0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

240 упк рф

Статья 240 УПК РФ. Непосредственность и устность (действующая редакция)

1. В судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом X настоящего Кодекса. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.

2. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных статьями 276 и 281 настоящего Кодекса.

3. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

4. Свидетель и потерпевший могут быть допрошены судом путем использования систем видеоконференц-связи.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 240 УПК РФ

1. Принцип непосредственности исследования доказательств в ком. статье фактически не раскрывается. В доктрине судопроизводства он понимается как требование обязательного представления и исследования в суде доступных первоисточников доказательственной информации. Причем первоисточником следует считать не просто подлинник документа или оригинал предмета, а именно лицо, составившее документ, представившее предмет и т.д. И только при недоступности такого лица может быть принят в качестве доказательства соответствующий документ или предмет. Таким образом, понятие первоисточника в состязательном процессе понимается более узко, чем понятие первоначального доказательства. Все первоисточники дают доказательства первоначальные, но не все первоначальные доказательства получены из первоисточника. Так, подлинный рапорт сотрудника полиции об обстоятельствах задержания подозреваемого, безусловно, первоначальное доказательство в сравнении, например, с копией этого документа. Однако первоисточником доказательственной информации является все же само лицо, составившее рапорт, и именно его предпочтительно допросить в состязательном процессе в качестве свидетеля. Устность предполагает, что все личные доказательства, т.е. сведения, имеющие своим источником людей, должны быть предъявлены суду в словесной форме. Это касается, прежде всего, показаний обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, заключений экспертов, иных документов, причем по общему правилу и в том случае, когда на предварительном следствии они имели вид письменный.

Так, в судебной практике возникала проблема о порядке оглашения показаний обвиняемого, находящегося в момент судебного разбирательства в розыске. По буквальному смыслу для этого непригодны ни правила статей 276 (оглашение показаний подсудимого), 281 (оглашение показаний потерпевшего и свидетеля) и, в силу ч. 2 ком. статьи, — ни нормы статьи 285 (оглашение протоколов следственных действий). Из принципа непосредственности исследования доказательств следует, что данные показания как личное доказательство если и могут быть оглашены, то в порядке исключения и по аналогии с наиболее близкими правилами — оглашением показаний свидетеля, так как скрывшийся соучастник «свидетельствует» против другого соучастника).

2. Особенно важным представляется здесь то обстоятельство, что заключение эксперта должно быть именно заслушано, наряду с показаниями подсудимого, потерпевшего и свидетелей, а не оглашено, как это предусмотрено для протоколов и иных документов. Такое терминологическое различие не случайно. «Огласить» — значит прочесть вслух для всеобщего сведения, объявить, тогда как «заслушать» — выслушать то, что оглашается. То есть оглашает протоколы и документы сам суд, а заслушивает то, что оглашается другими. Кем же? По смыслу данной нормы (как и в случае стоящих в одном ряду с заключением эксперта показаний свидетеля, когда суд выслушивает именно свидетеля) заслушивается непосредственно сам эксперт. Такое толкование в наибольшей степени отвечает названию, а значит, и назначению данной статьи. Сложившееся на практике обыкновение судов не заслушивать, а лишь оглашать письменные заключения экспертов, данные ими на предварительном расследовании, как правило, без допроса самих экспертов, фактически означает изъятие из принципа непосредственности исследования доказательств, что несовместимо с декларируемой в УПК состязательностью судопроизводства. Подобная практика существенно подрывает принцип равенства сторон, ибо представленные в суд заключения экспертов практически всегда являются обвинительными доказательствами, которым сторона защиты может противопоставить лишь глубокое критическое исследование экспертного заключения. Но необходимым условием такого исследования является возможность допросить самого эксперта, особенно если при этом защитник воспользуется помощью соответствующего специалиста.

3. Протоколы других предварительных следственных действий и иных документов допускаются для оглашения, но лишь по ходатайству сторон или по особому определению (постановлению) суда, т.е. фактически в порядке исключения. Но в качестве общего правила предполагается проведение в судебном заседании таких действий, как осмотр местности или помещения (ст. 287), следственный эксперимент (ст. 288), предъявление для опознания новых объектов (ст. 289), освидетельствование (ст. 290), когда для этого имеется практическая возможность. При этом оглашение протоколов аналогичных следственных действий, ранее уже проведенных на предварительном расследовании, имеет смысл лишь для восполнения деталей, которые могли стереться со времени предварительного расследования. Для иных следственных действий, проведенных в ходе досудебной подготовки, которые, как правило, невозможно повторить в судебном следствии (обыск, выемка, опознание тех же самых объектов), вопрос может решаться несколько иначе. Хотя протоколы этих действий и оглашаются в судебном заседании, принцип непосредственности, как говорилось выше, требует привлечения первоисточника сведений, т.е. допроса участвовавших в данных следственных действиях лиц — во всяком случае, если этого требует заинтересованная сторона.

4. Особый интерес представляют с точки зрения соблюдения принципов устности и непосредственности официальные документы (нормативные, распорядительные, справочно-удостоверительные, контрольные и информационные). Дело в том, что сведения, удостоверенные или изложенные в этих документах, юридически исходят не от физических лиц, а от государственных органов, должностных лиц и организаций, которые допрошены быть не могут. И если те, издавая документ, не вышли за пределы своей правоспособности, то их следует считать первоисточниками данных, а сами такие документы допустимо рассматривать как первоначальные доказательства. В подобных случаях можно ограничиться оглашением названных документов в судебном заседании без допроса лиц, их подписавших, хотя, конечно, при необходимости допрос и не исключен.

5. В состязательном процессе могут фигурировать и предметные (вещественные) доказательства. Принцип устности так же, как и принцип непосредственности, требует допросить, когда это практически доступно, лицо, представившее предмет либо принимавшее участие в его обнаружении, изъятии или создании, относительно названных обстоятельств. Один лишь осмотр сторонами предмета не обеспечивает им равных возможностей для состязания, так как без человека и его словесных пояснений предмет может быть недостаточно информативен; доказательством он может стать лишь в пределах правовой системы «предмет — человек». За ее пределами свойства предмета не могут являться вещественными доказательствами (см. ком. к ст. 81 настоящего Кодекса). Это, впрочем, не означает, что можно удовлетвориться, например, лишь устным пересказом свидетелем содержания документа — вещественного доказательства, так как устное изложение в данном случае было бы заменой исследования самого предметного первоначального доказательства. Исключение может быть допущено только тогда, когда представление оригинала физически невозможно или вызывает значительные трудности.

6. Согласно части 3 ком. статьи приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Это значит, что доказательства, не заслушанные и не оглашенные в судебном заседании, не могут быть использованы при постановлении приговора или иного итогового судебного решения, т.е. являются недопустимыми.

Читать еще:  Градостроительный кодекс перевод жилого помещения в нежилое

7. О допросе свидетеля и потерпевшего путем использования систем видеоконференцсвязи см. ст. 278.1 УПК.

Статья 240. Непосредственность и устность

1. В судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом Х настоящего Кодекса. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.

2. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных статьями 276 и 281 настоящего Кодекса.

3. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

4. Свидетель и потерпевший могут быть допрошены судом путем использования систем видеоконференц-связи .

Комментарий к статье 240 УПК РФ

1. Принцип непосредственности исследования доказательств в ком. статье фактически не раскрывается. В доктрине судопроизводства он понимается как требование обязательного представления и исследования в суде доступных первоисточников доказательственной информации. Причем первоисточником следует считать не просто подлинник документа или оригинал предмета, а именно лицо, составившее документ, представившее предмет и т.д. И только при недоступности такого лица может быть принят в качестве доказательства соответствующий документ или предмет. Таким образом, понятие первоисточника в состязательном процессе понимается более узко, чем понятие первоначального доказательства. Все первоисточники дают доказательства первоначальные, но не все первоначальные доказательства получены из первоисточника. Так, подлинный рапорт сотрудника полиции об обстоятельствах задержания подозреваемого, безусловно, первоначальное доказательство в сравнении, например, с копией этого документа. Однако первоисточником доказательственной информации является все же само лицо, составившее рапорт, и именно его предпочтительно допросить в состязательном процессе в качестве свидетеля. Устность предполагает, что все личные доказательства, т.е. сведения, имеющие своим источником людей, должны быть предъявлены суду в словесной форме. Это касается, прежде всего, показаний обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, заключений экспертов, иных документов, причем по общему правилу и в том случае, когда на предварительном следствии они имели вид письменный.

Так, в судебной практике возникала проблема о порядке оглашения показаний обвиняемого, находящегося в момент судебного разбирательства в розыске . По буквальному смыслу для этого непригодны ни правила статей 276 (оглашение показаний подсудимого), 281 (оглашение показаний потерпевшего и свидетеля) и, в силу ч. 2 ком. статьи, — ни нормы статьи 285 (оглашение протоколов следственных действий). Из принципа непосредственности исследования доказательств следует, что данные показания как личное доказательство если и могут быть оглашены, то в порядке исключения и по аналогии с наиболее близкими правилами — оглашением показаний свидетеля, так как скрывшийся соучастник «свидетельствует» против другого соучастника).

———————————
См. Определения КС РФ от 08.04.2010 N 601-О-О и N 602-О-О.

2. Особенно важным представляется здесь то обстоятельство, что заключение эксперта должно быть именно заслушано, наряду с показаниями подсудимого, потерпевшего и свидетелей, а не оглашено, как это предусмотрено для протоколов и иных документов. Такое терминологическое различие не случайно. «Огласить» — значит прочесть вслух для всеобщего сведения, объявить, тогда как «заслушать» — выслушать то, что оглашается . То есть оглашает протоколы и документы сам суд, а заслушивает то, что оглашается другими. Кем же? По смыслу данной нормы (как и в случае стоящих в одном ряду с заключением эксперта показаний свидетеля, когда суд выслушивает именно свидетеля) заслушивается непосредственно сам эксперт. Такое толкование в наибольшей степени отвечает названию, а значит, и назначению данной статьи. Сложившееся на практике обыкновение судов не заслушивать, а лишь оглашать письменные заключения экспертов, данные ими на предварительном расследовании, как правило, без допроса самих экспертов, фактически означает изъятие из принципа непосредственности исследования доказательств, что несовместимо с декларируемой в УПК состязательностью судопроизводства. Подобная практика существенно подрывает принцип равенства сторон, ибо представленные в суд заключения экспертов практически всегда являются обвинительными доказательствами, которым сторона защиты может противопоставить лишь глубокое критическое исследование экспертного заключения. Но необходимым условием такого исследования является возможность допросить самого эксперта, особенно если при этом защитник воспользуется помощью соответствующего специалиста.

———————————
См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 214, 434.

3. Протоколы других предварительных следственных действий и иных документов допускаются для оглашения, но лишь по ходатайству сторон или по особому определению (постановлению) суда, т.е. фактически в порядке исключения. Но в качестве общего правила предполагается проведение в судебном заседании таких действий, как осмотр местности или помещения (ст. 287), следственный эксперимент (ст. 288), предъявление для опознания новых объектов (ст. 289), освидетельствование (ст. 290), когда для этого имеется практическая возможность. При этом оглашение протоколов аналогичных следственных действий, ранее уже проведенных на предварительном расследовании, имеет смысл лишь для восполнения деталей, которые могли стереться со времени предварительного расследования. Для иных следственных действий, проведенных в ходе досудебной подготовки, которые, как правило, невозможно повторить в судебном следствии (обыск, выемка, опознание тех же самых объектов), вопрос может решаться несколько иначе. Хотя протоколы этих действий и оглашаются в судебном заседании, принцип непосредственности, как говорилось выше, требует привлечения первоисточника сведений, т.е. допроса участвовавших в данных следственных действиях лиц — во всяком случае, если этого требует заинтересованная сторона.

4. Особый интерес представляют с точки зрения соблюдения принципов устности и непосредственности официальные документы (нормативные, распорядительные, справочно-удостоверительные, контрольные и информационные). Дело в том, что сведения, удостоверенные или изложенные в этих документах, юридически исходят не от физических лиц, а от государственных органов, должностных лиц и организаций, которые допрошены быть не могут. И если те, издавая документ, не вышли за пределы своей правоспособности, то их следует считать первоисточниками данных, а сами такие документы допустимо рассматривать как первоначальные доказательства. В подобных случаях можно ограничиться оглашением названных документов в судебном заседании без допроса лиц, их подписавших, хотя, конечно, при необходимости допрос и не исключен.

5. В состязательном процессе могут фигурировать и предметные (вещественные) доказательства. Принцип устности так же, как и принцип непосредственности, требует допросить, когда это практически доступно, лицо, представившее предмет либо принимавшее участие в его обнаружении, изъятии или создании, относительно названных обстоятельств. Один лишь осмотр сторонами предмета не обеспечивает им равных возможностей для состязания, так как без человека и его словесных пояснений предмет может быть недостаточно информативен; доказательством он может стать лишь в пределах правовой системы «предмет — человек». За ее пределами свойства предмета не могут являться вещественными доказательствами (см. ком. к ст. 81 настоящего Кодекса). Это, впрочем, не означает, что можно удовлетвориться, например, лишь устным пересказом свидетелем содержания документа — вещественного доказательства, так как устное изложение в данном случае было бы заменой исследования самого предметного первоначального доказательства. Исключение может быть допущено только тогда, когда представление оригинала физически невозможно или вызывает значительные трудности.

Читать еще:  Взятка ст 290 ук рф с комментариями

6. Согласно части 3 ком. статьи приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Это значит, что доказательства, не заслушанные и не оглашенные в судебном заседании, не могут быть использованы при постановлении приговора или иного итогового судебного решения, т.е. являются недопустимыми.

7. О допросе свидетеля и потерпевшего путем использования систем видеоконференцсвязи см. ст. 278.1 УПК.

Другой комментарий к статье 240 УПК РФ

1. Правило о непосредственности исследования всех доказательств по уголовному делу призвано обеспечить прямое, свободное от субъективного влияния лиц, производивших предварительное расследование, восприятие участниками судебного разбирательства, в первую очередь судом, всех обстоятельств уголовного дела. Непосредственное исследование всех доказательств в судебном заседании служит важным условием их единообразного восприятия судом и другими участниками судебного разбирательства, средством устранения сомнений и неясностей.

2. В силу требования непосредственности судебного разбирательства все относящиеся к делу и допустимые согласно закону доказательства подлежат установлению и исследованию в ходе судебного заседания; доказательства, которые не исследовались судом в заседании, не могут быть положены в основу приговора или иного судебного решения.

3. Суд может постановить приговор без непосредственного исследования в судебном заседании доказательств по уголовному делу только в случае, если обвиняемый, согласившись с предъявленным обвинением, ходатайствует об этом, а суд считает обвинение обоснованным и подтвержденным собранными по делу доказательствами (см. коммент. к ст. 314 — 315).

4. Протоколы следственных действий и другие документы, полученные в результате предварительного расследования, могут быть использованы судом в обоснование принимаемых им решений лишь постольку, поскольку они являются первоисточником информации или в силу иных причин обладают свойством незаменимости.

5. Исследование доказательств в уголовном судопроизводстве (в отличие, в частности, от конституционного или арбитражного судопроизводства) может осуществляться только в устной форме, что предполагает не только непосредственное заслушивание устных показаний подсудимых, потерпевших, свидетелей и иных лиц, но и оглашение всех имеющих значение для дела протоколов, заключений экспертов и иных документов, обсуждение результатов осмотра вещественных доказательств, а также заслушивание выступлений сторон в судебных прениях.

6. Факт исследования доказательств в ходе судебного разбирательства должен быть отражен в протоколе судебного заседания.

7. Показания, данные при производстве предварительного расследования, могут быть использованы судом при принятии решений лишь при условии, если: а) они были оглашены в ходе судебного разбирательства; б) такое оглашение показаний было обусловлено наличием существенных противоречий между показаниями, данными в ходе предварительного расследования и в суде, неявкой соответствующего участника судопроизводства в судебное заседание либо отказом подсудимого от дачи показаний; в) при оглашении показаний подсудимого имеется ходатайство об этом сторон, а при оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, относительно которого не установлены предусмотренные ч. 2 ст. 281 УПК причины невозможности его явки в суд, — согласие сторон на оглашение показаний. Этими же правилами суд руководствуется в случае использования показаний, данных подсудимым, потерпевшим, свидетелем в другом судебном заседании (см. коммент. к ст. 75, 276, 281).

8. Протоколы и иные документы могут оглашаться в судебном заседании как полностью, так и частично. Однако в последнем случае при постановлении приговора или иного судебного решения возможны ссылки лишь на оглашенную часть соответствующего документа.

Статья 240 УПК РФ. Непосредственность и устность

Текст статьи 240 УПК РФ в новой редакции.

1. В судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом Х настоящего Кодекса. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.

2. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных статьями 276 и 281 настоящего Кодекса.

3. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

4. Свидетель и потерпевший могут быть допрошены судом путем использования систем видеоконференц-связи .

N 174-ФЗ, УПК РФ действующая редакция.

Комментарий к ст. 240 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

Комментарии к статьям УПК помогут разобраться в нюансах уголовно-процессуального права.

1. Правило о непосредственности исследования всех доказательств по уголовному делу призвано обеспечить прямое, свободное от субъективного влияния лиц, производивших предварительное расследование, восприятие участниками судебного разбирательства, в первую очередь судом, всех обстоятельств уголовного дела. Непосредственное исследование всех доказательств в судебном заседании служит важным условием их единообразного восприятия судом и другими участниками судебного разбирательства, средством устранения сомнений и неясностей.

2. В силу требования непосредственности судебного разбирательства все относящиеся к делу и допустимые согласно закону доказательства подлежат установлению и исследованию в ходе судебного заседания; доказательства, которые не исследовались судом в заседании, не могут быть положены в основу приговора или иного судебного решения.

3. Суд может постановить приговор без непосредственного исследования в судебном заседании доказательств по уголовному делу только в случае, если обвиняемый, согласившись с предъявленным обвинением, ходатайствует об этом, а суд считает обвинение обоснованным и подтвержденным собранными по делу доказательствами (см. коммент. к ст. 314 — 315).

4. Протоколы следственных действий и другие документы, полученные в результате предварительного расследования, могут быть использованы судом в обоснование принимаемых им решений лишь постольку, поскольку они являются первоисточником информации или в силу иных причин обладают свойством незаменимости.

5. Исследование доказательств в уголовном судопроизводстве (в отличие, в частности, от конституционного или арбитражного судопроизводства) может осуществляться только в устной форме, что предполагает не только непосредственное заслушивание устных показаний подсудимых, потерпевших, свидетелей и иных лиц, но и оглашение всех имеющих значение для дела протоколов, заключений экспертов и иных документов, обсуждение результатов осмотра вещественных доказательств, а также заслушивание выступлений сторон в судебных прениях.

6. Факт исследования доказательств в ходе судебного разбирательства должен быть отражен в протоколе судебного заседания.

7. Показания, данные при производстве предварительного расследования, могут быть использованы судом при принятии решений лишь при условии, если: а) они были оглашены в ходе судебного разбирательства; б) такое оглашение показаний было обусловлено наличием существенных противоречий между показаниями, данными в ходе предварительного расследования и в суде, неявкой соответствующего участника судопроизводства в судебное заседание либо отказом подсудимого от дачи показаний; в) при оглашении показаний подсудимого имеется ходатайство об этом сторон, а при оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, относительно которого не установлены предусмотренные ч. 2 ст. 281 УПК причины невозможности его явки в суд, — согласие сторон на оглашение показаний. Этими же правилами суд руководствуется в случае использования показаний, данных подсудимым, потерпевшим, свидетелем в другом судебном заседании (см. коммент. к ст. 75, 276, 281).

8. Протоколы и иные документы могут оглашаться в судебном заседании как полностью, так и частично. Однако в последнем случае при постановлении приговора или иного судебного решения возможны ссылки лишь на оглашенную часть соответствующего документа.

Читать еще:  51 ст упк рф

Следующий комментарий к статье 240 УПК РФ

Если у вас есть вопросы по ст. 240 УПК, вы можете получить консультацию юриста.

1. Общими условиями судебного разбирательства (см. наименование главы) являются установленные законом правила-требования, которые, конкретизируя и детализируя принципы уголовного процесса, распространяются на судебный процесс в названной стадии, отражая ее наиболее существенные черты. По сути дела, это — принципы судебного разбирательства, принципы правосудия по уголовным делам, которые от принципов уголовного процесса отличаются тем, что они действуют не во всех, а лишь в одной из его стадий и, таким образом, лишены «сквозного» характера. Комментируемая статья посвящена двум из них — непосредственности и устности.

2. Непосредственность как общее условие судебного разбирательства относится к исследованию судом первой инстанции доказательств по уголовному делу и заключается в том, что суд сам проводит исследование доказательств путем производства соответствующего судебного действия — допроса, осмотра, оглашения документов, заслушивания заключений эксперта. Поручить какое-либо из этих действий другому суду он не вправе. В основу судебного приговора могут быть положены только те доказательства, которые исследовались в данном судебном заседании, ход и результаты исследования которого получили отражение в протоколе данного судебного заседания. Никакие материалы предварительного следствия, минуя непосредственное восприятие их судом, в обоснование выводов, содержащихся в судебном приговоре, положены быть не могут.

3. Устность судебного разбирательства означает, что все фактические данные, составляющие содержание любого доказательства в судебном следствии, должны быть оглашены и озвучены в зале судебного заседания, что все разбирательство уголовного дела представляет собой судоговорение и что ни одно доказательство, добытое на предварительном следствии и молча, обособленно от сторон и публики изученное судом, в основу приговора также положено быть не может.

4. Непосредственность и устность судебного разбирательства являются важнейшими гарантиями установления судом истины по уголовному делу и достижения задач правосудия. Несоблюдение любого из этих условий может служить основанием отмены приговора вышестоящим судом.

Остались вопросы по ст 240 УПК РФ?

Получите консультации и комментарии юристов по статье 240 УПК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

Непосредственность и устность

В соответствии и на основании ст. 240 УПК РФ судебное разбирательство представляет собой центральную стадию уголовного процесса, в которой суд первой инстанции решает основные вопросы уголовного дела: о наличии или отсутствии события преступления, о виновности обвиняемого в его совершении, о содержании обстоятельств, характеризующих противоправность и степень общественной опасности содеянного и личности обвиняемого.

Уголовно-процессуальное право допускает установление этих обстоятельств, их всестороннее, полное и объективное исследование при соблюдении демократических принципов правосудия лишь в стадии судебного разбирательства.

Значение судебного разбирательства в системе отношений и взаимосвязей уголовного судопроизводства характеризует его многофункциональность: именно в этой стадии решаются основные задачи уголовного процесса; осуществляется проверка законности и обоснованности решений и действий органов предварительного расследования; получают окончательную оценку собранные на досудебных этапах производства по делу доказательства; лишь в судебном разбирательстве получает наиболее явное выражение весь комплекс демократических принципов правосудия, должны обеспечиваться реализация прав участников процесса и выполнение установленных законом обязанностей государственных органов и должностных лиц по уголовному преследованию виновных в совершении преступлений лиц.

Исключительность рассматриваемой стадии заключается в том, что, в отличие от иных этапов производства по уголовному делу, допускающих прекращение уголовного дела, освобождение лица от уголовной ответственности, признание лица виновным в совершении преступления и назначение ему уголовного наказания допустимо только в стадии судебного разбирательства.

Успешное выполнение вышеуказанных функций уголовно-процессуальный закон связывает с осуществлением общих условий судебного разбирательства. Общие условия судебного разбирательства представляют собой непременные организационные и правовые основы реализации демократических принципов уголовного процесса при непосредственном осуществлении правосудия по уголовным делам. Осуществление и соблюдение этих основ создает предпосылки для правильной юридической оценки обстоятельств дела, их объективного, беспристрастного и всестороннего исследования. Общие условия судебного разбирательства формализуют внутренние закономерности судебного познания явлений окружающей действительности.

Соблюдение устности и непосредственности судебного разбирательства является непременной предпосылкой самостоятельности судебного исследования обстоятельств дела с соблюдением принципа состязательности. Непосредственность и устность судебного разбирательства выступают в качестве внешних форм исследования представленных в судебное заседание доказательств.

Следует заметить, что на основании ст. 240 УПК РФ законодатель определяет методы познания содержащейся в них информации: суд заслушивает показания подсудимого, потерпевших, свидетелей; оглашает и исследует заключения экспертов; оглашает протоколы и иные документы; производит другие судебные действия по исследованию доказательств. Последнее установление закона указывает на всеобщность принципа непосредственности для восприятия судом, участниками судебного разбирательства и присутствующими в зале судебного заседания оглашаемой информации, имеющей отношение к делу из первоисточников, без промежуточных звеньев.

Личное непосредственное восприятие судьями доказательств по делу позволяет суду первой инстанции основывать свои выводы на тех фактических данных, которые им исследованы и установлены в судебном заседании.

Исходя из реалий современного уголовного судопроизводства, законодатель допускает возможность некоторых отступлений от принципа непосредственности в случае недоступности источника доказательств восприятию суда в ходе судебного разбирательства и его содержательной незаменимости.

В случае отказа подсудимого от дачи показаний в судебном заседании или неявки свидетелей, потерпевших по уважительным причинам закон допускает возможность оглашения их показаний, данных при производстве предварительного расследования или полученных в суде ранее. Это оглашение, а также воспроизведение приложенных к протоколу допроса материалов фотографирования, аудио- или видеозаписи, киносъемки их показаний, могут иметь место по ходатайству сторон. Основанием для принятия судом решения о таком оглашении служит обнаружение существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым, свидетелем, потерпевшим в ходе предварительного расследования или ранее состоявшегося судебного разбирательства, при отказе подсудимого от дачи показаний или при рассмотрении дела в его отсутствие, при отсутствии свидетеля, потерпевшего в судебном заседании по причинам, исключающим возможность их явки в суд.

Непременной предпосылкой полной реализации принципа непосредственности является устная форма исследования доказательств в судебном заседании. Устность судебного разбирательства означает обязанность суда непосредственно в судебном заседании заслушать показания подсудимого, свидетеля, потерпевшего и других участников судебного разбирательства, а все имеющие значение для дела протоколы и иные документы должны оглашаться полностью или частично.

Материалами дела, содержание которых не озвучено в ходе судебного заседания, не может обосновываться позиция сторон в отношении предъявленного подсудимому обвинения. Устная форма судопроизводства используется для связи между собой участников уголовного судопроизводства.

Принцип устности судебного разбирательства не исключает возможности визуального изучения необходимых материалов дела и письменного изложения позиций сторон в оценке исследуемых доказательств. Однако закон запрещает демонстрацию этих материалов без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector