0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

4 ст 7 упк рф

Статья 7 УПК РФ. Законность при производстве по уголовному делу (действующая редакция)

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.

2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 7 УПК РФ

1. Часть 1 данной статьи устанавливает приоритет УПК над другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами в том, что касается порядка уголовного судопроизводства. В случае коллизии норм других федеральных законов, иных нормативных правовых актов и норм УПК применяются нормы последнего. Однако нормы УПК не имеют приоритета над Конституцией и конституционными федеральными законами, напротив, не могут им противоречить (ч. 1 ст. 15, ч. 3 ст. 76 Конституции РФ). Рассмотрев этот вопрос, Конституционный Суд РФ признал приоритет федеральных конституционных законов над УПК, части 1 и 2 ст. 7 которого распространяются лишь на случаи, когда положения иных федеральных законов, непосредственно регулирующие порядок производства по уголовным делам, противоречат УПК. Если же в ходе производства по уголовному делу будет установлено несоответствие между федеральным конституционным законом (либо международным договором РФ) и УПК (который является обычным ФЗ), применению подлежит именно федеральный конституционный закон или соответственно международный договор РФ, как обладающие большей юридической силой по отношению к обычному федеральному закону. Вместе с тем, в уголовном судопроизводстве могут решаться вопросы, связанные с применением гражданского права (разрешение гражданского иска, возмещение имущественного вреда при реабилитации). Следует иметь в виду, что и в ГК (ч. 2 ст. 3) имеется норма о приоритете Гражданского кодекса над нормами гражданского права, содержащимися в других законах, т.е. и в таком, как УПК. Однако некоторые важные вопросы, связанные с возмещением имущественного вреда при реабилитации, в УПК решаются существенно иначе, чем в ГК РФ (см. об этом ком. к статьям главы 18). Следует исходить из того, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются последующий закон и закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений. О безусловном приоритете норм УПК не может идти речь в случаях, когда в иных (помимо УПК, закрепляющего общие правила уголовного судопроизводства) законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом. Так, в частности, применяется ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», которая допускает производство обыска в служебном помещении адвоката только по судебному решению, а не ст. 450 УПК, позволяющая проводить такой обыск на общих основаниях.

2. Часть третья ком. статьи содержит положение, аналогичное тому, которое зафиксировано в п. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 1 ст. 75 УПК РФ. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в названной статье Конституции РФ речь идет о недопустимости использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением любого федерального закона, в то время как в УПК говорится о нарушении лишь норм самого Кодекса. Однако известно, что доказательства могут быть получены и в итоге некоторых оперативно-розыскных мероприятий (проверочная закупка, оперативный эксперимент и т.д.) в случае, когда результаты такой деятельности (изъятые наркотические вещества, акты о передаче участникам закупки меченных денежных купюр, аудио- и видеозаписи и т.п.) в дальнейшем оформлены и приобщены к делу в соответствии с процессуальными требованиями, предъявляемыми к доказательствам. Процедура проведения подобных оперативно-розыскных мероприятий регулируется нормами Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (ст. ст. 6 — 9, 11). Если в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий нарушены требования данного Закона (например, мероприятия, ограничивающие конституционные права граждан, проведены без получения судебного решения), полученные материалы в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции недопустимы. По буквальному же смыслу соответствующих норм УПК их можно использовать в качестве доказательств, ибо формально они добыты без нарушения норм Кодекса. Представляется, что положения ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 необходимо толковать расширительно в том смысле, что к недопустимости доказательств ведет получение их с нарушением требований не только УПК, но и любого федерального закона. Более подробно о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона, см. ком. к ст. 75 настоящего Кодекса.

В части 4 данной статьи содержится требование законности, обоснованности и мотивированности процессуальных решений. К сожалению, в ней указаны далеко не все виды процессуальных решений, которые должны отвечать указанным требованиям. Так, не только определения суда и постановления судей, но и постановления президиумов судов, вынесенные при пересмотре судебных решений, вступивших в законную силу, безусловно, также должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 3 ст. 408 УПК). То же самое относится к обвинительному заключению и, конечно, к приговору. С учетом данного положения следует толковать нормы, содержащиеся в ч. 3 ст. 159 и ч. 2 ст. 271 УПК, где речь идет о решениях следователя, дознавателя и суда в отношении заявленных ходатайств. В указанных статьях ничего не говорится о том, что постановления следователя, дознавателя, определения суда, постановления судьи об отказе в удовлетворении ходатайств должны быть мотивированными. Как следует из ч. 4 ст. 7 УПК, эти решения также должны быть мотивированными, что неоднократно было отмечено КС РФ (см.: Определения от 08.07.2004 N 237-О и от 25.01.2005 N 42-О).

Читать еще:  42 ст ук рф

3. Требование мотивированности названных решений не случайно стоит в одном ряду с требованиями их законности и обоснованности. Мотивированность решений состоит в письменном анализе законности или незаконности, а также обоснованности или необоснованности тех или иных действий, решений и ходатайств. Поскольку обоснованность есть требование наличия достаточных данных или фактических обстоятельств, указывающих на необходимость принятия соответствующих решений и действий, мотивированное решение — лишь то, в котором приводятся эти обстоятельства, а в случаях, предусмотренных законом, — и данные (как правило, доказательства). Так, не могут считаться мотивированными обвинительное заключение, приговор, постановление (определение) о прекращении дела, если в них не указано, почему одни из имеющихся в деле доказательств были приняты за основу решения, а другие отвергнуты. В подобных случаях мотивированность есть внешнее проявление требования оценки доказательств в их совокупности (ст. 88 УПК).

Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу

СТ 7 УПК РФ

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.

2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Комментарий к Статье 7 Уголовно-процессуального кодекса

1. Законность как основополагающий принцип уголовного судопроизводства представляет собой соблюдение всеми субъектами уголовно-процессуальных отношений прав и обязанностей при осуществлении ими в пределах своей компетенции уголовно-процессуальной деятельности. Это их прямая обязанность. Положение данного принципа базируется на ст. 15 Конституции РФ.

2. Части 1 и 2 комментируемой статьи определяют приоритет УПК РФ над другими федеральными законами при осуществлении уголовно-процессуальных действий по уголовным делам. Исключением являются только федеральный конституционный закон или международный договор РФ как обладающие большей юридической силой по отношению к обычному федеральному закону. Данная позиция определена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П. Так, если в ходе производства по уголовному делу будет установлено несоответствие между федеральным конституционным законом (либо международным договором Российской Федерации) и УПК РФ (который является обычным федеральным законом), применению — согласно ст. 15 (ч. 4) и ст. 76 (ч. 3) Конституции РФ — подлежит именно федеральный конституционный закон или международный договор Российской Федерации как обладающие большей юридической силой по отношению к обычному федеральному закону .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» // .

Кроме того, приоритет УПК РФ перед другими обычными федеральными законами может быть ограничен рамками специального предмета регулирования. Так, к примеру, предметом регулирования УПК РФ является порядок уголовного судопроизводства, т.е. порядок производства (досудебного и судебного) по уголовным делам на территории России. В этой связи УПК РФ не должен подменять или отменять положения уголовного законодательства, определяющие преступность и наказуемость деяний, а также виды и размеры наказаний либо деятельность по возложению на лицо уголовной ответственности и наказания. Поэтому в части специального предмета регулирования правоотношений над УПК РФ могут иметь приоритет и другие федеральные законы. Так, приоритет УПК РФ перед другими обычными федеральными законами не является безусловным, а ограничен рамками специального предмета регулирования, которым, как это следует из его ст. ст. 1 — 7, является порядок уголовного судопроизводства, т.е. порядок производства (досудебного и судебного) по уголовным делам на территории Российской Федерации .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П.

Не обладают приоритетом нормы УПК РФ и в случаях, когда в уголовно-процессуальных отношениях законодательные акты устанавливают дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом при производстве по уголовным делам. Так, ст. 7 УПК РФ по своему конституционно-правовому смыслу не исключает применение в ходе производства процессуальных действий норм иных — помимо Уголовно-процессуального кодекса РФ — законов, если этими нормами закрепляются гарантии прав и свобод участников соответствующих процессуальных действий, а потому не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителей .
———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О «По жалобе граждан С.Ю. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 89, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // .

Читать еще:  330 ук комментарии

3. Положения ч. 2 комментируемой статьи свидетельствуют о безусловном приоритете норм УПК РФ в принятии процессуальных решений при производстве по уголовному делу. При этом не только суд, но и другие участники уголовного судопроизводства, обладающие правом на принятие тех или иных процессуальных решений (дознаватель, следователь, прокурор и т.д.), должны в основу своих процессуальных решений при производстве по уголовному делу класть только нормы УПК РФ.

4. Положения ч. 3 комментируемой статьи являются ключевыми в части допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве. Кроме того, положения данной нормы рассматриваются в контексте ст. 75 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. 75 настоящего Кодекса.) При этом положения данной нормы имеют бланкетный характер и отсылают к положениям ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, свидетельствующим о недопущении использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Доказательства, которые получены с нарушением положений норм УПК РФ, суд, прокурор, следователь, дознаватель, орган дознания не должны использовать в принятии тех или иных процессуальных решений при производстве по уголовному делу и не должны основываться в принятии этих процессуальных решений на таких доказательствах. Это касается не только доказательств, которые получены с нарушениями норм УПК РФ, но и доказательств, которые получены в соответствии с нарушениями норм других федеральных законов (ГПК РФ, КоАП РФ и т.д.). Само понятие допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве, согласно позиции ЕСПЧ, является прежде всего предметом регулирования внутригосударственного права, и в качестве общего правила именно национальные суды оценивают представленные им доказательства. Задачей ЕСПЧ согласно Конвенции является не определение того, были ли показания свидетеля надлежащим образом допущены в качестве доказательства, а выяснение того, было ли разбирательство в целом, включая способы сбора доказательств, справедливым .
———————————
Данные положения были сформулированы в решениях ЕСПЧ по делам «Лука против Италии» от 27 февраля 2001 г., «Доорсон против Нидерландов» от 26 марта 1996 г., «Ван Мехелен и другие против Нидерландов» от 23 апреля 1997 г. (http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 05.04.2015)).

5. Все процессуальные решения, принятые при производстве по уголовному делу и вынесенные судом, судьей, прокурором, следователем, дознавателем в форме определения суда либо в форме постановления, должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Требование законности предполагает точное соблюдение норм уголовно-процессуального права, регламентирующего форму и содержание соответствующего процессуального документа, полное соответствие нормам уголовного и гражданского права, применяемым при составлении данного акта. Документ должен быть законным как по содержанию, так и по форме. Требование обоснованности свидетельствует о том, что выводы, содержащиеся в процессуальном акте, подтверждены собранными по делу доказательствами, учитывают все данные о личности подозреваемого или обвиняемого, подсудимого и т.д. при принятии процессуального решения или производстве следственных или судебных действий. Следователь, дознаватель, судья или должностное лицо органа дознания при составлении процессуальных документов должны всегда исходить из принципа равенства всех граждан перед законом и судом, учитывая их права и законные интересы. Требование мотивированности является выражением его законности и обоснованности. В мотивировочной части процессуального акта излагаются основания и мотивы принимаемого решения. Приведение доводов и аргументов, обосновывающих принимаемое следователем, дознавателем, судьей или должностным лицом органа дознания решение, повышает убедительность следственного или судебного документа и делает его процессуально безупречным. Наличие в процессуальном акте соответствующих мотивов дает возможность проверить правильность решения, принятого следователем, дознавателем, судьей или должностным лицом органа дознания. Из анализа ст. 7 УПК РФ следует, что требование мотивированности является обязательным ко всем постановлениям судьи, прокурора, следователя, дознавателя и ко всем определениям суда. Отсутствие прямого указания в ст. 297 УПК РФ на требование мотивированности к приговору как важнейшему среди процессуальных актов решению суда, по крайней мере, нелогично. Тем более что в ряде статей УПК РФ содержится прямое указание на обязанность суда мотивировать в приговоре отдельные решения. Так, из содержания ст. 300 УПК РФ можно сделать вывод о том, что решение суда по вопросу о вменяемости подсудимого, если данный вопрос возник в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства, должно быть обсуждено в совещательной комнате и мотивировано судом. Статья 305 УПК РФ называется «Описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора», и в ней четко указывается, что в приговоре суда должны быть приведены мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения, и мотивы решения в отношении гражданского иска. В ст. 307 УПК РФ, которая именуется «Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора», содержится требование приводить мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, имеющиеся по рассматриваемому им уголовному делу, мотивы изменения первоначального предъявленного обвинения в суде, мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него, освобождению от отбывания назначенного наказания, применению иных мер воздействия, обоснованию принятых решений по другим вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ. На необходимость мотивировать в приговоре решения суда по отдельным вопросам неоднократно указывалось и в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ . Процессуальный акт по уголовному делу будет законным, обоснованным и мотивированным только тогда, когда фиксируемое в нем процессуальное действие (решение) вызывалось необходимостью, производилось (принималось) при наличии условий, предусмотренных УПК РФ, и убедительно аргументировано соответствующими доводами.
———————————
См.: Комментарий к постановлениям Пленума ВС Российской Федерации по уголовным делам. М., 2008; Загорский Г.М. Постановление приговора: проблемы теории и практики. М.: Проспект, 2010. С. 30 — 38.

Читать еще:  Заявление по ст 119 ук рф

Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.

2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.
(Часть в редакции, введенной в действие с 10 января 2016 года Федеральным законом от 30 декабря 2015 года N 440-ФЗ.

Комментарий к статье 7 УПК РФ

1. Уголовно-процессуальное законодательство в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ отнесено к исключительной компетенции РФ. Поэтому уголовно-процессуальные отношения не могут регулироваться законами субъектов РФ.

УПК вслед за Конституцией РФ является основным источником уголовно-процессуального права.

2. Не могут применяться нормы уголовно-процессуального закона, признанные Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции.

Вопрос о том, соответствует ли Конституции примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, решается судом путем приостановления производства по делу и обращения в Конституционный Суд с запросом о конституционности этого закона. Такой запрос в соответствии со ст. 101 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» может быть внесен судом первой, кассационной и надзорной инстанций на любой стадии рассмотрения дела (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 ).

3. Содержание ч. 3 настоящей статьи сформулировано в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции.

Недопустимость доказательств, полученных с нарушением норм настоящего Кодекса, означает, что они признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

4. Доказательство признается недопустимым, если, например, обыск произведен в жилище в отсутствие понятых, уголовное дело частного обвинения возбуждено при отсутствии жалобы потерпевшего, допрос обвиняемого длился беспрерывно более 4 часов, при производстве следственного действия допущено унижение чести и достоинства участвующих в нем лиц и др. Признание вины не может являться доказательством, если к обвиняемому применялось насилие или при его допросе использовались иные недозволенные методы.

5. Законность действий и решений в уголовном судопроизводстве означает их осуществление (принятие) в порядке, предусмотренном нормами УПК.

6. Под обоснованностью решений суда (судьи), прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя понимается подтверждение их фактами, доводами.

Другой комментарий к статье 7 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. Часть первая комментируемой статьи связана с частью первой статьи 1 УПК, где говорится, что порядок уголовного судопроизводства определяется УПК, основанным на Конституции РФ, иначе говоря, уголовно-процессуальным законом, и только данным законом. Ничего нового комментируемая норма не привносит.

2. Часть вторая комментируемой статьи также повторяет идею, сформулированную в части первой статьи 1 УПК, и воспроизводит общеизвестное теоретическое положение о том, что закон — это нормативный акт, имеющий высшую юридическую силу и приоритет по отношению к подзаконным актам.

3. Содержание части третьей комментируемой статьи воспроизводится в части первой статьи 75 УПК, где говорится, что доказательства, полученные с нарушением требований УПК, являются недопустимыми. По своей природе это норма доказательственного права; место ей — в главе, посвященной доказательствам.

4. Целесообразность повторного включения в УПК норм, которые не порождают новых правоотношений, спорна. Их практическая ценность сомнительна.

Комментарии и консультации юристов по ст 7 УПК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 7 УПК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector