19 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Представитель юридического лица в уголовном процессе

Статья 45. Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя

СТ 45 УПК РФ

1. Представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. В качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец.

2. Для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители.

2.1. По ходатайству законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста шестнадцати лет, в отношении которого совершено преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, участие адвоката в качестве представителя такого потерпевшего обеспечивается дознавателем, следователем или судом. В этом случае расходы на оплату труда адвоката компенсируются за счет средств федерального бюджета.

2.2. По постановлению дознавателя, следователя, судьи или определению суда законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего потерпевшего. В этом случае к участию в уголовном деле допускается другой законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего.

3. Законные представители и представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица.

4. Личное участие в уголовном деле потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя не лишает его права иметь по этому уголовному делу представителя.

Комментарий к Статье 45 Уголовно-процессуального кодекса

1. По своей правовой сущности институт представительства в уголовном судопроизводстве призван создать дополнительные гарантии защиты законных интересов участников уголовного процесса, в частности гражданского истца, правомочного реализовывать свои права через представителей.

2. Определяя круг лиц, допускаемых в качестве представителей гражданского истца, УПК РФ исходит из того, что оказать гражданскому истцу необходимую помощь, в том числе и юридическую, грамотно и квалифицированно защитить интересы представляемого участника уголовного судопроизводства, разобраться в таком сложном виде деятельности, как уголовно-процессуальная, может только профессиональный адвокат. К адвокатам предъявляются определенные требования (гражданство РФ, высшее юридическое образование, стаж работы по юридической специальности, высокие моральные качества и др.), которые выступают гарантией их профессионализма и квалифицированности оказываемой ими юридической помощи.

3. Однако участие адвокатов в качестве представителя гражданского истца по многим уголовным делам было бы затруднительным ввиду отсутствия у участника уголовного судопроизводства средств на оплату их труда. Поэтому УПК РФ устанавливает правило, согласно которому гражданскому истцу обеспечивается возможность участвовать при производстве по уголовному делу, его представителю или законному представителю.

4. Помимо профессиональных адвокатов, в качестве представителей гражданского истца, являющегося юридическим лицом, могут выступать иные лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять его интересы. В качестве представителей юридического лица могут выступать любые дееспособные лица, имеющие выданную в установленном порядке данным юридическим лицом доверенность для представительства его интересов, либо лица, представляющие интересы юридического лица в силу закона (руководитель и т.д.).

5. В судебном разбирательстве по уголовным делам, подсудным мировому судье, по постановлению мирового судьи в качестве представителя гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует гражданский истец. Однако допущение вышеуказанных лиц в качестве представителей гражданского истца ограничено усмотрением мирового судьи. При производстве по уголовному делу в суде апелляционной инстанции, речь в данном случае идет о рассмотрении уголовного дела в районном суде, суд может допустить в качестве представителя гражданского истца близкого родственника либо иное лицо, о допуске которого будет ходатайствовать гражданский истец.

6. Законные представители гражданского истца не могут быть заменены при производстве по уголовному делу в суде апелляционной инстанции. Но в случае, если есть основания полагать, что действия законного представителя наносят ущерб интересам несовершеннолетнего, то суд должен применить по аналогии нормы ч. 4 ст. 426 и ч. 2 ст. 428 УПК РФ, касающиеся оснований и порядка замены законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, и вынести постановление или определение об устранении законного представителя от участия в уголовном деле. В этом случае к участию в деле должен быть допущен другой законный представитель.

7. В связи с тем что институт представительства в уголовном судопроизводстве имеет своей задачей представление, отстаивание и защиту охраняемых законом интересов отдельных участников уголовного судопроизводства, гражданский истец может реализовывать свои права и интересы через представителей, не участвуя в отдельных процессуальных действиях. Представители при производстве по уголовному делу наделяются теми же правами, что и представляемые ими лица, в том числе и представитель гражданского истца. Исключение составляет лишь право давать показания и давать объяснения при производстве по уголовному делу, которое может быть реализовано самим гражданским истцом. Из смысла закона следует, что представители и законные представители гражданского истца при производстве по уголовному делу не могут действовать вразрез с интересами представляемых ими лиц. Несогласие гражданского истца с позицией представителя при производстве по уголовному делу может повлечь за собой принятие процессуального решения, связанного с заменой данного представителя . Другие основания замены представителя гражданского истца определены в положениях ст. 72 УПК РФ.
———————————
Дело в том что современное назначение уголовного судопроизводства, определенное ст. 6 УПК РФ, направлено на защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а гражданский истец как раз и является тем лицом, которому причинен вред непосредственно преступлением. Поэтому в соответствии с тем назначением, которое определено в УПК РФ, суд (судья), следователь, дознаватель (в том числе и суд апелляционной инстанции) обязаны принять все процессуальные меры, которые были бы направлены на защиту интересов лиц и организаций от преступлений. Невыполнение этого положения, по нашему мнению, влечет за собой процессуальное нарушение со стороны данных участников уголовного судопроизводства. Но действия данных участников уголовного процесса, в том числе и суда апелляционной инстанции, по замене представителя гражданского истца идут в противоречие с принципом-нормой, определенной ст. 15 УПК РФ, т.е. принципом состязательности сторон. По нашему мнению, ст. 6 УПК РФ определяет все назначение современного уголовного судопроизводства России и содержит более широкий объем прав и свобод граждан, устанавливает более широкие гарантии, чем ст. 15 УПК РФ, определяющая состязательность сторон. Поэтому мы должны принимать за основу, в данном случае, положения ст. 6 УПК РФ. Кроме того, такая позиция соответствует Определению Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О по жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского. Так, в соответствии с данным Определением о безусловном приоритете норм уголовно-процессуального законодательства не может идти речь и в случаях, когда в иных (помимо УПК РФ, закрепляющего общие правила уголовного судопроизводства) законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом. В силу ст. 18 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием, разрешение в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии. Из смысла данного Определения видно, что в случае коллизии различных норм уголовно-процессуального права необходимо применять те нормы, в которых предусмотрен более широкий объем прав и свобод граждан и которые устанавливают более широкие их гарантии. Нормы ст. 6 УПК РФ предусматривают более широкий объем прав и свобод граждан и устанавливают более широкие их гарантии. Таким образом, при производстве по уголовному делу может быть замена представителя гражданского истца даже без ходатайства самого гражданского истца, но только в случае, если действия представителя лиц, в том числе и гражданского истца, направлены вразрез с их интересами.

Проблемы участия в уголовном процессе представителя потерпевшего — юридического лица после его ликвидации

Процесс, в котором пришлось участвовать адвокатам адвокатского бюро «Яблоков, Лапицкий и партнеры», позволил еще раз подтвердить существование проблемы, связанной с пониманием и правоприменением норм, регулирующих представительство прав потерпевших — организаций. Имеется в виду ситуация, когда в ходе процесса потерпевшим было признано юридическое лицо, которое было ликвидировано. Возник вопрос, может ли бывший учредитель организации или конкурсный управляющий участвовать в процессе как потерпевший? В суде сторона защиты обосновывала незаконность привлечения в качестве представителя ликвидированного юридического лица-потерпевшего конкурсного управляющего Т., однако ни суд первой, ни апелляционной инстанции эти доводы не услышал.

Пример из практики

Ч. признан виновным в совершении не позднее ДД.ММ.ГГГГ открытого хищения не менее 50 железобетонных фундаментных блоков, находившихся в стенах навозохранилищ, входящих в единый комплекс по выращиванию скота принадлежащий СПК », арендованный ООО « », руководителем которого был ФИО1, расположенный в , организовав их демонтаж, погрузку и вывоз, чем причинил материальный ущерб СПК « » на сумму не менее 53 628 рублей.

Действия Ч. квалифицированы ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Читать еще:  Приговор 319 ук рф

08.04.2014 г. через несколько минут после открытия судебного заседания и до выполнения судом процессуальных обязанностей, предусмотренных главой 36 УПК РФ, председательствующий-судья предъявил стороне защиты два постановления. Постановлением от 08.04.2014 г. признавалось ошибочным привлечение по настоящему уголовному делу в качестве потерпевшего общества с ограниченной ответственностью «П.», Межрайонной ИФНС № по Самарской области, ОАО «С.», ОАО «У.». Постановлением о допуске для участия в уголовном деле представителя потерпевшего от 08.04.2014 г. Т. как представитель СПК «» (бывший конкурсный управляющий) на момент совершения преступления, допущена к участию в рассмотрении уголовного дела.

Процессуальное решение судьи о привлечении в качестве представителя потерпевшего Т. сделало фактически неисполнимым возможное решение суда о возмещении вреда такому потерпевшему, как по результатам рассмотрения уголовного дела, так и по результатам рассмотрения гражданского иска в порядке, предусмотренном ГПК. Как следует из смысла абз. 7 ст. 220 ГПК РФ, указанная правовая норма предусматривает обязанность суда прекратить производство по делу в случае, если после ликвидации организации, являвшейся стороной по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство. Сам по себе он направлен на пресечение рассмотрения дела судом с вынесением судебного постановления, которым решался бы вопрос о правах и об обязанностях ликвидированного юридического лица при невозможности вступления в дело правопреемников.

Доводы стороны защиты

В соответствии с п. 6 ПП ВС от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» в случае, когда потерпевшим признано юридическое лицо, его права и обязанности в суде согласно части 9 статьи 42 УПК РФ осуществляет представитель, полномочия которого должны быть подтверждены доверенностью, оформленной надлежащим образом. Когда в судебном заседании участвует руководитель предприятия, учреждения (организации), его полномочия должны быть удостоверены соответствующей доверенностью или другими документами. По смыслу части 1 статьи 45 УПК РФ, представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут выступать не только адвокаты. Полномочия таких лиц подтверждаются доверенностью, оформленной надлежащим образом, либо заявлением потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя в судебном заседании. Суд, принимая решение о допуске представителя с учетом данных о его личности, должен убедиться в отсутствии обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу представителя потерпевшего или гражданского истца.

Кроме того, законные представители и представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица. Таким образом, все правомочия, как самого потерпевшего, так и его представителей в уголовном процессе, определяются и являются производными от их статуса и правомочий, установленных нормами гражданского права. Соответственно, при разрешении вопроса о допуске к участию в уголовном процессе представителя потерпевшего и гражданского истца (юридического лица) суд обязан руководствоваться нормами ГК РФ. В соответствии со ст. 48 ГК РФ «Понятие юридического лица» юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

В соответствии с определением арбитражного суда Самарской области от 10.06.2009 г. конкурсное производство в отношении СПК «»- завершено.

В соответствии со ст. 129 ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве он осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, а также собственника имущества должника. В соответствии со ст. 149 указанного ФЗ после рассмотрения арбитражным судом отчета конкурсного управляющего о результатах проведения конкурсного производства арбитражный суд выносит определение о завершении конкурсного производства. Арбитражный суд по истечении тридцати, но не позднее шестидесяти дней с даты вынесения определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства направляет указанное определение в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заказным письмом с уведомлением о вручении. Определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника. С даты внесения записи о ликвидации должника в единый государственный реестр юридических лиц конкурсное производство считается завершенным.

Потерпевшим в уголовном процессе признается потерпевший от преступления, а в случае его смерти (физическое лицо) либо прекращения существования (юридическое лицо), его родственник либо правопреемник. Согласно части 1 статьи 61 ГК РФ ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. В силу части 8 статьи 63 ГК РФ ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц. Следовательно, СПК «» ликвидирован без правопреемства, и как юридическое лицо прекратило свое существование.

Из изложенного следует, что с момента ликвидации юридического лица прекращаются все полномочия как самой организации, так и ее исполнительных органов, представителей, и участников (учредителей).

При этом в связи с ликвидацией потерпевшего никакие решения в отношении него — несуществующего юридического лица — уже не могут быть приняты в принципе. Отсюда участие в уголовном процессе представителя несуществующего потерпевшего противоречит принципу состязательности сторон (ст. 16 УПК РФ), так как предоставляет стороне обвинения преимущества, не предусмотренные нормами закона, и необоснованно ухудшает положение подсудимого.

Именно поэтому прекращение существования, а именно ликвидация юридического лица, ранее признанного потерпевшим, приводит к аннулированию полномочий этого юридического лица в уголовном процессе и, следовательно, к прекращению полномочий его представителя. Иное означало бы, что представитель действует не в интересах представляемого лица (которого нет), а в собственных интересах или в интересах иных лиц, что противоречит его процессуальному предназначению.

Позиция суда ( Апелляционное постановление Самарского областного суда)

Утверждения защиты о том, что потерпевшим судом признано ненадлежащее лицо, не основаны на исследованных материалах дела. Судом установлено, что арбитражным управляющим на проведение окончательной процедуры банкротства СПК » была назначена Т., которая совершенно справедливо была признана потерпевшей на момент совершения открытого хищения принадлежащего этому СПК имущества, находящегося в аренде ООО « », директором которого был ФИО1, не имеющий права на его отчуждение.

Представитель юридического лица в уголовном процессе

№ 4 (23) 2016г.
Рогов Н.С.

Участие юридических лиц в уголовном процессе в качестве потерпевшего

Политические и экономические изменения в России в конце ХХ века привели к существенно­му росту числа организаций и юридических лиц, что, в свою очередь, привело к интеграции таких лиц в жизнь современного общества.

Уголовный процесс не отстает от современ­ных тенденций, так, в действующем Уголовно­процессуальном кодексе Российской Федерации, в отличие от предшественников, впервые юриди­ческое лицо появляется как участник уголовного процесса.

Юридические лица в соответствии с УПК РФ могут выступать в уголовном процессе в качестве потерпевшего, гражданского истца (ст. 44 УПК

РФ), гражданского ответчика (ст. 54 УПК РФ) и за­логодателя (ст. 106 УПК РФ). В настоящей статье автор рассмотрит некоторые вопросы, связанные с участием юридических лиц в уголовном процес­се в качестве потерпевшего.

Согласно ст. 42 УПК РФ потерпевшим явля­ется физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, мораль­ный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании по­терпевшим принимается незамедлительно с мо­мента возбуждения уголовного дела и оформля­ется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда. Если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведе­ния о лице, которому преступлением причинен вред, решение о признании потерпевшим при­нимается незамедлительно после получения дан­ных об этом лице.

В силу ч. 1 ст. 48 Гражданского кодекса Россий­ской Федерации юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное иму­щество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осущест­влять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Некоторыми учеными и исследователями в связи с тем, что в УПК РФ используются как по­нятие «юридическое лицо» (ст. 42, 44, 54 УПК РФ), так и понятие «организация» (ст. 6 УПК РФ), поднимается вопрос о соотношении этих поня­тий [4]. Однако автор настоящей статьи не видит существенной теоретической и практической проблемы в указанном вопросе. Так, по мнению автора, данные понятия, исходя из систематиче­ского толкования, следует считать равнозначны­ми, а использование различных терминов — лишь следствие слабой юридической техники законо­дателя. Кроме того, с практической точки зрения указанный вопрос также не приводит к каким- либо трудностям, так как случаев, при которых организации было отказано в признании ее по­терпевшим в связи с тем, что она не является юри­дическим лицом, на практике найти не удалось.

Однако существует ряд практических и теоре­тических вопросов, которые широко обсуждают­ся в науке и часто встречаются на практике.

Во-первых, актуальным вопросом являет­ся понимание категории юридического лица в уголовном процессе. Так, в уголовном процессе можно наблюдать формирование небезупречной концепции, в соответствии с которой юридиче­ское лицо рассматривается не в качестве обосо­бленного субъекта уголовного процесса, а в каче­стве несамостоятельного и недееспособного лица, нуждающегося обязательно в представителе. Формирование такой концепции в первую оче­редь связано с буквальным толкованием ч. 9 ст. 42 УПК РФ, согласно которой в случае признания потерпевшим юридического лица его права осу­ществляет представитель.

Читать еще:  Приговор ст 196 ук рф

Вместе с тем, в гражданском законодатель­стве и цивилистической науке, а также судебной практике по гражданским и арбитражным спо­рам наиболее серьезное обоснование и широ­кое распространение получила кардинально от­личающаяся от приведенной выше концепция.

Юридические лица, согласно данной концепции, трактуются как полноценные, автономные участ­ники общественных отношений, приобретающие права и исполняющие обязанности посредством действий своих органов и / или работников. След­ствием неверного понимания властными субъек­тами уголовного процесса сущности юридиче­ского лица является целый спектр допускаемых в правоприменительной деятельности ошибок [1].

К таким ошибкам можно отнести: признание потерпевшим не юридического лица, а руково­дителя постоянно действующего исполнитель­ного органа или представителя, кем было непо­средственно подписано заявление о возбуждении уголовного дела или заявление о признании юридического лица потерпевшим; признание юридического лица в ходе предварительного рас­следования несколько раз потерпевшим в связи с участием разных представителей на различных этапах производства и др.

Во-вторых, любопытным является следую­щее: согласно ч. 1 ст. 45 УПК РФ представителя­ми потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а представите­лями гражданского истца, являющегося юриди­ческим лицом, — также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Россий­ской Федерации представлять его интересы. Кро­ме того, в силу ч. 1 ст. 55 УПК РФ представителя­ми гражданского ответчика могут быть адвокаты, а представителями гражданского ответчика, яв­ляющегося юридическим лицом, — также иные лица, правомочные в соответствии с Граждан­ским кодексом Российской Федерации представ­лять его интересы.

Таким образом, при систематическом толко­вании указанных выше положений ч. 9 ст. 42, ч. 1 ст. 45 и ч. 1 ст. 55 УПК РФ получается, что предста­вителем юридического лица — потерпевшего мо­жет быть только адвокат, а юридического лица — гражданского истца либо гражданского ответчи­ка — иные лица, правомочные представлять его, такие как исполнительные органы, уполномочен­ные законным образом работники и др. Очевид­но, что данное суждение является неверным, а в какой-то мере даже ограничивает юридические лица в реализации своих прав и обязанностей.

Следовательно, необходимо законодательно решить данный вопрос, чтобы юридические лица независимого от своего процессуального положе­ния, будь то потерпевший, гражданский истец или гражданский ответчик, имели право реали­зовывать процессуальные права и обязанности не только посредством адвоката, но и через свои ис­полнительные органы, а в определенных случаях и через работников.

Неясным до конца на практике остается во­прос процессуального оформления правового ста­туса физического лица, действующего от имени юридического лица, признанного потерпевшим.

Встречается несколько вариантов такого оформления. Первый — когда лицо допрашивает­ся в качестве представителя юридического лица — потерпевшего.

Второй вариант предусматривает, что лица, проводящие указанное процессуальное действие, допрашивают представителей юридического лица просто в качестве свидетелей, несмотря на то, что вопросы задаются касательно хозяйствен­ной деятельности потерпевшего, а зачастую пока­зания таких «свидетелей» отождествляют с пози­цией самого потерпевшего.

Третьим, наиболее правильным с точки зре­ния автора настоящей статьи, является вариант, при котором протокол допроса представителя юридического лица — потерпевшего оформляется следующим образом: допрашиваемым указыва­ется юридическое лицо в лице физического лица, являющегося в силу уставных документов, долж­ностного положения исполнительным органом, имеющим право действовать без доверенности, либо иного лица, надлежащим образом уполно­моченного действовать от его имени.

Актуальным также является вопрос процес­суального правопреемства в уголовном процес­се. Дело в том, что в отличие от арбитражного и гражданского процессуального права уголовный процесс не содержит положений о процессуаль­ном правопреемстве, за исключением ч. 8 ст. 42 УПК РФ, в силу которой по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотрен­ные настоящей статьей, переходят к одному из его близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности их уча­стия в уголовном судопроизводстве — к одному из родственников.

Однако какие-либо положения, регулирую­щие процессуальное правопреемство юридиче­ских лиц, как потерпевших, так и гражданских истцов и гражданских ответчиков, отсутствуют, несмотря на то, что, по данным статистики, общее количество юридических лиц, образованных пу­тем реорганизации и которые на данный момент осуществляют свою хозяйственную деятельность, составляет 74036 [5]. То есть на практике ситуации, при которых юридические лица осуществляют реорганизацию, по которой все права и обязан­ности в порядке универсального правопреемства формально переходят к другому юридическому лицу, не редкость.

Некоторые ученые и исследователи полагают, что в таких ситуациях должны использоваться по­ложения Гражданского процессуального кодекса РФ о правопреемстве [3]. Однако с указанной по­зицией сложно согласиться. Так, в соответствии с положениями ст. 44 Гражданского процессуаль­ного кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установ­ленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие слу­чаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Следо­вательно, единственным субъектом, уполномочен­ным допускать замену соответствующей сторо­ны правопреемником, является суд. В уголовном процессе помимо суда такими полномочиями должны быть наделены должностные лица, госу­дарственные органы, осуществляющие предвари­тельное расследование по уголовному делу.

Настоящий вопрос должен быть законода­тельно урегулирован внесением соответствую­щих поправок о процессуальном правопреемстве в рамках уголовного процесса, причем законода­телю необходимо учесть специфику уголовно­го процесса, включив должностных лиц и госу­дарственные органы, осуществляющие предва­рительное расследование по уголовному делу, в перечень субъектов, наделенных полномочиями осуществления процессуального правопреемства.

По нашему мнению, также возможен вариант, при котором единственным субъектом, осущест­вляющим процессуальное правопреемство, будет суд, однако должностные лица и государственные органы на стадии предварительного расследова­ния должны быть наделены полномочиями по вынесению вопроса о процессуальном правопре­емстве перед судом.

Так или иначе, законодательное решение дан­ного вопроса может окончательно решить про­блемы, возникающие на различных стадиях уго­ловного процесса в ходе реорганизации юри­дических лиц, при которой возможна как смена фирменного наименования, так и смена органи­зационно-правовой формы юридического лица.

Интересным остается вопрос процессуально­го правопреемства при ликвидации юридическо­го лица.

Согласно ч. 1 ст. 61 Гражданского кодекса РФ ликвидация юридического лица влечет его пре­кращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к дру­гим лицам.

Следовательно, опираясь на положения ГК РФ, в уголовном процессе при ликвидации юри­дического лица, в отличие, например, от смерти физического лица, процессуального правопреем­ства не происходит.

Однако на практике указанный вопрос реша­ется не столь однозначно. Так, существуют слу­чаи, при которых по ликвидации юридического лица, которое являлось потерпевшим, лица, осу­ществляющие производство по уголовному делу, признавали потерпевшими учредителей такого юридического лица, а в некоторых случаях даже единоличный исполнительный орган юридиче­ского лица — генерального директора [2].

Представляется, что осуществление право­преемства при ликвидации юридического лица в адрес учредителей такого лица или исполнитель­ных органов неправильно, более того, приводит к прямому противоречию законодательства, а именно ст. 61 Гражданского кодекса РФ.

Как указывалось выше, при ликвидации пере­ход прав и обязанностей к третьим лицам не осу­ществляется. В случае если учредители или испол­нительные органы приобретут процессуальный статус потерпевшего, возможны ситуации, при которых они как потерпевшие (или как граждан­ские истцы) могут получить денежные выплаты от осужденного лица. Следовательно, при таких условиях учредители или исполнительные орга­ны ликвидированного юридического лица факти­чески приобретут права этого лица, что, как ука­зывалось выше, при ликвидации юридического лица происходить не должно.

Пока указанный вопрос прямо не урегу­лирован нормами уголовно-процессуально­го законодательства, лицам, осуществляющим производство по уголовным делам, следует руко­водствоваться положениями Гражданского кодек­са РФ о ликвидации юридических лиц, а значит не осуществлять процессуальное правопреемство в адрес учредителей или исполнительных орга­нов юридического лица по его ликвидации.

Таким образом, при участии юридических лиц в уголовном процессе в качестве потерпев­шего возникает ряд вопросов, которые требуют глубокого теоретического исследования, а неко­торые из них — законодательного решения, что позволит качественно улучшить правовое поло­жение юридических лиц в уголовном процессе. Представляется необходимым внесение поправок в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, которые бы четко определяли и регламентировали поря­док действий уполномоченных органов и долж­ностных лиц, осуществляющих производство по делу, при реорганизации, а также ликвидации юридических лиц в процессе уголовного судо­производства.

Правовой статус представителя юридического лица в уголовном судопроизводстве

Иванов Д.А., старший преподаватель кафедры предварительного расследования Московского университета МВД России, капитан милиции, кандидат юридических наук.

Из большого перечня прав, находящихся в арсенале юридического лица, потерпевшего от преступления, одним из наиболее важных является право потерпевшего иметь представителя. В ст. 45 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации полномочия представителя потерпевшего перечисляются лишь в общих чертах.

Особая актуальность заключается в том, что представители потерпевших — юридических лиц наравне с потерпевшими могут делать любые заявления и ходатайства по уголовному делу, заявлять отводы, участвовать в следственных и судебных действиях .

См.: Халиков А.Н. Вопросы о представителе потерпевшего в уголовном процессе // Следователь. 2003. N 5. С. 39.

Таким образом, важнейшим и неотъемлемым правом юридического лица, потерпевшего от преступления, по мнению автора, является право иметь представителя, поскольку без указанного участника уголовного судопроизводства присутствие юридического лица в процессе расследования уголовных дел полностью исключается. Поэтому в ч. 9 ст. 42 УПК РФ особо оговорено, что процессуальные права осуществляет представитель юридического лица.

В общепринятом понимании представительство означает замещение одного лица другим. «Представитель, — как сказано в Толковом словаре В. Даля, — заступающий чье-либо место, явившийся за кого-то, представляющий законно за другого» . Примерно такое же определение содержится и в Словаре русского языка С.И. Ожегова: «Представитель — это лицо, которое действует по чьему-нибудь поручению, выражает чьи-нибудь интересы» . Определяя представительство в русском праве, Н.М. Коркунов писал: «Юридические действия могут быть совершены одним лицом за другое в силу представительства. Оно заключается в том, что представитель совершает действие от имени представляемого. С тем, чтобы все юридические последствия этого действия наступили для представляемого» .

Читать еще:  Представитель обвиняемого в уголовном процессе не юрист

Даль В. Толковый словарь. Т. 3. М.: Художественная литература, 1938. С. 401.
Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1991. С. 579.
Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. 3-е изд. СПб., 1894. С. 163 — 164.

В гражданском законодательстве, в отличие от уголовно-процессуального, содержится понятие представительства. Так, ст. 182 Гражданского кодекса Российской Федерации дает общее определение представительства, в силу которого одно лицо, обладающее соответствующими полномочиями (представитель), совершает сделки от имени другого лица (представляемого), в результате чего у последнего возникают, изменяются и прекращаются гражданские права и обязанности. Гражданин, выступающий в качестве представителя, должен обладать полной дееспособностью, возникшей в связи с достижением им совершеннолетия .

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юридическая фирма «Контракт»; Инфра-М, 1998. С. 78.

Институты представительства в уголовном и гражданском судопроизводствах имеют много общего. Неслучайно в УПК РФ содержится отсылочная норма к гражданскому законодательству по вопросам регламентации прав представителя. Но при прочих совпадениях значительной является дифференциация между указанными субъектами. Гражданское законодательство предусматривает более либеральную позицию по отношению к представителю и его полномочиям, что вполне объяснимо. В уголовном же процессе решаются более существенные вопросы, которые затрагивают конституционные права участников. В конечном счете обусловленное участием представителя и выполнение им своих функций выражается в итоговом акте правосудия — приговоре. Ни один другой официальный документ не обладает тем комплексом свойств и зачастую жесткими правовыми последствиями, которые присущи приговору. Никаким другим актом правосудия человек не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут справедливому наказанию.

Процессуальное значение представительства выражается в том, что оно прежде всего является методом реализации процессуальных прав и обязанностей участников, защиты их процессуальных интересов. Организации, предприятия, учреждения участвуют в уголовном судопроизводстве в целях защиты своих интересов, для чего наделяются процессуальными правами.

Представители помогают участникам процесса осуществлять права, содействуя установлению благоприятных для представляемых обстоятельств и помогая обосновать законность требований .

См.: Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск: ТГУ, 1978. С. 11 — 12.

Также необходимо отметить мнение А.В. Гриненко, касающееся причинения вреда имуществу и деловой репутации структурному подразделению юридического лица: «Для предприятий, учреждений, организаций, имуществу и деловой репутации которых был причинен вред, обязательным условием является наличие у них статуса юридического лица. Если преступлением был причинен вред имуществу и деловой репутации структурного подразделения, в качестве потерпевшего может выступать юридическое лицо в целом. И в том и в другом случае права потерпевшего — юридического лица осуществляет представитель (ч. 9 ст. 42 УПК РФ)» .

Гриненко А.В. Участники уголовного судопроизводства // Уголовный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. А.В. Гриненко. М.: НОРМА, 2004. С. 72.

Хотелось бы дополнить, что структурные подразделения, действующие в рамках одного юридического лица, наделены равными правами по защите своего имущества и деловой репутации, а также на представительство (через своих должностных лиц) от имени юридического лица.

По форме в уголовном процессе выделяются два вида выполнения функций представителя. В зависимости от субъектного состава их можно разделить на договорное (решение, основанное на волеизъявлении представляемого лица, закрепленное соглашением) и наступающее в силу требований закона (законное) .

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 128.

Относительно же юридических лиц, потерпевших от преступлений, можно сказать, что в случае признания данных лиц потерпевшими их возможности по защите своих прав и законных интересов более обширны, нежели возможности потерпевшего — физического лица. Объясняется это тем, что интересы юридического лица, потерпевшего от преступления, отстаивает представитель. Подтверждая сказанное, можно отметить, что в большинстве организаций, предприятий и учреждений функционируют специально созданные юридические службы: правовые отделы, юридические бюро, юрисконсульты. Они призваны отстаивать законные интересы юридических лиц и выступать в качестве представителей в уголовном процессе. Представительство, таким образом, является дополнительным средством усиления защиты прав и законных интересов юридических лиц, потерпевших от преступлений.

По уголовным делам, где в качестве потерпевших выступают юридические лица, участвуют их органы или представители. Органы юридического лица бывают единоличными и коллегиальными. В государственных учреждениях и предприятиях органом юридического лица является его руководитель. Общественные организации и коммерческие структуры имеют коллегиальные органы (общее собрание, правление, комитет с председателем). Руководители предприятий, организаций, учреждений представляют интересы возглавляемого ими юридического лица на основании учредительных документов (уставов, положений). Поэтому от руководителей не требуется доверенности на участие в уголовном судопроизводстве. Их полномочия в уголовном процессе подтверждают документы, удостоверяющие должностное положение. В тех случаях, когда орган юридического лица является коллегиальным (правление, президиум, комитет), полномочие на участие в уголовном деле в качестве представителя может быть выдано одному из членов коллегиального органа в форме протокола или постановления.

По смыслу ст. 185 ГК РФ представительство перед третьими лицами осуществляется на основании доверенности. Так, доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. Как было указано выше, руководитель юридического лица может выступать (представлять интересы) от его имени в соответствии с учредительными документами. Представительство же других лиц осуществляется по доверенности, выданной руководителем юридического лица или иного лица, уполномоченного на это учредительными документами. Помимо подписи руководителя, доверенность заверяется печатью соответствующей организации. Без доверенности лицо может выступать в качестве представителя, если это право ему предоставлено в соответствии с учредительными документами. В этом случае лицо представляет документы, удостоверяющие личность, и подлинник либо надлежащим образом заверенную копию учредительных документов юридического лица.

При допуске к участию в уголовном деле представителя по доверенности следует обращать внимание и на срок ее действия. Согласно ч. 1 ст. 186 ГК РФ в случае, если срок действия доверенности не указан, то она действительна в течение года со дня ее оформления.

Как показывает практика, интересы потерпевшего, являющегося юридическим лицом, в уголовном судопроизводстве, как правило, представляет юрисконсульт, реализуя свои полномочия по доверенности руководителя (иного уполномоченного лица).

Допуская представителя к участию в уголовном деле, следователь обязан удостовериться в его личности, профессиональном статусе, наличии основания для участия в уголовном судопроизводстве. Представитель юридического лица, потерпевшего от преступления, наделяется данными полномочиями на основании определенных документов. В результате опроса следователей автором установлено, что в 95,8% случаев основным документом, на основании которого в уголовном деле участвует представитель потерпевшего — юридического лица, является доверенность, и лишь в 4,2% случаев такими документами являются протокол собрания учредителей либо учредительные документы (положение и устав) юридического лица. Так, по уголовному делу N 1-140, возбужденному 23 мая 2005 г. по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, по факту растраты имущества ООО «Ньювинд», расположенного в г. Твери, в качестве представителя юридического лица участвовал сам руководитель на основании предоставленного им Устава указанного общества . Здесь необходимо отметить, что практически во всех случаях предоставления учредительных документов (устав, положение) юридического лица в качестве представителя участвует или сам руководитель, или лицо, исполняющее обязанности руководителя и наделенное правом подписи.

Уголовное дело N 1-140 // Архив Центрального районного суда г. Твери за 2005 г.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что основным документом, на основании которого представитель потерпевшего — юридического лица участвует в уголовном деле, является доверенность. Обязанность следователя заключается в том, что он должен ознакомиться с любым документом, представленным ему представителем юридического лица в подтверждение его полномочий, и приобщить его к материалам уголовного дела.

Если представителем юридического лица, потерпевшего от преступления, является адвокат, то следователь осуществляет те же действия, что и при появлении в деле адвоката в качестве защитника подозреваемого или обвиняемого.

Так, в частности, следователь должен ознакомиться с удостоверением адвоката, проверить и приобщить к материалам уголовного дела ордер адвокатского образования, в составе которого адвокат осуществляет свою деятельность . Ордер выписывается руководителем адвокатского учреждения на исполнение конкретного поручения, имеет установленную форму, утвержденную территориальным органом Министерства юстиции РФ.

См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ (в редакции от 24 июля 2007 г. N 214-ФЗ) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

Кроме этого, документы, удостоверяющие личность адвоката, следователь обязан сверить с данными реестра территориального органа юстиции, подтверждающими статус адвоката. Некоторые следственные подразделения имеют копии региональных реестров адвокатов .

См.: Предварительное следствие: Учебник / Под ред. М.В. Мешкова. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2009. С. 145.

Представитель юридического лица, потерпевшего от преступления, как субъект уголовно-процессуальных отношений со стороны обвинения, осуществляя функцию уголовного преследования, имеет те же процессуальные права, что и представляемое им лицо, за исключением, разумеется, тех, которые по их смыслу могут принадлежать только самому потерпевшему.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector