5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Административно правовые нормы в уголовном кодексе

Потенциал норм с административной преюдицией для уголовного законодательства Российской Федерации

Статья посвящена рассмотрению вопроса целесообразности включения в Уголовный кодекс Российской Федерации норм с административной преюдицией как одного из направлений гуманизации и оптимизации законодательства Российской Федерации. Анализируются мнения сторонников и противников, рассматриваются некоторые признаки норм с административной преюдицией.

Ключевые слова: административная преюдиция; гуманизация; преступление; повторное правонарушение.

Актуальность исследования административной преюдиции обусловлена, прежде всего, теоретической и практической значимостью данного правового явления. Необходимо отметить, что при подготовке и принятии Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) 1996 г. имел место полный отказ от норм с административной преюдицией в уголовно-правовых нормах. Начиная с 2011 г. законодатель снова возвратился к применению данного правового института в уголовном законодательстве, и в настоящий момент 13 норм УК РФ содержат признаки административной преюдиции.

Конституционный Суд Российской Федерации высказал мнение, что нормы с административной преюдицией — это такие нормы, которые, «оставаясь в своей первооснове административными правонарушениями, по характеру и степени общественной опасности приближаются к уголовно наказуемым деяниям».

Тенденция постепенного увеличения в УК РФ количества составов преступлений, предусматривающих ответственность лица, подвергнутого административному наказанию, говорит о том, что преюдицио- нальные составы приносят свои результаты.

По мнению М. В. Бавсуна, И. Г. Бавсун и И. А. Тихон, «административная преюдиция при ее грамотном использовании может стать эффективным средством противодействия преступности и будет способствовать достижению следующих основных результатов:

— повысит эффективность практического применения уголовного законодательства;

— обеспечит реализацию принципа экономии мер уголовной репрессии;

— исключит случаи объективного вменения» .

Считаем данное высказывание справедливым и полагаем, что направленность уголовного законодательства на гуманизацию с помощью включения норм с административной преюдицией имеет потенциал предупреждения не только преступлений, но и административных правонарушений, снижения уровня уголовно-правового рецидива.

Сторонники административной преюдиции видят в ней возможность повышения гибкости и адаптивности правового воздействия на правонарушителя при одновременной реализации принципа экономии уголовно-правовой репрессии , что, безусловно, находит свое отражение.

Противники же административной преюдиции не устают говорить о том, что преюдициональные составы размывают границы между преступлением и административным правонарушением .

Однако общественно опасные преступные деяния и общественно вредные правонарушения, образующие нормы с административной преюдицией, хоть имеют одну цель и охраняют схожие общественные отношения, однако принципиально различаются. Главное различие состоит в субъекте совершения противоправных деяний.

Повышающаяся общественная опасность правонарушителей и свидетельствует об уголовно-правовой общественной опасности. Согласимся с мнением А. Б. Сахарова, который считал, что основанием для применения более интенсивных мер правового воздействия является возросшая опасность личности преступника .

В нормах с административной преюдицией субъектом может выступать лицо:

— подвергнутое административному наказанию за аналогичное деяние (например, 1161 УК РФ);

— ранее привлекавшееся к административной ответственности (например, 2121 УК РФ);

— ранее судимое за совершение конкретного аналогичного преступления (например, 2641 УК РФ).

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что лицо до привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления должно иметь определенный статус и быть предупреждено о том, что при совершении аналогичного (тождественного) деяния повторно оно будет подлежать уголовной ответственности.

Так, суды при рассмотрении дела по существу, учитывая ранее совершенное лицом административное правонарушение, и в целях экономии мер уголовно-правовой репрессии предупреждают лицо об уголовной ответственности в случае повторного совершения таких действий, при этом в приговорах указывают: «.несмотря на предупреждение судебного пристава-исполнителя об уголовной ответственности по ч. 1 ст. 157 УК РФ, будучи привлеченным к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.35.1 КоАП РФ, достоверно зная о том, что за аналогичное административному правонарушению деяние он будет привлечен к уголовной ответственности, пренебрегая нормами морали и общечеловеческими принципами, осознавая противоправность своего деяния, предвидя наступление общественно-опасных последствий.» ; «.будучи привлеченным к административной ответственности. должных выводов для себя не сделал, на путь исправления не встал и вновь совершил аналогичное деяние. осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно-опасных последствий.» .

По общему правилу, если не установлено иное, период, в течение которого лицо, повторно совершившее аналогичное (конкретное) административное правонарушение, привлекается к уголовной ответственности — то есть считается подвергнутым административному наказанию, составляет 1 год (ст. 4.6 КоАП РФ), например ст. 1161, 1511 УК РФ и др.

Вместе с тем годовой период установлен не для всех составов с административной преюдицией. Так, для ст. 2121 УК РФ этот срок ограничен 180 днями. По нашему мнению, это решение законодателя представляется не совсем обоснованным, т. к. отступление от общего единообразия в конструировании норм с административной преюдицией вызывает все больше вопросов и ставит под сомнение эту уголовно- правовую конструкцию. Кроме того, полугодичный срок, по всей видимости, препятствует применению нормы, закрепленной в ст. 2121 УК РФ, т. к. за все время ее действия к уголовной ответственности было привлечено только одно лицо7.

Полагаем, что законодатель, периодически пополняя уголовный закон новыми нормами с административной преюдицией различными способами, будь то включение новой нормы, содержащей преюдицио- нальный характер ст. 158 УК РФ1, или изменение уже существующей нормы ст. 315 УК РФ , находит их необходимыми и выполняющими свойственную только им функцию.

Считаем целесообразным дальнейшее включение и использование норм с административной пре- юдицией, однако законодателю следует обратить внимание на их конструирование и стремиться к единообразному описанию признаков субъекта посягательства, срока, в течение которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности. Так, представляется правильным закрепить во всех статьях, содержащих административную преюдицию, в качестве субъекта лицо, подвергнутое административному наказанию, т. е. внести соответствующие изменения в такие статьи УК РФ, как: 2121, 282, 2841, 3141. Кроме того, в качестве срока, в течение которого лицо может быть субъектом преступлений с административной преюдицией, единообразно закрепить срок продолжительностью 1 год, изменив в этой части ст. 2121 УК РФ. Указанные изменения будут способствовать формированию единообразной практики применения норм с административной преюдицией, оптимизации и гуманизации уголовного законодательства Российской Федерации.

1. Бавсун М. В. Административная преюдиция и перспективы ее применения на современном этапе / М. В. Бавсун, И. А. Тихон, И. Г. Бавсун // Административное право и процесс. — 2008. — № 6. — С. 6-10.
2. Устинова Т. Д. Расширение уголовной ответственности за незаконное предпринимательство / Т. Д. Устинова // Журнал российского права. — 2003. — № 5. — С. 103-107.
3. Кузнецова Н. Ф. Основные черты Особенной части УК РФ / Н. Ф. Кузнецова // Вестник Московского университета. — Серия 11. Право. — 1996. — № 5. — С. 14-31.
4. Сахаров А. Б. Разграничение преступлений и иных правонарушений / А. Б. Сахаров // Социалистическая законность. — 1974. — № 7. — С. 32-35.

Научно-практический журнал «Вестник Уральского юридического института МВД России» № 2(22), 2019

Статьи УК РФ и Кодекса РФ об административных правонарушениях

Статья 228 Уголовного кодекса Российской Федерации

Читать еще:  322 ук рф

Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества

1. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в значительном размере, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, в значительном размере —

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные в крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

(в ред. Федерального закона от 01.03.2012 N 18-ФЗ)

3. Те же деяния, совершенные в особо крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

Статья 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации

Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества

1. Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, —

наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

2. Сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, совершенный:

а) в следственном изоляторе, исправительном учреждении, административном здании, сооружении административного назначения, образовательной организации, на объектах спорта, железнодорожного, воздушного, морского, внутреннего водного транспорта или метрополитена, в общественном транспорте либо помещениях, используемых для развлечений или досуга;

б) с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в значительном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении несовершеннолетнего;

г) в крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

5. Деяния, предусмотренные частями первой, второй, третьей или четвертой настоящей статьи, совершенные в особо крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового или пожизненным лишением свободы.

Статья 6.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов и незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества

1. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, —

влекут наложение административного штрафа в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

2. Те же действия, совершенные иностранным гражданином или лицом без гражданства, —

влекут наложение административного штрафа в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации либо административный арест на срок до пятнадцати суток с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Статья 6.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача

либо новых потенциально опасных психоактивных веществ

1. Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 20.20, статьей 20.22 настоящего Кодекса, либо невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения гражданином, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он потребил наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача либо новые потенциально опасные психоактивные вещества, —

влечет наложение административного штрафа в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

2. То же действие, совершенное иностранным гражданином или лицом без гражданства, —

влечет наложение административного штрафа в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации либо административный арест на срок до пятнадцати суток с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Статья 6.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Пропаганда наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, новых потенциально опасных психоактивных веществ

Читать еще:  Гл 32 упк рф

1. Пропаганда либо незаконная реклама наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, а также новых потенциально опасных психоактивных веществ —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией рекламной продукции и оборудования, использованного для ее изготовления; на должностных лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией рекламной продукции и оборудования, использованного для ее изготовления либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток с конфискацией рекламной продукции и оборудования, использованного для ее изготовления; на юридических лиц — от восьмисот тысяч до одного миллиона рублей с конфискацией рекламной продукции и оборудования, использованного для ее изготовления либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток с конфискацией рекламной продукции и оборудования, использованного для ее изготовления.

2. То же действие, совершенное иностранным гражданином или лицом без гражданства, —

влечет наложение административного штрафа в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации либо административный арест на срок до пятнадцати суток с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Статья 20.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Потребление (распитие) алкогольной продукции в запрещенных местах

либо потребление наркотических средств или психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ в общественных местах

2. Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, а также в других общественных местах либо невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения гражданином, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он потребил наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача, новые потенциально опасные психоактивные вещества или одурманивающие вещества на улице, стадионе, в сквере, парке, в транспортном средстве общего пользования, а также в другом общественном месте, —

влечет наложение административного штрафа в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

3. Действия, указанные в части 2 настоящей статьи, совершенные иностранным гражданином или лицом без гражданства, —

влекут наложение административного штрафа в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации либо административный арест на срок до пятнадцати суток с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Соотношение административного правонарушения и уголовного проступка в проектах новых редакций КоАП и УК РК (Жумагали А., к.ю.н., доцент, эксперт ОФ «Международная Правовая Инициатива»)

Алмас Жұмағали, к.ю.н., доцент,

эксперт ОФ «Международная Правовая Инициатива»

Соотношение административного правонарушения и уголовного проступка в проектах новых редакций КоАП и УК РК [1]

Как известно из истории права, существует два способа определения правонарушения. Один из них — материальное определение, где раскрывается сущность деяния, и второе — формальное определение, где сохраняется формальная ссылка на законодательство. Так, например, формальным считается определение преступления во французском Уголовном кодексе (УК), где сказано, преступлением признается все, что запрещено уголовным законом.

Напомним, что классический для Европы французский УК 1810 г., заложивший основы современного европейского уголовного права, содержал трехчленную классификацию преступных деяний (нарушений уголовного закона): преступления (crimes), «уголовные проступки» (délits) и «уголовные правонарушения» (contraventions). Критерием их разграничения для законодателя служила наказуемость деяния, зависящая, разумеется, от общественной опасности последнего (критерий пенализации и криминализации), но для правоприменителя — только природа и вид наказания, которое он мог применять в конкретном случае (материально-правовой аспект), а также звено судебной системы, компетентное рассматривать соответствующие дела (процессуальный аспект).

При этом, заложенная во французском УК концепция исходила из того, что любое нарушение закона, наказуемое государством, входит в состав уголовного права независимо от строгости наказания. Их разграничение представляло собой уже внутриотраслевую уголовно-правовую проблему, а само уголовное право являлось не только и не столько правом о преступлениях, сколько правом о наказаниях.

В ХХ столетии классическое уголовное право столкнулось с новыми вызовами — колоссальной технологизацией общественной жизни (дорожное движение, транспорт, промышленность, строительство и т. д.), в результате которой количество мелких «уголовных правонарушений» стало расти. Классическая уголовная юстиция, построенная на традиционных судебных процедурах, справиться с ними уже не могла.

Со сравнительно-правовой точки зрения, обнаружились два варианта решения проблемы резкого роста числа мелких уголовных запретов, наказуемых штрафом:

1) Некоторые страны (Франция, Бельгия и др.) сохранили трехчленную классификацию преступных деяний, оставив «уголовные правонарушения» в формальных границах своих УК. Но в качестве противовеса они максимально упростили производство по ряду «уголовных правонарушений», переведя их из судебной компетенции в компетенцию административных органов (прежде всего полиции). В такой ситуации речь идет не о материально-правовой, но о сугубо процессуальной технике преодоления проблемы роста числа уголовных правонарушений и перегруженности судов.

2) Другие страны (Германия, Италия и т. д.) поступили иначе. Они вывели мелкие «уголовные правонарушения» из своих УК, сохранив не трехчленную, а двухчленную классификацию преступных деяний (преступление и уголовный проступок). При этом бывшие «уголовные правонарушения» превратились просто в «мелкие правонарушения. Таким образом, в этих странах уголовное право разделилось на две подсистемы: а) классическое уголовное право; б) уголовно-административное право или «право мелких санкций», когда наказание в виде штрафа за определенные неопасные правонарушения стали возлагать не судебные, а административные органы (при сохранении гарантии последующей судебной защиты).

Но здесь возникла другая опасность: полное забвение уголовно-правовой природы так называемых «мелких» или «административных» правонарушений, что было чревато, с одной стороны, риском утраты фундаментальных гарантий прав личности, а с другой стороны — непомерным разрастанием «административно-уголовного права» и полным размыванием его границ (именно так, к слову, и случилось в СССР и многих постсоветских странах). Но на Западе этого не произошло во многом благодаря деятельности Европейского суда по правам человека в Страсбурге, который в ряде важнейших решений напомнил, что любые «административные правонарушения» остаются частью уголовного права в широком смысле. Иными словами, государство вправе декриминализировать и вывести за границы формального уголовного права определенные деяния, терминологически обозначив их, как ему угодно, но при этом оно обязано сохранить при производстве по ним всю полноту гарантий, предусмотренных для «уголовных дел» (презумпция невиновности, право на защиту, право на обжалование и др.).

И по этому поводу существует мнение о восстановлении трехчленной классификации уголовно-наказуемых деяний, включающей преступления, проступки и правонарушения.

Читать еще:  312 ст ук рф

По проекту новой редакции УК РК введено понятие «уголовное правонарушение», чего не употреблялось в предыдущих УК, которое подразделяется на преступление и уголовный проступок. В частности, в ст. 10 проекта УК РК даются понятия преступления и уголовного проступка: «Уголовные правонарушения в зависимости от степени общественной опасности и наказуемости подразделяются на преступления и уголовные проступки (ч.1).

Преступлением признается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания в виде штрафа, исправительных работ, ограничения свободы, лишения свободы или смертной казни (ч. 2).

Уголовным проступком признается совершенное виновно деяние (действие либо бездействие), не представляющее большой общественной опасности, причинившее незначительный вред либо создавшее угрозу причинения вреда личности, организаңии, обществу или государству, за совершение которого предусмотрено наказание в виде штрафа, исправительных работ, привлечения к общественным работам, ареста, а также деяние, наказуемое с применением административной преюдиции (ч.3)».

Во всех трех частях данной статьи дается материальное определение, т.е. рассрывается сущность правонарушения, тем самым впервые внедряется не только понятие «уголовное правонарушение», но и понятие «уголовный проступок» в отечественном законодательстве. Ввиду того, что понятие уголовного проступка имеется только в проекте новой редакции УК, который обсуждается и еще не принят законодателем, а также того, что есть еще и проект новой редакции КоАП РК, наша задача усложняется втройне.

В качестве критерия разграничения преступления и проступка в проекте УК РК берется наказуемость деяний, т.е. за преступление предусмотрены пять видов, а за проступки четыре вида наказаний, но при этом два вида из них дублируется в обоих случаях.

В таких коллизиях проект берет за основу разграничения размер этих наказаний. Например, и штраф (статья 42), и исправительные работы (статья 43) за уголовные проступки устанавливаются в пределах от двадцати пяти до пятисот месячных расчетных показателей, а за преступления — еще выше.

В остальных случаях все наглядно, т.е. те наказания, которые предусмотрены за проступки, не устанавливаются за совершение преступлений.

Также проект УК не забыл возобновить старую традицию уголовного законодательства, закрепляя то, что «Не является уголовным правонарушением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности» (ч.4 ст. 10).

Кроме того, как указывалось выше, уголовным проступком признается совершенное деяние, наказуемое с применением административной преюдиции (ч.3).

«В случаях, предусмотренных Особенной частью настоящего Кодекса, уголовная ответственность за уголовное правонарушение, не представляющее большой общественной опасности, наступает, если деяние совершено в течение года после наложения административного взыскания за такое же административное правонарушение» (Статья 12. Административная преюдиция).

В проекте КоАП (статья 25) «Административным правонарушением признается противоправное, виновное (умышленное или неосторожное) деяние (действие либо бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом установлена административная ответственность (ч. 1). Административная ответственность за правонарушения, предусмотренные статьями особенной части настоящего Кодекса, наступает, если эти правонарушения по своему характеру не влекут за собой в соответствии с законодательством уголовной ответственности (ч. 2)». Тем самым, проект КоАП дает административному правонарушению формально-материальное определение. В этом виде понятие административного правонарушения, данное в проекте, ничем не отличается от определения действующего КоАП, кроме той части, где сказано: «Наложение административного взыскания на физическое лицо не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо, равно как и привлечение к административной ответственности юридического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо».

В этой связи соотношение административного правонарушения и уголовного проступка в проектах новых редакций КоАП и УК РК таково:

Во-первых, административные правонарушения менее общественно опасны, чем уголовные проступки, так как административная ответственность наступает, если эти правонарушения по своему характеру не влекут за собой уголовной ответственности;

Во-вторых, за уголовные проступки привлекаются только физические лица, а за административные правонарушения и физические, и юридические лица;

В-третьих, круг субъектов не всегда совпадает. Например, если за административное правонарушение привлекаются родители или лица их заменяющие (например, мелкое хулиганство), в уголовном законодательстве строго выдерживается принцип личной ответственности.

В-четвертых, меры, предусмотренные за совершение этих деяний, отличаются не только по форме, но и по содержанию.

В этой связи есть несколько моментов, на которые мы хотели бы обратить внимание разработчиков УК и КоАП РК.

1. Максимально исключить конкуренцию. Особенно, когда речь идет об оценочных понятиях. Случаи субъективной межотраслевой конкуренции уголовных и административных норм порождены издержками законодательной техники, несовершенством их формы и (или) содержания.

При конкуренции общей и специальной уголовной или административной нормы применяется специальная норма. При этом в качестве общей и специальной может выступать как уголовно-правовая, так и административно-правовая норма.

При конкуренции частей и целого применяется целое. При этом в качестве целого могут выступать только нормы УК.

Под субъективной конкуренцией уголовных и административных норм следует понимать такие случаи соотношения норм УК РК и КоАП РК об ответственности, при которых в диспозициях статей законов отсутствуют признаки правонарушений, позволяющие сделать выбор в применении той или иной нормы.

Если, к примеру, речь идет о количественной характеристике общественной опасности, тогда нет проблем. Например, хотя составы правонарушений незаконного предпринимательства (ст. 144 проекта КоАП и ст. 241 проекта УК РК) совпадают, но ввиду количественной характеристики общественной опасности, наличие разницы между ними налицо, т.е. ущерб, причиненный гражданину на сумму, не превышающую одну тысячу месячных расчетных показателей, либо ущерб, причиненный организации или государству на сумму, не превышающую десять тысяч месячных расчетных показателей, — это административное правонарушение, а ущерб, превышающий указанный размер — уголовное правонарушение. В случае же с хулиганством есть о чем задуматься (ст. 423 проекта КоАП и ст. 289 проекта УК РК).

1. Декриминализровать, т.е. исключить не только из числа преступлений, но и из числа уголовных проступков некоторые правонарушения. Предлагается ограничиваться борьбой с такими правонарушениями лишь с помощью администаривных ресурсов, сохраняя при этом процедуры устранения процессуальных ошибок, т.е. декриминализировать их вообще. Например, неуплата налогов. По уголовному праву юридичиские лица не подлежат уголовной ответственности, а привлекать к ответствености физических лиц нецелесообразно. При неуплате налогов дознание (следствие) идет в упрощённой форме с помощью формальных документов. Есть камеральный контроль. Надо пресекать деяния на уровне административного правонарушения, не дожидаясь их превращения в уголовное правонарушение. Напротив, привлекать нужно к административной (или уголовной) ответственности тех ответственных лиц, которые допустили такое деяние. Данный акт совпал бы не только с гуманизацией уголовного законодательства, но и с политикой нашего государства поддержки малого и среднего бизнеса.

[1] Настоящее заключение подготовлено в рамках проекта «Продвижение прав человека в административном законодательстве РК» при поддержке Посольства Канады и Канадского Фонда Местных Инициатив.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector