0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

286 1 ук рф

Статья 286.1. Неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа

1. Умышленное неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа начальника, отданного в установленном порядке и не противоречащего закону, причинившее существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, —

наказывается принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 286.1 УК РФ

1. Неисполнение сотрудником органов внутренних дел приказа посягает на интересы государственной власти и государственной службы.

2. Объективная сторона преступления состоит из трех обязательных элементов: 1) совершения деяния (бездействия) — неисполнения приказа; 2) наступления последствий в виде существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства; 3) причинно-следственной связи между деянием и последствием.

Рассматривая вопрос об объективной стороне преступления, следует отметить, что на сотрудников органов внутренних дел распространяются требования служебной дисциплины. В соответствии со ст. 47 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» служебная дисциплина — соблюдение сотрудником органов внутренних дел установленных законодательством РФ, Присягой сотрудника органов внутренних дел РФ, дисциплинарным уставом органов внутренних дел РФ, контрактом, приказами и распоряжениями руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, приказами и распоряжениями прямых и непосредственных руководителей (начальников) порядка и правил выполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных прав.
———————————
СЗ РФ. 2011. N 49 (ч. 1). Ст. 7020.

Из содержания данной нормы следует, что под приказами, за неисполнение которых установлена уголовная ответственность, следует понимать приказы Министра внутренних дел РФ и приказы прямых (непосредственных) начальников. За исключением этих лиц никто не вправе отдавать приказы сотруднику органов внутренних дел.

Более детально вопрос о порядке отдачи приказов нормативно не урегулирован и, следовательно, вопрос об отдаче приказа в «установленном порядке» должен решаться исходя из того, уполномоченным ли лицом отдан соответствующий приказ.

Еще одним обязательным для наличия состава преступления признаком отданного в установленном порядке приказа будет являться его соответствие закону. Если же сотрудником органов внутренних дел получен приказ, явно противоречащий закону, сотрудник обязан принять меры к исполнению закона.

С содержательной позиции приказ представляет собой предписание на совершение определенных действий или на то, чтобы воздержаться от их совершения. В приказе могут детализироваться отдельные положения, например сроки совершения действий, их периодичность, порядок оформления совершенных действий и т.п. Поэтому неисполнение приказа будет заключаться как в невыполнении предписанного поведения в полном объеме, так и в частичном (например, в нарушении сроков выполнения предписанных действий).

3. Наряду с совершением указанного в законе деяния в виде неисполнения приказа обязательным элементом объективной стороны преступления является последствие, состоящее в существенном нарушении прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, находящееся в причинно-следственной связи с деянием.

Под существенным нарушением прав и законных интересов граждан или организаций в результате неисполнения приказа следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др.). При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

Читать еще:  71 упк рф

Под нарушением законных интересов граждан или организаций в результате неисполнения приказа следует понимать, в частности, создание препятствий в удовлетворении гражданами или организациями своих потребностей, не противоречащих нормам права и общественной нравственности (например, проведение частых и необоснованных проверок, изъятие документации, необходимой для работы организации и не относящейся к предмету проверки, и т.д.).

4. Неисполнение приказа относится к числу преступлений с материальным составом. Деяние будет окончено с момента наступления общественно опасных последствий.

5. С субъективной стороны преступление характеризуется умышленной формой вины в виде как прямого, так и косвенного умысла. Виновный осознает, что им не исполняется законный, подлежащий исполнению приказ, отданный правомочным лицом, предвидит, что в результате неисполнения приказа наступят общественно опасные последствия, и желает их наступления, либо сознательно допускает наступление последствий, либо относится к ним безразлично.

6. Субъект рассматриваемого преступления — специальный — сотрудник органов внутренних дел. Сотрудник органов внутренних дел — гражданин, который взял на себя обязательства по прохождению федеральной государственной службы в органах внутренних дел в должности рядового или начальствующего состава и которому в установленном Федеральным законом от 30.11.2011 N 342-ФЗ порядке присвоено специальное звание рядового или начальствующего состава. Согласно ст. 25 Закона о полиции сотрудником полиции является гражданин Российской Федерации, который осуществляет служебную деятельность на должности федеральной государственной службы в органах внутренних дел и которому в установленном порядке присвоено специальное звание, предусмотренное ст. 26 данного Федерального закона.
———————————
Полиция является составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел (ст. 4 Закона о полиции).

7. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает квалифицированный состав неисполнения приказа — это неисполнение приказа, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. комментарий к ст. 35), а равно повлекшее тяжкие последствия.

Под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного ч. 2 комментируемой статьи, следует понимать последствия совершения преступления в виде гибели человека, причинения значительного материального ущерба, возникновения массовых беспорядков, длительной остановки транспорта, нарушения производственного процесса, иного нарушения деятельности организации и т.п. В каждом конкретном случае наличие тяжких последствий подлежит установлению и оценке.

Вопросы разграничения преступлений, предусмотренных статьями 286 и 286.1 Уголовного кодекса Российской Федерации

Дата публикации: 03.08.2016 2016-08-03

Статья просмотрена: 1623 раза

Библиографическое описание:

Колесников М. В. Вопросы разграничения преступлений, предусмотренных статьями 286 и 286.1 Уголовного кодекса Российской Федерации // Молодой ученый. — 2016. — №16. — С. 251-254. — URL https://moluch.ru/archive/120/33141/ (дата обращения: 14.02.2020).

В статье рассматриваются спорные вопросы установления уголовной ответственности за неисполнение сотрудником органов внутренних дел приказа. Проведено сравнение этой нормы с составом превышения должностных полномочий. Дана оценка правоприменительной практике.

Ключевые слова: должностные преступления, превышение должностных полномочий, сотрудник органов внутренних дел, бездействие

Установление уголовной ответственности за неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа (ст. 286.1 УК РФ) можно рассматривать как своеобразный ответ законодателя на вопрос, возможно ли превышение должностных полномочий путем бездействия. С одной стороны, диспозиция ч. 1 ст. 286 УК РФ дает достаточно четкое представление об активной форме общественно опасного деяния, поскольку в ней объективная сторона данного преступления исчерпывающе охарактеризована как совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы полномочий должностного лица и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства. С другой стороны, в период, предшествующий принятию Федерального закона от 22 июля 2010 г. № 155-ФЗ, которым в Уголовный кодекс РФ была включена ст. 286.1 [1], в судебной практике имелись примеры, в которых превышение должностных полномочий устанавливалось в фактах преступного бездействия должностных лиц.

Читать еще:  Дата принятия упк рф

Например, в Псковской области одним из районных судов по ч. 1 ст. 286 УК РФ был осужден старший государственный инспектор отдела таможенного оформления и таможенного контроля. Он был признан виновным в том, что, вопреки своим должностным обязанностям по документальному оформлению перемещаемых через границу товаров пропустил на территорию России два грузовых автомобиля с территории Республики Беларусь, содержащих товары (овощи и фрукты) на общую сумму свыше 1 млн руб. Это повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в неуплате грузоперевозчиком таможенных платежей. Уголовное дело было возбуждено по ч. 1 ст. 285 УК РФ, однако впоследствии содеянное переквалифицировано на ч. 1 ст. 286 УК РФ, поскольку не представилось возможным установить корыстную или иную личную заинтересованность должностного лица. Судом данное дело было рассмотрено в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, и постановлен обвинительный приговор, вступивший в законную силу. Обобщая судебную практику по делам о превышении должностных полномочий, Псковский областной суд назвал такую квалификацию спорной [2]. Однако процессуального решения по делу принято не было.

Следует отметить, что Пленум Верховного Суда РФ достаточно ясно сформулировал правовую позицию о том, возможно ли совершение превышения должностных полномочий путем бездействия. Обобщая судебную практику по делам о злоупотреблении должностных полномочий и их превышении, Пленум Верховного Суда указал, что превышение должностных полномочий подразумевает совершение активных действий [3]. Укажем, что эта позиция не претерпела существенного изменения с 1990 г., когда было принято соответствующее постановление Пленума Верховного Суда СССР [4]. В юридической науке сложилось достаточно единообразное мнение о том, что превышение должностных полномочий совершается только в форме действия [5, с. 14–17]. В свою очередь, в отношении неисполнения сотрудником органа внутренних дел приказа учеными высказаны позиции о том, что данное преступление возможно только в форме бездействия [6, с. 84–88], либо может совершаться и в активной, и в пассивной форме [7, с. 11–16].

Вместе с тем, в период разработки концептуальных преобразований, затронувших органы внутренних дел, законодатель исходил, как представляется, из следующего. Во-первых, из необходимости «очищения» штата сотрудников ОВД от лиц, игнорирующих интересы службы и защиту прав и свобод граждан. Во-вторых, требовалось повышение уровня общественного доверия к деятельности органов внутренних дел как одного из центральных звеньев правоохранительной системы. В-третьих, в этот период уже имелся государственно-общественный запрос в сфере противодействия коррупции. Все вышеизложенное повлияло на формирование потребности предупреждения произвола в деятельности органов внутренних дел. В целях создания заслона нарушениям прав и законных интересов граждан и организаций, охраняемых интересов общества и государства законодатель посчитал обоснованным установить уголовную ответственность за умышленное неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа начальника, отданного в предусмотренном законом порядке, не противоречащего закону, если это причинило существенный вред. Одновременно в перечень отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренный ч. 1 ст. 63 УК РФ, было включено такое, как совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел.

Результатом этого законодательного решения стало создание ситуации, в которой превышение должностных полномочий сотрудником органа внутренних дел является преступлением, совершенным при отягчающих обстоятельствах. И квалифицируется по соответствующей части статьи 286 УК; при этом отягчающее наказание обстоятельство образует статус указанного лица. Если имеет место противоправное бездействие, причиняющее существенный вред правам и законным интересам граждан и организаций, охраняемым интересам общества или государства, содеянное образует состав преступления, предусмотренного ст. 286.1 УК РФ, без названного отягчающего обстоятельства. Можно упомянуть и о том, что противоправное бездействие, в котором не установлены признаки умысла, должно квалифицироваться как халатность по ст. 293 УК РФ.

Иными словами, законодатель предпринял попытку избирательного разграничения отдельных преступлений, которые могут быть совершены сотрудниками органов внутренних дел при исполнении служебных обязанностей. Желая повысить защищенность общественных отношений, связанных с взаимодействием граждан и органов охраны правопорядка, законодатель создал такую конструкцию правового регулирования, в которой противоправные деяния сотрудников органов внутренних дел с признаками должностного произвола, получают уголовно-правовую оценку практически в любом случае, если их последствием становится причинение существенного вреда. В период принятия данного законодательного решения категория «существенный вред» уже получила официальное толкование, данное Пленумом Верховного Суда РФ, что позволило, как представляется, прогнозировать относительно успешное применение положений ст. 286.1 УК РФ. Соответственно, умышленное неисполнение приказа с формально-юридической точки зрения рассматривалось как своеобразная альтернатива превышению должностных полномочий.

Читать еще:  Дознаватель упк ст 5

Однако прогноз законодателя оказался неверным. До настоящего времени по ст. 286.1 УК РФ не было осуждено ни одного человека; более того, в отчетах судов общей юрисдикции данные по ст. 286.1 УК РФ стали отражаться только с 2013 г. [8]. Это означает, что действующая конструкция диспозиции ст. 286.1 УК РФ не соответствует целям правового регулирования. Положения ст. 286 УК РФ, хотя и исключают уголовную ответственность за бездействие, позволяют дать надлежащую уголовно-правовую оценку противоправным действиям должностных лиц. Более того, квалификация должностного бездействия по ст. 286.1 УК РФ не в полном объеме создает гарантии защищенности от должностного произвола, поскольку состав данного преступления предполагает наличие отданного виновному приказа вышестоящего начальника. Иные ситуации бездействия, близко примыкающего к превышению должностных полномочий, диспозицией ст. 286.1 УК РФ не охватываются. Например, непринятие участковым уполномоченным мер по заявлению граждан об общественно опасном поведении конкретного лица, приведшее к совершению этим лицом тяжкого или особо тяжкого преступления, не может быть квалифицировано ни по ст. 286 УК РФ (бездействие), ни по ст. 286.1 УК РФ (нет приказа или распоряжения от вышестоящего начальника). При отсутствии корыстной или иной личной заинтересованности это деяние не образует и состава злоупотребления должностными полномочиями. Фактически оно может квалифицироваться как халатность по ст. 293 УК РФ. Между тем, должностное бездействие в данном случае может привести к различным трагическим ситуациям. Например, в августе 2015 г. в г. Нижний Новгород гражданином было совершено убийство беременной жены и шестерых детей. При расследовании уголовного дела было установлено, что участковый уполномоченный и другие сотрудники территориального отдела полиции не предпринимали предусмотренных законом мер реагирования на неоднократные жалобы на агрессивное поведение указанного гражданина. Было возбуждено уголовное дело о халатности, повлекшей смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 293 УК РФ); обвинение было предъявлено в общей сложности шестерым сотрудникам полиции. Интересно, что уже в июне 2016 г. по делу об убийстве был вынесен обвинительный приговор, тогда как расследование дела о халатности еще не было завершено [9].

Подводя итог, можно сделать следующие выводы. Осознавая повышенную общественную опасность должностного произвола, законодатель предпринял попытку установить самостоятельную уголовную ответственность за неисполнение приказа сотрудником органа внутренних дел. Разработанная правовая норма заняла своеобразное промежуточное положение между превышением должностных полномочий и халатностью. В связи с этим практика применения уголовной ответственности за такие деяния не сформировалась. Существующий законодательный и правоприменительный подход к толкованию превышения должностных полномочий исключает возможность уголовного преследования за умышленное бездействие. Бездействие при наличии неосторожной вины обоснованно квалифицируется как халатность. Избирательный подход в установлении субъектного состава лиц, подлежащих уголовной ответственности по ст. 286.1 УК РФ, не был обоснован объективно существующей общественной опасностью предусмотренных в ней деяний. В связи с неработоспособностью действующей редакции ст. 286.1 УК РФ представляется необходимым изменение круга лиц, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за умышленное неисполнение приказа, с включением в него категории «сотрудник правоохранительного органа». Кроме того, имеется потребность во включении в диспозицию данной нормы слов «при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьей 286 настоящего Кодекса». Это позволило бы создать условия для разграничения указанных общественно опасных деяний и облегчило бы уголовно-правовую оценку противоправных действий, бездействия, смешанного бездействия должностных лиц правоохранительных органов.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector