2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

380 статья ук рф

Статья 380. Понятие задатка. Форма соглашения о задатке

1. Задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

2. Соглашение о задатке независимо от суммы задатка должно быть совершено в письменной форме.

3. В случае сомнения в отношении того, является ли сумма, уплаченная в счет причитающихся со стороны по договору платежей, задатком, в частности вследствие несоблюдения правила, установленного пунктом 2 настоящей статьи, эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано иное.

4. Если иное не установлено законом, по соглашению сторон задатком может быть обеспечено исполнение обязательства по заключению основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором (статья 429).

Комментарий к статье 380 Гражданского Кодекса РФ

1. Задаток выполняет три функции: доказательственную, платежную и обеспечительную. Задатком обеспечиваются обязательства, возникшие из договора.

2. Доказательственная функция задатка состоит в том, что его выдача свидетельствует о заключении договора, порождающего обеспечиваемые задатком обязательства. Из п. 1 комментируемой статьи следует, что задаток выдается при заключении этого договора, который может носить не только консенсуальный, но и реальный характер. Под заключением договора в данном случае понимаются процесс согласования его условий и соблюдение требуемых формальностей, а не момент заключения договора. Поэтому задаток может выдаваться в ходе переговоров сторон, непосредственно после заключения договора, перед его государственной регистрацией, при удостоверении договора нотариусом и т.д. Закон не требует, чтобы задаток являлся единственным доказательством заключения указанного договора. Поэтому обеспеченные задатком обязательства могут быть основаны на договоре, заключенном как в устной, так и в письменной форме.

3. Платежная функция задатка выражается в том, что его выдача совершается во исполнение задаткодателем денежного обязательства (например, выдача задатка нанимателем жилого помещения по договору коммерческого найма освобождает его от внесения наемной платы в части выданного задатка). Эту функцию задаток выполняет и тогда, когда срок исполнения основного обязательства еще не наступил.

4. Обеспечительная функция задатка заключается в побуждении сторон договора исполнить свои обязательства под страхом наступления штрафных последствий, указанных в абз. 1 п. 2 ст. 381 ГК.

5. На практике встречаются соглашения, сходные по своему действию с соглашениями о задатке, но не отвечающие закрепленным в п. 1 комментируемой статьи признакам задатка. К таким задаткоподобным соглашениям относятся: 1) заключаемое при участии в торгах соглашение о задатке (п. п. 4 и 5 ст. 448 ГК), который выдается в обеспечение исполнения обязанности заключить договор, а также, если это оговорено сторонами, в обеспечение обязательств, возникших из этого договора; 2) соглашение о задатке, заключаемое для обеспечения исполнения предварительного договора; 3) соглашение о задатке, который выдается после заключения договора, порождающего обеспечиваемые задатком обязательства. К задаткоподобным соглашениям могут по аналогии применяться предписания Кодекса о задатке.

6. В литературе и судебной практике высказываются мнения, сужающие сферу применения задатка. Например, говорят о невозможности обеспечения задатком консенсуальных договоров, договоров, заключаемых в нотариальной форме, договоров, подлежащих государственной регистрации, и т.п. То же самое относится и к задаткоподобным суммам. Кроме того, широко дискутируется вопрос о возможности обеспечения задатком предварительного договора, который якобы не может предусматривать никаких платежей по нему (ст. 429 ГК), в силу чего задаток в этом случае не способен выполнить платежную функцию (о возможности обеспечения задатком обязанности заключить договор см.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18 марта 2004 г. N А56-19741/03; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11 ноября 2005 г. N А17-150/3-2005; о невозможности см.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2005 г., утв. Постановлением Президиума ВС от 1 марта 2006 г. (Бюллетень ВС. 2006. N 5); Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17 июня 2004 г. N Ф04/3281-399/А67-2004).

Практика, отрицающая применимость задатка (точнее — суммы, подобной задатку) для обеспечения исполнения предварительного договора, не учитывает принцип диспозитивности гражданского права, закрепленный в целом ряде статей ГК (см., например, п. п. 1 и 2 ст. 1, п. 1 ст. 329, ст. 421 ГК РФ). Ничто не препятствует сторонам заключить обеспечительное соглашение, назвав его соглашением о задатке и определив его правовые последствия, аналогичные тем, которые предусмотрены ст. 381 ГК.

7. Соглашение о задатке может быть включено в текст документа, оформляющего основную сделку (в виде условия договора), или же оформлено отдельным актом. Независимо от размера задатка оно подлежит совершению в письменной форме. Несоблюдение этого требования лишает стороны в случае спора права ссылаться на свидетельские показания (п. 1 ст. 162 ГК). В отличие от договора о неустойке (абз. 2 ст. 331 ГК), о залоге (п. 4 ст. 339 ГК), о поручительстве (ст. 362 ГК) действительность соглашения о задатке не затрагивается нарушением формы. Соглашение должно содержать указание на договор, порождающий обеспечиваемые задатком обязательства, и удостоверять факт выдачи определенной денежной суммы в качестве задатка.

8. Задаток следует отличать от аванса (предварительной оплаты). Аванс не выполняет обеспечительную функцию и должен быть возвращен авансодателю в однократном размере в случае неисполнения обязательства получателем аванса (см., например, п. 3 ст. 487 ГК).

Статья 380 ГК РФ. Понятие задатка. Форма соглашения о задатке

Новая редакция Ст. 380 ГК РФ

1. Задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

2. Соглашение о задатке независимо от суммы задатка должно быть совершено в письменной форме.

3. В случае сомнения в отношении того, является ли сумма, уплаченная в счет причитающихся со стороны по договору платежей, задатком, в частности вследствие несоблюдения правила, установленного пунктом 2 настоящей статьи, эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано иное.

4. Если иное не установлено законом, по соглашению сторон задатком может быть обеспечено исполнение обязательства по заключению основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором (статья 429).

Комментарий к Ст. 380 ГК РФ

1. Как следует из комментируемой статьи, задаток выполняет три функции.

Во-первых, платежную — задаток передается в счет причитающихся платежей.

Во-вторых, доказательственную (удостоверительную) — задаток передается в доказательство заключения договора.

В-третьих, обеспечительную — задаток передается в обеспечение исполнения основного обязательства.

2. Следует отграничивать задаток от аванса. Аванс всегда выполняет платежную функцию, может выполнять доказательственную функцию, но в отличие от задатка никогда не выполняет обеспечительную функцию. Если передан аванс и обязательство не исполнено либо вообще не возникло, то сторона, получившая соответствующую сумму, обязана вернуть ее в том же размере.

Другой комментарий к Ст. 380 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Задаток — это денежная сумма, выданная в оплату вперед. Согласно п. 1 комментируемой статьи задатком могут обеспечиваться обязательства с участием любых субъектов гражданского права: граждан, юридических лиц. Гражданский кодекс отказался от правила п. 2 ст. 186 ГК 1964 г. об обеспечении задатком лишь отношений между гражданами или с их участием. Тем самым устранены существующие в прежнем гражданском законодательстве ограничения круга обязательств, обеспеченных задатком, в зависимости от их субъектного состава.

2. Из положения п. 1 ст. 380 о том, что задаток выдается одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей, вытекает следующее. Во-первых, задаток отличается от всех других способов обеспечения исполнения обязательств тем, что может обеспечивать исполнение только обязательств, возникших из договоров. Следовательно, он не может быть использован для обеспечения обязательств, возникших вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и некоторых других. Во-вторых, задатком может быть обеспечено исполнение только денежного обязательства. В последние годы задаток в основном активно применяется при проведении различных конкурсов и аукционов, в том числе в порядке, предусмотренном законодательством о приватизации; при заключении договоров купли-продажи жилых и нежилых помещений, аренды нежилых помещений, найме жилых помещений, подряде.

3. Предметом задатка может быть только денежная сумма. В комментируемой статье не содержится ни минимальных, ни максимальных ограничений размера суммы задатка. Он определяется соглашением сторон и, как правило, составляет не всю, а лишь часть суммы, причитающейся со стороны, выдающей задаток. Вместе с тем такие ограничения в ряде случаев могут содержаться в специальном законодательстве. Так, задаток для участия в аукционе устанавливается в размере 20% начальной цены, указанной в информационном сообщении о приватизации государственного или муниципального имущества. Он, однако, не должен быть более чем 4,5 млн. установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда (п. 6 ст. 18 Закона о приватизации).

4. Обеспечение исполнения обязательства является главной, основной функцией задатка. Исходя из п. 1 комментируемой статьи, помимо главной, задаток выполняет еще две функции: удостоверительную (доказательственную) и платежную.

Удостоверительная (доказательственная) функция задатка означает, что, являясь способом обеспечения исполнения обязательства, он одновременно выдается в «доказательство заключения договора». Следовательно, задатком подтверждается, удостоверяется факт заключения того договора, в счет платежей по которому он предоставляется. Это означает, что, если выдача и получение задатка не оспариваются сторонами либо хотя и оспариваются, но подтверждены соответствующими доказательствами, основной (обеспечиваемый) договор между этими сторонами должен считаться заключенным.

Платежная функция задатка проявляется в том, что он выдается в счет платежей по договору за выполненные работы, оказанные услуги и т.д. Задаток выдает сторона, с которой причитаются платежи по договору, — заказчик, наниматель, покупатель и т.д. Деньги уплачиваются кредитору вперед, т.е. вносятся еще до передачи товара, выполнения работ, оказания услуг. Следовательно, при последующем исполнении договора и расчете между сторонами лицо, выдавшее задаток, вправе удержать его сумму из причитающихся с него платежей за переданные товары, выполненные работы, оказанные услуги. Эта особенность задатка выражена в его названии и роднит его с авансом.

Аванс, подобно задатку, засчитывается в счет будущих платежей (платежная функция). Более того, аванс также служит доказательством, удостоверяющим факт заключения договора (доказательственная функция). Как известно, при заключении договора в письменной форме акцептом (т.е. согласием на заключение договора) считается в числе прочего и совершение действий по уплате соответствующей суммы (см. комментарий к ст. 434 и ст. 438). Однако в отличие от задатка аванс не выполняет обеспечительной функции. Поэтому независимо от того, какая из сторон ответственна за неисполнение обязательства, сторона, выдавшая аванс, вправе требовать его возвращения во всех случаях неисполнения договора. Сторона же, получившая аванс, ни при каких условиях не может быть обязана к его возвращению в большем размере.

Читать еще:  75 статья уголовного кодекса рф

5. Согласно п. 2 комментируемой статьи соглашение о задатке независимо от его суммы и от формы основного договора должно быть заключено в письменной форме. Однако, в отличие от залога и поручительства (ст. 362, п. 4 ст. 339 ГК РФ), невыполнение этого требования не влечет недействительность соглашения о задатке. Устное соглашение о задатке лишь усложняет положение сторон в случае возникновения между ними спора. Участники соглашения лишаются права ссылаться на свидетельские показания, но вправе привлечь письменные и иные доказательства (п. 1 ст. 162 ГК РФ).

6. В п. 3 комментируемой статьи закрепляется правило о презумпции в пользу аванса, согласно которой в случае сомнения относительно того, является ли уплаченная вперед сумма задатком или авансом, ее следует считать авансом. В частности, при несоблюдении правила о письменной форме соглашения о задатке сумма признается авансом, если не будет доказано иное.

Статья 380. Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела

(Утратила силу с 1 января 2013 года — Федеральный закон от 29 декабря 2010 года N 433-ФЗ)

Комментарий к статье 380 УПК РФ

1. Название данной статьи повторяет неточность, допускавшуюся в ст. 344 УПК РСФСР. Из наименования ком. статьи, на первый взгляд вытекает, что данное кассационное основание заключается в несоответствии материально-правовых выводов суда — о квалификации преступления, виде и мере наказания — фактическим обстоятельствам дела. Однако речь идет об ином, а именно о несоответствии выводов суда о фактических обстоятельствах дела исследованным судом доказательствам.

2. Выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании (пункт 1 настоящей статьи), во-первых, когда все доказательства собраны полно и правильно, но из них сделаны судом логически неправильные выводы о фактических обстоятельствах дела. Так, например, суд в определении по конкретному делу, основываясь на выводе экспертов-психиатров о слабоумии подсудимого К. в момент проведения обследования, сделал вывод о том, что и два года назад подсудимый был слабоумен, основываясь лишь на том соображении, что «.процесс ослабоумливания имеет только прогрессивное течение». Однако из прогрессирования процесса, т.е. его развития от меньшего к большему, суд должен был сделать прямо противоположный логический вывод, а именно о том, что два года назад психическое болезненное состояние подсудимого было менее выражено либо вообще еще не существовало. Во-вторых, возможна ситуация, когда выводы суда первой или апелляционной инстанции не подтверждаются доказательствами, рассмотренными им в судебном заседании, если эти доказательства признаны кассационным судом недопустимыми.

3. Суд не учел обстоятельства (следует читать — «доказательства»), которые могли существенно повлиять на выводы суда (п. 2 настоящей статьи), когда при построении своих выводов об обстоятельствах дела он проигнорировал некоторые доказательства, которые, будь они приняты во внимание, заставили бы сделать существенно иной вывод, чем тот, к которому пришел суд. Например, по делу о незаконном приобретении, хранении и сбыте наркотических средств суд не учел показаний подсудимого В. и ряда свидетелей о том, что лицо, негласно действовавшее по заданию оперативно-розыскного органа в рамках оперативного эксперимента и приобретшее наркотик у подсудимого, долго уговаривало последнего купить для него героин, мотивируя это тем, что без приема наркотика может умереть, и обещая «угостить» подсудимого, тоже наркомана, приобретенным наркотиком. Между тем по данному делу имело место уголовно наказуемое подстрекательство подсудимого к приобретению наркотика, и суду необходимо было учесть названные показания подсудимого и свидетелей при оценке допустимости полученных доказательств в результате такого оперативно-розыскного мероприятия.

4. Кассационное основание, указанное в пункте 3 настоящей статьи, имеет место тогда, когда при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие. При этом выводы суда об обстоятельствах дела могут быть фактически правильными, однако в приговоре отсутствует мотивировка того, почему суд отвергает часть доказательств и принимает противоположные доказательства. Так, например, по делу Ш., обвиняемого в вымогательстве и незаконном лишении свободы, судом были заслушаны свидетели, говорившие об алиби подсудимого, однако в приговоре суд не оговорил, почему он не считает эти показания достоверными и принял за основу своего решения лишь показания потерпевшей.

5. В части 4 анализируемой статьи предусматривается кассационное основание, которое также состоит в отсутствии в приговоре надлежащей мотивировки. Однако это касается не устраненного судом противоречия не в доказательствах, а в фактических обстоятельствах дела, которое повлияло или могло повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания. Например, во вводной части приговора говорится об отсутствии судимости у подсудимого, а в описательно-мотивировочной или резолютивной части — о наличии такой судимости.

Другой комментарий к статье 380 УПК РФ

1. Приговор соответствует фактическим обстоятельствам дела в том случае, если в его основе лежат выводы, основанные на достоверных доказательствах, которые, как разъяснил Пленум ВС РФ, были предметом исследования непосредственно в судебном заседании. При этом наряду с другими данными приговор должен содержать не только доказательства, на которых основаны выводы суда, но и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

2. Суд кассационной инстанции не может признать приговор соответствующим фактическим обстоятельствам дела, если судом не проверены и не опровергнуты все доводы в защиту подсудимого и не устранены все сомнения в его виновности. При этом, как подчеркнул Пленум ВС РФ в Постановлении от 21.04.1987 N 1 «Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел» (в ред. от 21.12.1993) (Сб. пост. Пленума ВС РФ. 1961 — 1993. М.: Юрид. лит., 1994; БВС РФ. 1994. N 3), должны быть выяснены и объективно оценены обстоятельства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

3. Пленум ВС РФ ориентирует на недопустимость вынесения приговора (и, следовательно, оставления приговора судом второй инстанции без изменения), который основывается на таких доказательствах, об исследовании которых отсутствуют сведения в протоколе судебного заседания, либо когда содержание некоторых фактических данных (например, показаний подсудимого, свидетеля), на которые делается ссылка в приговоре, не соответствует, а иногда противоречит содержанию тех же фактических данных, зафиксированных в протоколе судебного заседания (Сб. пост. Пленумов. Спарк. С. 542).

4. Основания к отмене или изменению приговора, предусмотренные в комментируемой статье, нередко являются следствием другого нарушения — односторонности либо неполноты расследования или судебного следствия (БВС РСФСР. 1982. N 10. С. 6 — 7).

5. Вывод о соответствии приговора фактическим обстоятельствам дела может быть сделан при условии, что эти обстоятельства не только установлены достаточно полно и проверены в судебном заседании, но и оценены в приговоре надлежащим образом (БВС РФ. 1992. N 4. С. 12; 2002. N 1. С. 20).

Односторонняя оценка собранных доказательств, если она оказывает существенное влияние на выводы суда по вопросам, перечисленным в п. 4 комментируемой статьи, свидетельствует о несоответствии выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела (БВС РСФСР. 1979. N 12. С. 11; 1980. N 2. С. 25; БВС РФ. 1993. N 12. С. 5).

6. Распространенной предпосылкой к выводу вышестоящего суда о необоснованности вынесенного приговора является его констатация в своих решениях наличия неправильной оценки судом первой инстанции имеющихся доказательств. Такие недостатки в свою очередь обусловливают ошибки в приговорах выводов о вине лица, квалификации преступлений и мере наказания (БВС РФ. 1992. N 4. С. 12 — 13; 2002. N 7. С. 17; 2003. N 9. С. 15 — 16; Судебная практика к УПК. С. 1007 — 1009; 1013 — 1115).

Проверяя законность и обоснованность приговоров, судам кассационной инстанции необходимо иметь в виду рекомендации Пленума ВС РФ, содержащиеся в Постановлении от 29.04.1996 N 1, в котором подчеркивается, что при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам: «Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты».

7. Судебная практика подтверждает, что приговоры судов признаются необоснованными или базирующимися на недостаточных доказательствах, если в основу принимаемых решений положены: противоречивые доказательства, не подтвержденные другими сведениями о фактах; доказательства, вызывающие сомнения; материалы предварительного следствия, не подтвержденные в судебном заседании; фактические данные, порождающие лишь предположения о наличии тех или иных обстоятельств; доказательства при наличии оснований к признанию их недопустимыми; данные о показаниях, приведенные в приговоре, не соответствующие записям в протоколе судебного заседания; данные экспертизы, назначенной ненадлежащим лицом или проведенной до возбуждения уголовного дела; отсутствие в приговоре обоснованных мотивов, по которым отвергнуто заключение эксперта; оставление без проверки доводов подсудимого о невиновности (БВС РФ. 1996. N 11. С. 6; 2002. N 8. С. 12 — 13; 2003. N 9. С. 15 — 16; Судебная практика к УПК. С. 993 — 995; 1006 — 1007).

8. Проверяя качество оценки доказательств в приговоре, суд кассационной инстанции должен учитывать, что при отказе от дачи показаний потерпевшего, свидетеля, являющегося супругом или близким родственником подсудимого, а равно при отказе от дачи показаний самого подсудимого суд вправе сослаться в приговоре на показания, данные этими лицами ранее, лишь в том случае, если при производстве дознания, предварительного следствия им были разъяснены положения ст. 51 Конституции, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников.

9. Основания к отмене или изменению приговора, о которых сказано в комментируемой статье, имеют место, если в результате проверки дела кассационная инстанция приходит к выводу, что:

судом постановлен оправдательный приговор, хотя во время судебного разбирательства не были опровергнуты доказательства обвинения, собранные в процессе предварительного следствия (БВС РСФСР. 1982. N 9. С. 6);

Читать еще:  Избиение жены мужем статья ук рф

оправдательный приговор основан на некритической оценке доказательств и безмотивном игнорировании доказательств обвинения (БВС РСФСР. 1981. N 7. С. 5);

постановив обвинительный приговор, суд не опроверг обстоятельств, устраняющих виновность подсудимого (БВС РСФСР. 1982. N 9. С. 9);

заключение эксперта, положенное в основу приговора, не проверено в судебном заседании и не оценено судом в приговоре (БВС РСФСР. 1983. N 10. С. 15 — 16);

суд в обвинительном приговоре необоснованно отверг доказательства защиты и в то же время некритически положил в основу приговора доказательства обвинения;

судом вынесен обвинительный приговор, хотя доводы осужденного или его защиты о непричастности к совершению преступления не опровергнуты материалами дела (БВС РСФСР. 1965. N 9. С. 11; 1979. N 7. С. 7 — 8).

10. Рассматривая уголовные дела в заседании суда кассационной инстанции, судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникающие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

11. Показания потерпевшего, не согласующиеся с иными доказательствами, не могут быть положены в основу обвинительного приговора (БВС РСФСР. 1983. N 5. С. 115).

12. В основу приговора не могут быть положены доказательства, полученные с нарушением процессуального порядка собирания доказательств (ст. 75 УПК). В частности, приговор суда не может быть основан, например, на данных следственного эксперимента или предъявления для опознания, проведенных с грубым нарушением норм УПК (БВС РСФСР. 1971. N 5. С. 114; БВС РФ. 1994. N 5. С. 14).

13. Пленум ВС РФ в Постановлении от 31.10.1995 N 8 разъяснил, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

14. В случае признания доказательства полученным с нарушением закона суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона.

15. Необходимо иметь в виду, что общие требования, предъявляемые к суду первой инстанции в части исследования и оценки доказательств, существенно корректируются (хотя в ст. 379 и в комментируемой статье это специально не оговорено) при проверке вышестоящим судом приговоров, вынесенных судом при производстве в особом порядке в соответствии с гл. 40 УПК. Это обусловлено тем, что согласно ст. 316 (ч. 5 и 6) судья в судебном разбирательстве не проводит по общим правилам исследование и оценку доказательств и, естественно, не отражает этой деятельности в приговоре, который не может быть обжалован в кассационном и апелляционном порядке по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 379 и комментируемой статьей (см. ст. 317 УПК).

Статья 380. Понятие задатка. Форма соглашения о задатке

1. Задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

2. Соглашение о задатке независимо от суммы задатка должно быть совершено в письменной форме.

3. В случае сомнения в отношении того, является ли сумма, уплаченная в счет причитающихся со стороны по договору платежей, задатком, в частности вследствие несоблюдения правила, установленного пунктом 2 настоящей статьи, эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано иное.

4. Если иное не установлено законом, по соглашению сторон задатком может быть обеспечено исполнение обязательства по заключению основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором (статья 429).

Комментарий к ст. 380 ГК РФ

1. Задаток выполняет три функции: доказательственную, платежную и обеспечительную. Задатком обеспечиваются обязательства, возникшие из договора.

2. Доказательственная функция задатка состоит в том, что его выдача свидетельствует о заключении договора, порождающего обеспечиваемые задатком обязательства. Из п. 1 комментируемой статьи следует, что задаток выдается при заключении этого договора, который может носить не только консенсуальный, но и реальный характер. Под заключением договора в данном случае понимаются процесс согласования его условий и соблюдение требуемых формальностей, а не момент заключения договора. Поэтому задаток может выдаваться в ходе переговоров сторон, непосредственно после заключения договора, перед его государственной регистрацией, при удостоверении договора нотариусом и т.д. Закон не требует, чтобы задаток являлся единственным доказательством заключения указанного договора. Поэтому обеспеченные задатком обязательства могут быть основаны на договоре, заключенном как в устной, так и в письменной форме.

3. Платежная функция задатка выражается в том, что его выдача совершается во исполнение задаткодателем денежного обязательства (например, выдача задатка нанимателем жилого помещения по договору коммерческого найма освобождает его от внесения наемной платы в части выданного задатка). Эту функцию задаток выполняет и тогда, когда срок исполнения основного обязательства еще не наступил.

4. Обеспечительная функция задатка заключается в побуждении сторон договора исполнить свои обязательства под страхом наступления штрафных последствий, указанных в абз. 1 п. 2 ст. 381 ГК.

5. На практике встречаются соглашения, сходные по своему действию с соглашениями о задатке, но не отвечающие закрепленным в п. 1 комментируемой статьи признакам задатка. К таким задаткоподобным соглашениям относятся: 1) заключаемое при участии в торгах соглашение о задатке (п. п. 4 и 5 ст. 448 ГК), который выдается в обеспечение исполнения обязанности заключить договор, а также, если это оговорено сторонами, в обеспечение обязательств, возникших из этого договора; 2) соглашение о задатке, заключаемое для обеспечения исполнения предварительного договора; 3) соглашение о задатке, который выдается после заключения договора, порождающего обеспечиваемые задатком обязательства. К задаткоподобным соглашениям могут по аналогии применяться предписания Кодекса о задатке.

6. В литературе и судебной практике высказываются мнения, сужающие сферу применения задатка. Например, говорят о невозможности обеспечения задатком консенсуальных договоров, договоров, заключаемых в нотариальной форме, договоров, подлежащих государственной регистрации, и т.п. То же самое относится и к задаткоподобным суммам. Кроме того, широко дискутируется вопрос о возможности обеспечения задатком предварительного договора, который якобы не может предусматривать никаких платежей по нему (ст. 429 ГК), в силу чего задаток в этом случае не способен выполнить платежную функцию (о возможности обеспечения задатком обязанности заключить договор см.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18 марта 2004 г. N А56-19741/03; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11 ноября 2005 г. N А17-150/3-2005; о невозможности см.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2005 г., утв. Постановлением Президиума ВС от 1 марта 2006 г. (Бюллетень ВС. 2006. N 5); Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17 июня 2004 г. N Ф04/3281-399/А67-2004).

Практика, отрицающая применимость задатка (точнее — суммы, подобной задатку) для обеспечения исполнения предварительного договора, не учитывает принцип диспозитивности гражданского права, закрепленный в целом ряде статей ГК (см., например, п. п. 1 и 2 ст. 1, п. 1 ст. 329, ст. 421 ГК). Ничто не препятствует сторонам заключить обеспечительное соглашение, назвав его соглашением о задатке и определив его правовые последствия, аналогичные тем, которые предусмотрены ст. 381 ГК.

7. Соглашение о задатке может быть включено в текст документа, оформляющего основную сделку (в виде условия договора), или же оформлено отдельным актом. Независимо от размера задатка оно подлежит совершению в письменной форме. Несоблюдение этого требования лишает стороны в случае спора права ссылаться на свидетельские показания (п. 1 ст. 162 ГК). В отличие от договора о неустойке (абз. 2 ст. 331 ГК), о залоге (п. 4 ст. 339 ГК), о поручительстве (ст. 362 ГК) действительность соглашения о задатке не затрагивается нарушением формы. Соглашение должно содержать указание на договор, порождающий обеспечиваемые задатком обязательства, и удостоверять факт выдачи определенной денежной суммы в качестве задатка.

8. Задаток следует отличать от аванса (предварительной оплаты). Аванс не выполняет обеспечительную функцию и должен быть возвращен авансодателю в однократном размере в случае неисполнения обязательства получателем аванса (см., например, п. 3 ст. 487 ГК).

Судебная практика по статье 380 ГК РФ

Стороны предварительного договора купли-продажи согласились, что вносимая покупателем сумма является задатком, то есть в силу статей 380 и 381 Гражданского кодекса Российской Федерации на данную сумму распространяется специальный правовой режим, связанный с неисполнением одной из сторон предварительного договора своих обязательств, а именно с незаключением основного договора по вине одной из сторон.

Учитывая установленные обстоятельства, руководствуясь положениями статей 329, 380 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 110, 139 Закона о банкротстве, статей 18.1, 23 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции», судебные инстанции пришли к выводу о соответствии оспоренного решения управления требованиям антимонопольного законодательства и отсутствии оснований для признания его недействительным.

Задатком в силу пункта 1 статьи 380 Гражданского кодекса Российской Федерации признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.
Положениями статьи 381 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что при прекращении обязательства до начала его исполнения по соглашению сторон либо вследствие невозможности исполнения (статья 416) задаток должен быть возвращен (пункт 1). Если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка (пункт 2).

Согласно пунктам 1 и 4 статьи 380 Гражданского кодекса Российской Федерации задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

Оспариваемые заявителем пункты 2 и 4 статьи 380 ГК Российской Федерации направлены на защиту прав и законных интересов участников обязательственных правоотношений, пункт 3 статьи 421 этого же Кодекса, уточняющий содержание принципа, свободы договора, — на обеспечение баланса интересов его сторон и гарантирование свободы договора как принципа, основанного на положениях Конституции Российской Федерации и относящегося к основным началам гражданского законодательства, а пункты 1 и 2 статьи 429 данного Кодекса — на обеспечение определенности в правоотношениях сторон предварительного договора и стабильности гражданского оборота.

Читать еще:  328 статья уголовного кодекса рф

1. Гражданка Н.В. Барлет, которой отказано во взыскании с ответчика убытков, штрафа за нарушение установленного законом добровольного порядка удовлетворения требований потребителя и компенсации морального вреда и в деле с участием которой суд указал, что она не состоит в договорных правоотношениях с ответчиком, поскольку спорные правоотношения, возникшие из предварительного договора, прекратились до заключения с нею договора об уступке требования, оспаривает конституционность пункта 1 статьи 380 ГК Российской Федерации, в соответствии с которым задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения, и пункта 1 статьи 429 того же Кодекса, согласно которому по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

Рассматривая спор, суды апелляционной и кассационной инстанций руководствовались статьями 10, 309, 310, 330, 331, 380 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили наличия совокупности условий, свидетельствующих о злоупотреблении сторонами правом при заключении договора применительно в данной части.
Достаточных оснований для иных выводов заявителями не приведено.

Взаимные требования сторон основаны на договорах технологического подключения к системе теплоснабжения, в соответствии с обстоятельствами исполнения которых в результате исследования и оценки в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленных доказательств, суды, руководствуясь статьями 328 — 330, 380, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 27.07.2010 N 190-ФЗ «О теплоснабжении», Правилами подключения к системам теплоснабжения, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 N 307, удовлетворили основное требование частично и отказали в удовлетворении встречного требования, поскольку начисление неустойки за нарушение срока внесения авансовых платежей не предусмотрено ни законом, ни договором, в то время как изменение исполнителем (компания) установленного срока оказания услуг обусловлено нарушением заказчиком (общество) сроков внесения платы.

Оценив обстоятельства дела и представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи, суды, руководствуясь положениями статей 380, 433, 437, 447 — 449 Гражданского кодекса, Закона о защите конкуренции, Закона об исполнительном производстве, пришли к выводу о законности ненормативных актов антимонопольного органа с учетом установленных обстоятельств по делу.

Исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, исходя из положений статьи 380 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о том, что в соответствии с условиями документации об аукционе задатком являются указанные в пункте 2.3 денежные суммы в размере 1 667 673 руб. 25 коп., 1 872 075 руб. 75 коп., 4 948 910 руб. 75 коп. и 10 304 679 руб. 33 коп., а денежные средства, перечисленные истцом в качестве обеспечения исполнения договоров аренды, предусмотренных пунктами 13.1. и 13.6 документации, являются способом обеспечения исполнения обязательств арендатора, которые возникнут в будущем.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, проанализировав условия предварительного договора, руководствуясь статьями 309, 310, 380, 381, 429, 607 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика неосновательного обогащения в заявленном размере.

Статья 380. Понятие задатка. Форма соглашения о задатке

1. Задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

2. Соглашение о задатке независимо от суммы задатка должно быть совершено в письменной форме.

3. В случае сомнения в отношении того, является ли сумма, уплаченная в счет причитающихся со стороны по договору платежей, задатком, в частности вследствие несоблюдения правила, установленного пунктом 2 настоящей статьи, эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано иное.

4. Если иное не установлено законом, по соглашению сторон задатком может быть обеспечено исполнение обязательства по заключению основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором (статья 429).

(Пункт дополнительно включен с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ)

Комментарий к статье 380 ГК РФ

1. Задаток выполняет три функции: доказательственную, платежную и обеспечительную. Задатком обеспечиваются обязательства, возникшие из договора.

2. Доказательственная функция задатка состоит в том, что его выдача свидетельствует о заключении договора, порождающего обеспечиваемые задатком обязательства. Из п. 1 комментируемой статьи следует, что задаток выдается при заключении этого договора, который может носить не только консенсуальный, но и реальный характер. Под заключением договора в данном случае понимаются процесс согласования его условий и соблюдение требуемых формальностей, а не момент заключения договора. Поэтому задаток может выдаваться в ходе переговоров сторон, непосредственно после заключения договора, перед его государственной регистрацией, при удостоверении договора нотариусом и т.д. Закон не требует, чтобы задаток являлся единственным доказательством заключения указанного договора. Поэтому обеспеченные задатком обязательства могут быть основаны на договоре, заключенном как в устной, так и в письменной форме.

3. Платежная функция задатка выражается в том, что его выдача совершается во исполнение задаткодателем денежного обязательства (например, выдача задатка нанимателем жилого помещения по договору коммерческого найма освобождает его от внесения наемной платы в части выданного задатка). Эту функцию задаток выполняет и тогда, когда срок исполнения основного обязательства еще не наступил.

4. Обеспечительная функция задатка заключается в побуждении сторон договора исполнить свои обязательства под страхом наступления штрафных последствий, указанных в абз. 1 п. 2 ст. 381 ГК.

5. На практике встречаются соглашения, сходные по своему действию с соглашениями о задатке, но не отвечающие закрепленным в п. 1 комментируемой статьи признакам задатка. К таким задаткоподобным соглашениям относятся: 1) заключаемое при участии в торгах соглашение о задатке (п. п. 4 и 5 ст. 448 ГК), который выдается в обеспечение исполнения обязанности заключить договор, а также, если это оговорено сторонами, в обеспечение обязательств, возникших из этого договора; 2) соглашение о задатке, заключаемое для обеспечения исполнения предварительного договора; 3) соглашение о задатке, который выдается после заключения договора, порождающего обеспечиваемые задатком обязательства. К задаткоподобным соглашениям могут по аналогии применяться предписания Кодекса о задатке.

6. В литературе и судебной практике высказываются мнения, сужающие сферу применения задатка. Например, говорят о невозможности обеспечения задатком консенсуальных договоров, договоров, заключаемых в нотариальной форме, договоров, подлежащих государственной регистрации, и т.п. То же самое относится и к задаткоподобным суммам. Кроме того, широко дискутируется вопрос о возможности обеспечения задатком предварительного договора, который якобы не может предусматривать никаких платежей по нему (ст. 429 ГК), в силу чего задаток в этом случае не способен выполнить платежную функцию (о возможности обеспечения задатком обязанности заключить договор см.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18 марта 2004 г. N А56-19741/03; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11 ноября 2005 г. N А17-150/3-2005; о невозможности см.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2005 г., утв. Постановлением Президиума ВС от 1 марта 2006 г. (Бюллетень ВС. 2006. N 5); Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17 июня 2004 г. N Ф04/3281-399/А67-2004).

Практика, отрицающая применимость задатка (точнее — суммы, подобной задатку) для обеспечения исполнения предварительного договора, не учитывает принцип диспозитивности гражданского права, закрепленный в целом ряде статей ГК (см., например, п. п. 1 и 2 ст. 1, п. 1 ст. 329, ст. 421 ГК). Ничто не препятствует сторонам заключить обеспечительное соглашение, назвав его соглашением о задатке и определив его правовые последствия, аналогичные тем, которые предусмотрены ст. 381 ГК.

7. Соглашение о задатке может быть включено в текст документа, оформляющего основную сделку (в виде условия договора), или же оформлено отдельным актом. Независимо от размера задатка оно подлежит совершению в письменной форме. Несоблюдение этого требования лишает стороны в случае спора права ссылаться на свидетельские показания (п. 1 ст. 162 ГК). В отличие от договора о неустойке (абз. 2 ст. 331 ГК), о залоге (п. 4 ст. 339 ГК), о поручительстве (ст. 362 ГК) действительность соглашения о задатке не затрагивается нарушением формы. Соглашение должно содержать указание на договор, порождающий обеспечиваемые задатком обязательства, и удостоверять факт выдачи определенной денежной суммы в качестве задатка.

8. Задаток следует отличать от аванса (предварительной оплаты). Аванс не выполняет обеспечительную функцию и должен быть возвращен авансодателю в однократном размере в случае неисполнения обязательства получателем аванса (см., например, п. 3 ст. 487 ГК).

Другой комментарий к статье 380 ГК РФ

1. Задаток отличается от других способов обеспечения дополнительными функциями: удостоверяющей, поскольку служит доказательством заключения договора, и платежной, т.к. сумма задатка засчитывается в счет исполнения обязательства по заключенному договору (абз. 2 п. 4 ст. 448 ГК) и может приближаться к стоимости товара или услуг, получаемых по соглашению, обеспеченному задатком. Задаток широко используется при проведении торгов (см. п. 4 ст. 448 и коммент. к ней).

2. Соглашение о задатке должно быть заключено в письменной форме. Нарушение этого правила не влечет его недействительности в отличие от нарушения формы соглашения о неустойке (ч. 2 ст. 331 ГК), залоге (п. 4 ст. 339 ГК) или поручительстве (ст. 362 ГК).

Устное соглашение о задатке влечет последствия, предусмотренные ст. 162 ГК, т.е. стороны лишаются права ссылаться на свидетельские показания, но могут приводить письменные доказательства. Расписка в получении задатка свидетельствует о заключении договора.

3. Комментируемая статья (п. 3) устанавливает презумпцию, согласно которой в случае сомнения в назначении сумм, уплаченных по договору, эти суммы следует считать не задатком, а авансом, который обеспечительную функцию не выполняет. При нарушении формы соглашения о задатке, пока не доказано иное, уплаченные суммы следует рассматривать в качестве аванса.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector