовать в их исследовании, заявлять ходатайства, излагать суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства может предъявить гражданский иск о возмещении причиненного ему преступлением вреда.

При этом в силу принципа презумпции невиновности на частном обвинителе всецело лежит бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого. Кроме того, частный обвинитель может изменить обвинение, если этим не ухудшается наложение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а также вправе отказаться от обвинения и до удаления судьи в совещательную комнату примириться с обвиняемым. Частный обвинитель вправе обжаловать принятое мировым судьей решение в апелляционной инстанции и в порядке надзора а решение, принятое апелляционной инстанцией, — в кассационной и надзорной инстанциях и участвовать при рассмотрении его жалоб в вышестоящем суде.

Когда уголовное дело относящееся к категории частного обвинения, рассматривается в публичном порядке. Позиция Конституционного Суда РФ

Уголовно-процессуальный закон предусматривает три вида уголовного преследования ст. 20 УПК РФ.

Обратим внимание на частное обвинение с элементами публичного.

Частное – вид уголовного преступления, предусмотренный при совершении конкретных преступлений (ч. 1 ст. 115, ст. 116.1 ч. 1 ст. 128.1) где потерпевший самостоятельно выступает с инициативой привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего преступление, происходит это, как правило путем обращения с соответствующим заявлением о преступлении в суд, и последующим самостоятельным доказыванием того преступления в суде, но существуют исключения, связанные с личностью потерпевшего.

Публичное – вид уголовного преследования, предусмотренный при совершении общей части уголовных преступлений, за исключением дел частной и частно-публичной категории, производство по которым осуществляется с участием должностных лиц, уполномоченных государством осуществлять уголовное преследование, независимо от воли потерпевшего.

Читать еще:  Порядок уголовного дела

Следует сказать, об исключениях, в определенных случаях уголовное преследование по делу, относящемуся к категории частного обвинения может осуществляться в публичном порядке. Каковы эти случаи? Об этом в ч. 4 ст. 20 УПК РФ:

1. Когда преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

2. Когда преступление совершено лицом, данные о котором неизвестны.

Рассмотрим одно уголовное дело, которое из публичной категории превратилось в частное, но рассмотрено было, как публичное. О нем, тут.

Из обстоятельств, два давних товарища поссорились, сора переросла в драку, в ходе драки оба получили телесные повреждения, но один из них зафиксировал свои травмы в медицинском учреждении. Соответственно, реакция правоохранительных органов была следующая:

Возбуждено уголовное дело было, как публичное, по признакам преступления п. «а» ч. 2 ст. 115, п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ. О том, что квалификация была неверной, слышать никто не хотел. От того уголовное дело был направлено в суд, постановлен обвинительный приговор, который потом отменен, а дело возвращено для проведения дополнительного расследования.

В ходе дополнительного расследования, должностное лицо осуществляющее предварительное расследование, все-таки пришло к выводу, что квалификация деяния была не правильной, обвиняемый реабилитирован по публичному обвинению (п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), и деяние квалифицированно по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, то есть на преступление которое относится к категории частного обвинения.

Стало быть, при отсутствии оснований для дальнейшего публичного уголовного преследования – неспособность потерпевшего самостоятельно защищать свои права и отсутствие данных о лице, совершившем преступление, нужно разъяснить потерпевшему право на самостоятельное обращение в суд в порядке, предусмотренном для возбуждения категории дел частного обвинения. Поскольку, теперь уголовное дело стало частным, и без достаточных к тому оснований (ч. 4 ст. 20 УПК РФ) государство, в лице должностных лиц, уполномоченных осуществлять уголовное преследование не вправе выполнять свою функцию публичного уголовного преследования. По нашему мнению.

Однако, в нашем деле все было иначе. В материалах дела, куча свидетельств того, что потерпевший волен самостоятельно защищать свои права и интересы, и находился с обвиняемым в хороших отношениях, также ему были известны данные о нем, его месте проживания и т.д. Несмотря на это. Было проведено кроткое предварительное расследование в форме дознания, и дело с обвинительным актом направлено в мировой суд для рассмотрения, по существу.

Далее было еще интересней.

Потерпевший воспользовавшись своим правом на отказ от поддержания обвинения, стоит отметить такое право существует только для данной категории дел, отказался от обвинения в судебном заседании мирового суда ч. 5 ст. 321 УПК.

В связи с этим мировой судья принял постановление о прекращении уголовного преследования в связи с отказом потерпевшего от обвинений. На следующий день правда переосмыслил свое решение, и вынес частное постановление, в котором обращал внимание на признаки более тяжкого преступления в действиях подсудимого. Удивительно быстро конечно поменялось мнение судьи, но интересно другое, что положения УПК РФ, предоставляют судье по поступившему к нему уголовному делу, в том случае если он усматривает в деянии более тяжкое преступление возвратить его прокурору до начала его рассмотрения п. 6 ч. 1 ст. 237, 320 УПК РФ.

На постановление мирового суда о прекращении уголовного преследования, обратился прокурор с государственным представлением, требуя его отменить, как незаконное.

При рассмотрении государственного представления судом апелляционной инстанции, куда потерпевший был принудительно доставлен, принимал участие государственный обвинитель, который собственно и настаивал на незаконности постановления.

Постановление мирового судьи было отменено районным судом, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении потерпевший неоднократно не являлся в судебное заседание, вопреки положениям ч. 3 ст. 249 УПК РФ, в соответствии с которыми неявка потерпевшего без уважительных причин в судебное заседания, по делу частного обвинение влечет прекращение уголовного преследования. Суд выносил постановление о приводе потерпевшего, его доставляли в суд принудительно, затем допрашивали в судебном заседании, как в деле публичного обвинения.

В результате чего подсудимого осудили.

Мы конечно не соглашались, возражали и обжаловали такое применение норм УПК РФ, но кто нас слушал.

Тем не менее суд апелляционной инстанции, как и все остальные вышестоящие вплоть до председателя Верховного Суда РФ согласились с таким применение норм УПК РФ, а состоявшиеся судебные акты были оставлены в силе.

Окромя положения ч. 2 ст. 49 УПК РФ, и совокупность норм (29, 50, 51, 72, 122, 217 УПК РФ), связанных и (или) направленных на реализацию права обвиняемого и подозреваемого для участия в уголовном судопроизводстве защитника не обладающего статусом адвоката.

В контексте настоящей статьи, отмечу, что мы оспаривали конституционность положений ст. 20, 21, 22, 24, 43, ч. 2 ст. 111, 113, 147, 212, 239, 246, 249, 254, 272, 292, 318, 319, 318, 319, 321, а также положения ст. 323, ч. 1 ст. 389.1, 389.12, 389.24 с разными формами взаимосвязи указанных норм, позволяющих при рассмотрении уголовного дела относящегося к категории частного обвинения, некогда бывшего публичным (п. «а» ч.2 ст. 115 и п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), однако переквалифицированного на категорию частного обвинения в виду ошибочной квалификации (ч. 1 ст. 115 УК РФ), и реабилитации обвиняемого по публичному обвинению (п «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), не прекращать уголовное дело в виду неявки потерпевшего без уважительных причин, подвергать потерпевшего приводу, отменять постановление о прекращении уголовного дела принятое в связи с отказом потерпевшего от обвинений в судебном заседании, проводить прения без участия потерпевшего (частного обвинителя), не признавать обязательное участие государственного обвинителя, обращаться государственному обвинителю с представлением на постановление мирового суда о прекращении уголовного дела, принятое в связи с отказом от обвинений потерпевшего (частного обвинителя), при отсутствии обстоятельств указанных в ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

Следует сказать о позиции Конституционного Суда РФ, по этому поводу выраженной в Определении № 668-О от 28 марта 2017 года:

«Предусматривая особенности производства по уголовным делам частного обвинения, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 115, статьей 116.1 и частью первой статьи 128.1 УК Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 УПК Российской Федерации, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (часть вторая статьи 20); по уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 данного Кодекса (часть третья статьи 249); вступление в уголовное дело частного обвинения прокурора не лишает стороны права на примирение (часть четвертая статьи 318).

Вместе с тем согласно части четвертой статьи 20, пункту 1 части третьей и части четвертой статьи 150, части третьей статьи 318, частям первой 1 и первой 2 статьи 319 УПК Российской Федерации по уголовному делу о преступлении, предусмотренном указанными статьями уголовного закона, может производиться предварительное расследование, по результатам которого дело рассматривается в суде как уголовное дело публичного обвинения, что не может расцениваться как нарушение прав обвиняемого».

Следует обратить внимание, что в жалобе мы ссылались на п. 4 Постановления Конституционного суда № 22-П от 17 октября 2011 года, где Конституционный суд указал: «дела же частного обвинения, по общему правилу, возбуждаются только по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (часть вторая статьи 20 УПК Российской Федерации). Устанавливая эти правила, законодатель исходил из того, что указанные в данной норме преступления не представляют значительной общественной опасности и их раскрытие обычно не вызывает трудностей, в связи с чем потерпевший сам может осуществлять уголовное преследование – обращаться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывать как факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в иных ситуациях (по делам частно-публичного и публичного обвинения) процессуальные стадии досудебного производства. При этом выдвижение обвинения и поддержание его в суде являются не обязанностью, а правом потерпевшего (статья 22 и часть третья статьи 246 УПК Российской Федерации».

Конституционный суд, формально рассматривая материалы и доводы нашей жалобы, не проверил конституционность оспариваемых норм, которые были истолкованы в угоду обвинению, а не потерпевшему или обвиняемому по этому делу. Соответственно правоприменение и толкование норм УПК РФ, остается на усмотрении суда и органов обвинения.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector