3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

274 1 ук рф

Что ожидать от судебной практики по статье 274.1 УК РФ

Для события преступления по этим составам требуется два фактора: должен быть причинен вред КИИ и причиной этого вреда должно являться невыполнение виновником правил эксплуатации «средств хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации, содержащейся в КИИ«. КИИ определена в ФЗ-187 как совокупность объектов критической информационной инфраструктуры и сетей электросвязи, используемых для организации взаимодействия таких объектов. Соответственно, причинение вреда любому объекту КИИ будет причинением вреда КИИ в целом.

Рассматриваемую предметную область можно охарактеризовать так:

  • Есть объекты, инциденты с которыми могут привести к резонансным последствиям (могут погибнуть люди, остановиться производство, наступить экологические последствия и т.п.)
  • Есть правила эксплуатации этих объектов, эти правила кто-то может умышленно или по незнанию нарушить, и это нарушение может стать причиной такого инцидента. При этом непонятно, о каких правилах идет речь в статье.
  • Виновником нарушения может стать только вполне конкретной лицо — следствие должно установить и доказать, что бездействие этого лица или определенные действия этого лица стали причиной инцидента и причиненного им вреда. Соответственно, непонятно, кто может быть признан таким виновником в случае реального инцидента.

Статистически значимой судебной практики по применению этой статьи нет и в ближайшее время не предвидится. Но есть статья 274 УК РФ («Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей»), которая на первый взгляд полностью аналогична и по которой судебная практика есть. Вот что говорится о ней в методических рекомендациях Генеральной Прокуратуры РФ:

  • «Предметом данного преступления являются средства хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации, информационно-телекоммуникационные сети и оконечное оборудование.» Тут все понятно: для события преступления требуется, чтобы вред был причинен воздействием на техническую составляющую объекта.
  • «Данная норма является бланкетной и отсылает к конкретным инструкциям и правилам, устанавливающим порядок работы со средствами хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации, информационно-телекоммуникационными сетями и оконечным оборудованием в ведомстве или организации.» Т.е. не существует абстрактных, по умолчанию всем известных правил — нарушить можно только требования конкретных документов.
  • «Эти правила должны устанавливаться правомочным лицом.» Тут тоже понятно: никто не обязан выполнять предписания лица, которое никто такими полномочиями не наделял. В зачет идут только требования, установленные уполномоченным лицом.
  • «Между фактом нарушения и наступившим существенным вредом должна быть установлена причинная связь, а также доказано, что наступившие последствия являются результатом нарушения правил эксплуатации… Правила, о которых идет речь в ст. 274 УК РФ, должны быть направлены только на обеспечение информационной безопасности.». Очевидно.
  • «Правила доступа и эксплуатации, относящиеся к обработке информации, содержатся в различных положениях, инструкциях, уставах, приказах, ГОСТах, проектной документации на соответствующую автоматизированную информационную систему, договорах, соглашениях и иных официальных документах.» Т.е. нарушением правил эксплуатации считается нарушение вообще любых обязательных к исполнению требований, в каких бы документах и нормативных актах они ни содержались.

Последний пункт хочу отметить особо: часто приходится слышать мнение, что под правилами эксплуатации понимаются только внутренние нормативные акты организации, которой принадлежит информационная система — дескать, только владелец информационной системы может устанавливать правила ее эксплуатации. Это не соответствует процитированной выше позиции Генпрокуратуры, которая явно называет одним из источников правил эксплуатации государственные стандарты — уж они-то никак не являются внутренними нормативными актами организации. Такая ошибка в трактовке обусловлена двумя факторами

Пересказывая чужое мнение, люди склонны опускать или искажать незначительные, по их мнению, подробности. Так, в учебных пособиях понятие «правила эксплуатации» пересказывается более простым языком и, к примеру, студентам Университета прокуратуры РФ преподносятся так:

Данные правила должны быть установлены уполномоченным лицом и приняты в надлежащем порядке, например утверждены письменным приказом, с которым исполнители должны быть ознакомлены под роспись. Кроме того, правила эксплуатации могут не только устанавливаться управомоченным лицом, но и определяться техническими описаниями и инструкциями, передаваемыми работодателем работнику, а также пользователю от производителя при приобретении соответствующего устройства или программного обеспечения, либо правилами доступа к информационно-телекоммуникационным сетям в определенных случаях.

Как видим, смысл разъяснений Генпрокуратуры тут сохранен, но из примеров исчезли ГОСТы и иные официальные документы, остались только внутренние нормативные документы, с которыми ознакомливается пользователь или работник. Неудивительно, что в дальнейшем выпускники не обращаются к первоисточникам, а пересказывают единожды выученный материал.

Второй фактор — ничтожно малое количество случаев применения статьи 274 УК РФ: по данным Судебного департамента при ВС РФ, за 2017-2018 годы всеми судами РФ вынесено 2 (прописью «Два») приговора, причем в обоих случаях эта статья являлась дополнительной к основному деянию. По другим источникам (спасибо Валерию Комарову), в 2010-2017 годах правоохранительными органами было возбуждено всего 21 уголовное дело с квалификацией деяния по этой статье. Поэтому, говоря о судебной практике по нарушениям правил эксплуатации, мы имеем дело со статистически ничтожной выборкой, в которую попали, в основном, преступления против коммерческих компаний, возбужденные по заявлению их владельцев. Для квалификации деяния было достаточно того, что нарушены внутренние правила потерпевших.

Читать еще:  Виды доказательств упк рф

В КИИ, применительно к значимым объектам, мы имеем принципиально иную ситуацию: есть ряд правовых норм, которые определяют обязанности субъекта КИИ в ходе эксплуатации значимого объекта КИИ — см. например, раздел 13 приказа ФСТЭК №239. Возникает вопрос: что будет, если причиной резонансного инцидента на значимом объекте КИИ станет игнорирование требований регулятора?

Судебная практика по статье 274 УК РФ нам тут не помощник, но есть другая предметная область, обладающая точно такими же характеристиками — пожарная безопасность:

  • Есть объекты, пожары на которых могут привести к резонансным последствиям (могут погибнуть люди, остановиться производство, наступить экологические последствия и т.п.)
  • Есть правила пожарной безопасности этих объектов, эти правила кто-то может умышленно или по незнанию нарушить, и это нарушение может стать причиной такого инцидента. При этом точно так же непонятно, о каких правилах идет речь в статье.
  • Виновником нарушения может стать только вполне конкретной лицо — следствие должно установить и доказать, что бездействие этого лица или определенные действия этого лица стали причиной инцидента и причиненного им вреда. Соответственно непонятно, кто может быть признан таким виновником в случае реального инцидента.

В обзоре судебной практики мы видим, что Пленум ВС РФ трактует понятие «правила пожарной безопасности» точно так же, как Генпрокуратура — понятие «правила эксплуатации»:

Как известно, диспозиция этой статьи является бланкетной. Законодатель не раскрывает в
ней понятия «правил пожарной безопасности» и отсылает нас к нормам специального
законодательства. При этом в Федеральном законе «О пожарной безопасности» один из видов
нормативных документов в этой области называется «правилами пожарной безопасности». В то
же время этим Федеральным законом отнесены к нормативным документам по пожарной
безопасности стандарты, нормы, инструкции и иные документы, нарушение которых при
наступлении указанных в диспозиции ст. 219 УК РФ последствий влечет уголовную
ответственность.

Как видим, в обеих предметных областях под «правилами» судебная система РФ понимает совокупность всех норм, устанавливающих обязанности субъекта в данной предметной области, независимо от того, каким именно документом эти обязанности установлены. Значит, стоит ожидать, что и при применении статьи 274.1 УК РФ судебная система будет относить к правилам эксплуатации также и нормативные требования ФСБ и ФСТЭК, определяющие обязанности субъекта КИИ в ходе эксплуатации объекта КИИ.

Говоря проще, если п. 13.2 и 13.3 приказа ФСТЭК №239 требуют от субъекта КИИ проводить периодический анализ уязвимостей и выполнять управление обновлениями, то невыполнение этих требований в случае успешной атаки на объект КИИ вируса-шифровальщика станет самостоятельным уголовным преступлением, ответственность за которое лежит на субъекте КИИ. И тут возникает интересный вопрос: кто именно эту ответственность понесет?

И тут опять на помощь приходит судебная практика по делам о пожарной безопасности. Вот один из характерных примеров. Организация арендовала дебаркадер и оборудовала на нем общежитие. Был назначен ответственный за пожарную безопасность, но фактически требования пожарной безопасности не выполнялись или выполнялись не в полном объеме (в приговоре перечислены только нарушения). Случился пожар, погиб человек. Суд постановил:

  • Несмотря на то, что приказом директора был назначен ответственный за пожарную безопасность, именно директор «не обеспечил обучение ответственных работников пожарно-техническому минимуму в объеме знаний требований нормативных правовых актов, регламентирующих пожарную безопасность, в части противопожарного режима, а также приемов и действий при возникновении пожара в организации, позволяющих выработать практические навыки по предупреждению пожара, спасению жизни, здоровья людей и имущества при пожаре, не проводил у работников проверку знаний требований пожарной безопасности».
  • Именно директор «не обеспечил исправное состояние знаков пожарной безопасности, в том числе обозначающих пути эвакуации и эвакуационные выходы, вследствие чего эвакуационное освещение не включалось автоматически при прекращении электропитания рабочего освещения«
  • По вине именно директора «здание надстройки дебаркадера, являясь объектом общественного назначения не было оборудовано автоматической установкой пожарной сигнализации с установкой в помещениях дымовых извещателей» и т.п.

Суд постановил, что все перечисленные в приговоре нарушения были совершены именно директором, осознанно, ради экономии, с пониманием возможнх последствий. Директор был признан виновным, и то, что он отделался условным сроком, который был с него снят в связи с амнистией — совсем другая история.

Подобная практика вполне применима и к значимым объектам КИИ. Если атака на объект КИИ приведет к резонансным последствиям, кто-то должен стать крайним. Следуя логике, которой руководствовался суд при вынесении рассмотренного выше приговора, персонал, ответственный за обеспечение безопасности, пожарная она или информационная, несет ответственность только за выполнение тех обязанностей, которые явно установлены для него внешними или внутренними нормативными актами. Если руководитель организации не назначил ответственных, не определил их обязанности или не обеспечил возможность исполнения ими этих обязанностей (не организовал обучение, не выделил бюджет и т.п.), то ответственность за последствия несет он сам.

Читать еще:  324 ук рф

Это не единственный подобный приговор, просто он первым попался в поисковой выдаче. Не факт, что следствие и суды всегда будут придерживаться этой логики. Но этот пример показывает, что в случаях, когда речь идет о гибели людей или других столь же резонансных последствиях, руководитель организации часто отвечает за последствия солидарно с ответственными работниками, а в некоторых случаях и единолично.

УК РФ | Статья 274-1. Неправомерное воздействие на критическую информационную инфраструктуру Российской Федерации

Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) N 63-ФЗ от 13.06.1996 (Список изменяющих документов). Статья 274-1. Неправомерное воздействие на критическую информационную инфраструктуру Российской Федерации

1. Создание, распространение и (или) использование компьютерных программ либо иной компьютерной информации, заведомо предназначенных для неправомерного воздействия на критическую информационную инфраструктуру Российской Федерации, в том числе для уничтожения, блокирования, модификации, копирования информации, содержащейся в ней, или нейтрализации средств защиты указанной информации, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет.

2. Неправомерный доступ к охраняемой компьютерной информации, содержащейся в критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, в том числе с использованием компьютерных программ либо иной компьютерной информации, которые заведомо предназначены для неправомерного воздействия на критическую информационную инфраструктуру Российской Федерации, или иных вредоносных компьютерных программ, если он повлек причинение вреда критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет и с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового либо лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет.

3. Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации, содержащейся в критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, или информационных систем, информационно-телекоммуникационных сетей, автоматизированных систем управления, сетей электросвязи, относящихся к критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, либо правил доступа к указанным информации, информационным системам, информационно-телекоммуникационным сетям, автоматизированным системам управления, сетям электросвязи, если оно повлекло причинение вреда критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

4. Деяния, предусмотренные частью первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, или лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

5. Деяния, предусмотренные частью первой, второй, третьей или четвертой настоящей статьи, если они повлекли тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

(Статья 274-1 введена Федеральным законом от 26 июля 2017 г. N 194-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, N 31, ст. 4743)

О дополнении Главы 28 Уголовного кодекса Российской Федерации статьей 274.1 (Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2018 года)

О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ
В УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СТАТЬЮ 151
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В СВЯЗИ С ПРИНЯТИЕМ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О БЕЗОПАСНОСТИ
КРИТИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Принят
Государственной Думой
12 июля 2017 года

Одобрен
Советом Федерации
19 июля 2017 года

Главу 28 Уголовного кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 25, ст. 2954; 2003, N 50, ст. 4848; 2010, N 19, ст. 2289; 2011, N 11, ст. 1495; N 50, ст. 7362; 2014, N 26, ст. 3401) дополнить статьей 274.1 следующего содержания:

«Статья 274.1. Неправомерное воздействие на критическую информационную инфраструктуру Российской Федерации

1. Создание, распространение и (или) использование компьютерных программ либо иной компьютерной информации, заведомо предназначенных для неправомерного воздействия на критическую информационную инфраструктуру Российской Федерации, в том числе для уничтожения, блокирования, модификации, копирования информации, содержащейся в ней, или нейтрализации средств защиты указанной информации, —
наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет.
2. Неправомерный доступ к охраняемой компьютерной информации, содержащейся в критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, в том числе с использованием компьютерных программ либо иной компьютерной информации, которые заведомо предназначены для неправомерного воздействия на критическую информационную инфраструктуру Российской Федерации, или иных вредоносных компьютерных программ, если он повлек причинение вреда критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, —
наказывается принудительными работами на срок до пяти лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет и с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового либо лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет.
3. Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации, содержащейся в критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, или информационных систем, информационно-телекоммуникационных сетей, автоматизированных систем управления, сетей электросвязи, относящихся к критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, либо правил доступа к указанным информации, информационным системам, информационно-телекоммуникационным сетям, автоматизированным системам управления, сетям электросвязи, если оно повлекло причинение вреда критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, —
наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
4. Деяния, предусмотренные частью первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, или лицом с использованием своего служебного положения, —
наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
5. Деяния, предусмотренные частью первой, второй, третьей или четвертой настоящей статьи, если они повлекли тяжкие последствия, —
наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.».

Читать еще:  58 упк рф

Внести в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52, ст. 4921; 2002, N 22, ст. 2027; N 30, ст. 3020, 3029; N 44, ст. 4298; 2003, N 27, ст. 2700, 2706; N 50, ст. 4847; 2004, N 27, ст. 2711; 2005, N 1, ст. 13; 2006, N 28, ст. 2975, 2976; N 31, ст. 3452; 2007, N 1, ст. 46; N 24, ст. 2830, 2833; N 49, ст. 6033; N 50, ст. 6248; 2009, N 11, ст. 1267; N 44, ст. 5170; 2010, N 1, ст. 4; N 15, ст. 1756; N 21, ст. 2525; N 27, ст. 3431; N 31, ст. 4164, 4193; N 49, ст. 6412; 2011, N 1, ст. 16; N 23, ст. 3259; N 30, ст. 4598, 4605; N 45, ст. 6334; N 50, ст. 7361, 7362; 2012, N 10, ст. 1162, 1166; N 30, ст. 4172; N 31, ст. 4330, 4331; N 47, ст. 6401; N 49, ст. 6752; N 53, ст. 7637; 2013, N 26, ст. 3207; N 27, ст. 3442, 3478; N 30, ст. 4078; N 44, ст. 5641; N 51, ст. 6685; N 52, ст. 6945; 2014, N 19, ст. 2303, 2310, 2333; N 23, ст. 2927; N 26, ст. 3385; N 30, ст. 4219, 4259, 4278; N 48, ст. 6651; 2015, N 1, ст. 83, 85; N 6, ст. 885; N 21, ст. 2981; N 29, ст. 4391; 2016, N 1, ст. 61; N 14, ст. 1908; N 18, ст. 2515; N 26, ст. 3868; N 27, ст. 4256, 4257, 4258, 4262; N 28, ст. 4559; N 48, ст. 6732; N 52, ст. 7485; 2017, N 15, ст. 2135; N 24, ст. 3489) следующие изменения:
1) пункт 2 части второй после цифр «229.1,» дополнить цифрами «274.1,»;
2) в части пятой цифры «272 — 274» заменить цифрами «272 — 274.1».

Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2018 года.

Президент
Российской Федерации
В.ПУТИН
Москва, Кремль
26 июля 2017 года
N 194-ФЗ

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector