3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Приговор ст 196 ук рф

Статья 196. Преднамеренное банкротство

Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

Комментарий к ст. 196 УК РФ

Объект преступления — установленный порядок признания должника банкротом и удовлетворения требований кредиторов, интересы кредиторов.

О понятии и признаках банкротства см. комментарий к ст. 195 УК РФ.

Объективная сторона преступления выражается в действиях (бездействии), заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, впоследствии в виде крупного ущерба, причинной связи.

Действия, заведомо влекущие неспособность удовлетворить требования кредиторов, — это умышленное деяние, направленное на возникновение или увеличение неплатежеспособности юридического лица или индивидуального предпринимателя.

Причины ухудшения финансового положения заключаются в совершении определенных сделок и действий (бездействии) органов управления юридического лица или индивидуального предпринимателя. Например: 1) заключение на условиях, несоответствующих рыночным и обычаям делового оборота, сделок: а) по отчуждению имущества; б) направленных на замещение или приобретение имущества менее ликвидного; в) купли-продажи имущества, без которого невозможна основная деятельность; г) связанных с возникновением обязательств, не обеспеченных имуществом; д) по замене одних обязательств другими, заключенных на заведомо невыгодных условиях; 2) непринятие мер для взыскания дебиторской задолженности.

Создание или увеличение неплатежеспособности должны повлечь за собой отсутствие возможности в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Денежное обязательство представляет собой обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному законному основанию.

Обязанность по уплате обязательных платежей вытекает из законодательства РФ о налогах и сборах. Под ними понимаются налоги, сборы и иные обязательные взносы в бюджет соответствующего уровня и государственные внебюджетные фонды.

Для определения признаков преднамеренного банкротства проводится соответствующая экспертиза или иная проверка .

См.: распоряжение ФСДН России от 8 октября 1999 г. N 33-р «Об утверждении Методических рекомендаций по проведению экспертизы о наличии (отсутствии) признаков фиктивного или преднамеренного банкротства» // Вестник ФСДН России. 1999. N 2; Постановление Правительства РФ от 27 декабря 2004 г. N 855 «Об утверждении Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства» // Российская бизнес-газета. 2005. 18 янв.

Деяние является оконченным в момент причинения крупного ущерба кредиторам. Состав преступления материальный.

В соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ под крупным ущербом понимается денежная сумма, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей. С качественной стороны ущерб выражается в реальных имущественных потерях кредиторов (не возвращен долг, не уплачены налоги) и упущенной выгоде.

Дискуссионным является вопрос о необходимости решения арбитражного суда о банкротстве как преюдиционного акта для привлечения к уголовной ответственности по ст. 196 УК РФ. Представляется правильной позиция Б.В. Волженкина, считающего, что неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей может быть установлена и помимо такого решения .

Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб., 2007. С. 406.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Лицо осознает, что совершает деяние, влекущее неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба кредиторам, и желает этого.

Мотивы и цели не являются обязательными признаками состава преступления. Вместе с тем для него характерны следующие цели: завладеть за бесценок имуществом обанкротившегося предприятия; не выполнить обязательства, поскольку требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными (ст. 64 ГК РФ) и т.д.

Субъект преступления специальный, ими являются руководитель или учредитель (участник) юридического лица, а также индивидуальный предприниматель, достигшие возраста шестнадцати лет.

За преднамеренное банкротство, не повлекшее причинение крупного ущерба, установлена административная ответственность (ч. 2 ст. 14.12 КоАП РФ).

Судебная практика по статье 196 УК РФ

осужден за каждое из восьми преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 176 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 196 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 180 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кроме того, на основании части пятой статьи 33 и статьи 196 УК Российской Федерации было возбуждено уголовное дело в отношении Г. — конкурсного управляющего ООО «Карпак-Н» по факту ее пособничества в преднамеренном банкротстве указанного общества. В рамках данного уголовного дела Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики, придя к выводу о том, что Г., используя предоставленные ей полномочия, может предпринять меры по преднамеренному банкротству должника, постановлением от 17 апреля 2015 года удовлетворил ходатайство начальника отдела Следственного управления Министерства внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике о ее временном отстранении от должности конкурсного управляющего ООО «Карпак-Н» в соответствии со статьей 114 УПК Российской Федерации. Это постановление было оставлено в данной части без изменения апелляционным постановлением Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 2 июня 2015 года.

Апелляционным постановлением Рассказовского районного суда Тамбовского области от 18 января 2017 года приговор в отношении Кузнецова А.Н. изменен, его действия переквалифицированы со ст. 324 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) на ч. 1 ст. 15, ч. 3 ст. 196 УК РСФСР, от назначенного наказания Кузнецов освобожден на основании ч. 2 ст. 30 УК РФ. В остальной части приговор оставлен без изменения.

адвокат Пономарев просит отменить приговор в связи с вынесением вердикта незаконным составом суда, поскольку при отборе коллегии присяжных заседателей один из кандидатов в присяжные заседатели А. утаил от участников процесса информацию по вопросам, которые были заданы сторонами, а именно: отвечая на вопросы о том, привлекались кандидаты к уголовной ответственности, являлся кто-то из кандидатов в присяжные заседатели либо их родственники жертвами преступлений, даже если они не обращались с заявлением в правоохранительные органы, А. утаил, что он обращался с заявлением о возбуждении уголовного дела о вымогательстве, а также факт обращения А. с заявлением о банкротстве предприятия «УралПромИнвест», о судебных процессах с его участием по искам кредиторов о взыскании 7 000 000 рублей, что может свидетельствовать о наличии в его действиях признаков составов преступлений, предусмотренных статьями 195, 196, 199, 159 УК РФ; просит приобщить в подтверждение этого оптические диски с копией статьи «Магнитогорский бизнесмен прикрывает махинации заявлением в ФСБ» и копию данной статьи на бумажном носителе, а также выполненный нотариусом на основании статей 102 и 103 Основ законодательства РФ о нотариате по заявлению матери осужденной Ш. протокол осмотра и записи на оптический диск видеоролика » . А. бросил вызов Президенту Путину» и оптический диск с вышеуказанной видеозаписью. Кроме того, защитник ссылается на нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при привлечении к участию в деле С. в связи с чем невозможно определить чьи интересы фактически представляла С. и не были ли нарушены чьи-либо права, которая должна была защищать С., что исключало постановление приговора на основании представленного суду обвинительного заключения; просит приговор отменить и дело возвратить прокурору;

Прекращая производство по заявлению, суд первой инстанции, руководствуясь положениями пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 196 и 197 Уголовного кодекса Российской Федерации, исходил из неподведомственности данного спора арбитражному суду, с чем впоследствии согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Указание в жалобе на возможные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 196 Уголовного кодекса Российской Федерации, и наличие сомнений в правомерности введения процедуры банкротства в отношении ООО «Уралэнергосервис» о судебной ошибке не свидетельствуют, поскольку не опровергают выводы судов о пропуске срока исковой давности.

Вступившим в законную силу приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 28 июня 2017 г. Рыженков Е.В. и Андрющенко В.А. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного статьей 196 Уголовного кодекса Российской Федерации — преднамеренное банкротство.
Указанным приговором гражданский иск Банка о взыскании ущерба, причиненного преднамеренным банкротством ЗАО АПК «Кемеровская», в сумме 56 501 392,06 руб. и ущерба, причиненного преднамеренным банкротством ОАО «Беловский элеватор», в сумме 4 729 894,43 руб., оставлен без удовлетворения в связи с пропуском срока исковой давности.

При этом судами отклонено возражение банка о пропуске конкурсным управляющим Ноготковым К.О. срока исковой давности по заявленным требованиям. Как указали суды, упомянутым выше приговором прежний конкурсный управляющий Долженко А.Н. (осуществлявший полномочия до вынесения определения о завершении процедуры от 22.10.2007; уголовное дело в отношении него и послужило основанием для возобновления дела о несостоятельности должника) осужден за пособничество в преднамеренном банкротстве (часть 5 статьи 33 и статья 196 Уголовного кодекса Российской Федерации). В частности, объективную сторону преступления составили действия (бездействие), выразившиеся в непринятии необходимых мер по привлечению контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

При этом судами отклонено возражение банка о пропуске конкурсным управляющим Ноготковым К.О. срока исковой давности по заявленным требованиям. Как указали суды, упомянутым выше приговором прежний конкурсный управляющий Долженко А.Н. (осуществлявший полномочия до вынесения определения о завершении процедуры от 22.10.2007; уголовное дело в отношении него и послужило основанием для возобновления дела о несостоятельности должника) осужден за пособничество в преднамеренном банкротстве (часть 5 статьи 33 и статья 196 Уголовного кодекса Российской Федерации). В частности, объективную сторону преступления составило бездействие, выразившееся в непринятии необходимых мер по привлечению контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

осужден по ч. 3 ст. 159.4 УК РФ к 2 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Колобову В.М. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года. На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ Колобов В.М. освобожден от наказания за истечением сроков давности уголовного преследования. Колобов В.М. оправдан по ч. 4 ст. 159 УК РФ, ст. ст. 196, 197 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления, признано право Колобова В.М. на реабилитацию в соответствии со ст. ст. 133, 134 УПК РФ.

Из данного сообщения следует, что Васильев А.В. осужден Сарапульским народным судом 17 декабря 1996 года по части 1 статьи 196 Уголовного кодекса РСФСР, а также 24 января 2001 года по части 1 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации; Кожевников М.И. осужден Индустриальным районным судом г. Ижевска 19 апреля 2012 года по части 3 статьи 160 Уголовного кодекса Российской Федерации; Клецкин О.С. осужден Кунгурским городским судом Пермской области 10 января 2006 года по части 2 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Читать еще:  Предмет процессуального права

Статья 196. Преднамеренное банкротство

Статья 196. Преднамеренное банкротство

Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 196. Преднамеренное банкротство

Как установлено судами, решением собрания кредиторов должника от 29.08.2016 по пятому вопросу повестки дня конкурсному управляющему предписано подать в срок до 12.09.2016 заявление в правоохранительные органы о наличии признаков фиктивного и преднамеренного банкротства должника, предусмотренных статьями 159, 196 Уголовного кодекса Российской Федерации.

1. Гражданин Ю.В. Шефлер, обвиняемый в совершении преступлений, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пункта 5 Постановления Государственной Думы от 2 июля 2013 года N 2559-6 ГД «Об объявлении амнистии», который предписывает прекратить уголовные дела, находящиеся в производстве органов дознания, предварительного следствия и суда, о преступлениях, совершенных до дня вступления в силу данного постановления, предусмотренных статьями 146, 147, 159.1, 159.4, 171, 171.1, частью первой статьи 172, статьями 173.1, 173.2, 174, 174.1, 176, 177, частями первой и второй статьи 178, статьями 180, 181, 191, 192, 193, частями первой, второй и пунктом «а» части третьей статьи 194, статьями 195, 196, 197, 198, 199, 199.1 и 199.2 УК Российской Федерации, если лица, подозреваемые и обвиняемые в совершении указанных преступлений, выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.

Так, в 2011 году Романенко Т.Ф., работая в должности следователя по особо важным делам 5-го отдела Следственной части Следственного управления Управления внутренних дел по Калининградской области, с 29.04.2011 являлась руководителем следственно-оперативной группы при расследовании уголовного дела по обвинению Козлова А.П. (бывшего генерального директора должника) в совершении преступлений, предусмотренных статьями 196 и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Кроме того, в своей жалобе общество обращает внимание на то обстоятельство, что в 2011 году Романенко Т.Ф., работая в должности следователя по особо важным делам, руководила оперативно-следственной группой при расследовании уголовного дела по обвинению Козлова Алексея Петровича, являвшегося бывшим генеральным директором должника, в совершении преступлений, предусмотренных статьями 196 и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.В. Бурков оспаривает конституционность пункта 5 постановления Государственной Думы от 2 июля 2013 года N 2559-6 ГД «Об объявлении амнистии», согласно которому подлежат прекращению уголовные дела, находящиеся в производстве органов дознания, предварительного следствия и суда, о совершенных до дня вступления его в силу преступлениях, предусмотренных статьями 146, 147, 159.1, 159.4, 171, 171.1, частью первой статьи 172, статьями 173.1, 173.2, 174, 174.1, 176, 177, частями первой и второй статьи 178, статьями 180, 181, 191, 192, 193, частями первой, второй и пунктом «а» части третьей статьи 194, статьями 195, 196, 197, 198, 199, 199.1 и 199.2 УК Российской Федерации, если лица, подозреваемые и обвиняемые в совершении указанных преступлений, выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.

Приговором Курганского городского суда от 24 февраля 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением Курганского областного суда от 3 июня 2015 года, В.В. Бурков признан виновным в совершенном в 2009 году преднамеренном банкротстве (статья 196 УК Российской Федерации), а В.Н. Доможиров — в пособничестве ему (часть пятая статьи 33 и статья 196 УК Российской Федерации). В обоснование вины осужденных суды сослались, в частности, на документы, изъятые в ходе указанных обысков из адвокатского производства и касающиеся оказания правовой помощи В.В. Буркову. По мнению судов, В.Н. Доможиров не приобрел статуса защитника по уголовному делу В.В. Буркова, поскольку в нарушение требования части четвертой статьи 49 УПК Российской Федерации не предъявил следователю соответствующие удостоверение и ордер на защиту, а потому положенные в основу приговора документы не относятся к адвокатской тайне и были изъяты правомерно.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Ю.В. Шефлер оспаривает конституционность пункта 5 постановления Государственной Думы от 2 июля 2013 года N 2559-6 ГД «Об объявлении амнистии», который предписывает прекратить находящиеся в производстве органов дознания, предварительного следствия и суда уголовные дела о совершенных до дня вступления его в силу преступлениях, предусмотренных статьями 146, 147, 159.1, 159.4, 171, 171.1, частью первой статьи 172, статьями 173.1, 173.2, 174, 174.1, 176, 177, частями первой и второй статьи 178, статьями 180, 181, 191, 192, 193, частями первой, второй и пунктом «а» части третьей статьи 194, статьями 195, 196, 197, 198, 199, 199.1 и 199.2 УК Российской Федерации, если лица, подозреваемые и обвиняемые в совершении указанных преступлений, выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.

1. 29.04.16 Банком России в МВД России и СК России направлено заявление по ст. 159, 160, 195, 196 и 201 УК РФ по фактам хищения денежных средств Банка под видом выдачи кредитов физическим и юридическим лицам, непередачи кредитных досье и возможного преднамеренного банкротства Банка.

Преступления, предусмотренные ст. 146, 147, 171, 171.1, 171.2, 172, 173.1, 173.2, 180, 187, 193, 195, 196, 197, 201, 204, 272, 273, 274, 285, 285.1, 285.2, 286, 290, 292, 293, 327 УК РФ, относятся к налоговым преступлениям только в случае их выявления при раскрытии преступлений, предусмотренных ст. 194, 198, 199, 199.1, 199.2, 327.1 УК РФ.

Уголовный кодекс Российской Федерации Раздел VIII, Глава 21 ст. 159, Глава 22, статьи 195, 196, 197

п. 5.1 Положения о Федеральной налоговой службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506

Уголовный кодекс Российской Федерации Раздел VIII, Глава 21 ст. 159, Глава 22, статьи 195, 196, 197

п. 5.1 Положения о Федеральной налоговой службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506

Преступления, предусмотренные ст. 146, 147, 171, 171.1, 171.2, 172, 180, 187, 193, 195, 196, 197, 201, 204, 272, 273, 274, 285, 285.1, 285.2, 286, 290, 292, 293, 327 УК РФ, относятся к налоговым преступлениям только в случае их выявления при раскрытии преступлений, предусмотренных ст. 194, 198, 199, 199.1, 199.2, 327.1 УК РФ.

Приговором Курганского городского суда от 24 февраля 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением Курганского областного суда от 3 июня 2015 года, В.В. Бурков признан виновным в совершенном в 2009 году преднамеренном банкротстве (статья 196 УК Российской Федерации), а В.Н. Доможиров — в пособничестве ему (часть пятая статьи 33 и статья 196 УК Российской Федерации). В обоснование вины осужденных суды сослались, в частности, на документы, изъятые в ходе указанных обысков из адвокатского производства и касающиеся оказания правовой помощи В.В. Буркову. По мнению судов, В.Н. Доможиров не приобрел статуса защитника по уголовному делу В.В. Буркова, поскольку в нарушение требования части четвертой статьи 49 УПК Российской Федерации не предъявил следователю соответствующие удостоверение и ордер на защиту, а потому положенные в основу приговора документы не относятся к адвокатской тайне и были изъяты правомерно.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Ю.В. Шефлер оспаривает конституционность пункта 5 постановления Государственной Думы от 2 июля 2013 года N 2559-6 ГД «Об объявлении амнистии», который предписывает прекратить находящиеся в производстве органов дознания, предварительного следствия и суда уголовные дела о совершенных до дня вступления его в силу преступлениях, предусмотренных статьями 146, 147, 159.1, 159.4, 171, 171.1, частью первой статьи 172, статьями 173.1, 173.2, 174, 174.1, 176, 177, частями первой и второй статьи 178, статьями 180, 181, 191, 192, 193, частями первой, второй и пунктом «а» части третьей статьи 194, статьями 195, 196, 197, 198, 199, 199.1 и 199.2 УК Российской Федерации, если лица, подозреваемые и обвиняемые в совершении указанных преступлений, выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.

Преступления, предусмотренные ст. 146, 147, 171, 171.1, 171.2, 172, 180, 187, 193, 195, 196, 197, 201, 204, 272, 273, 274, 285, 285.1, 285.2, 286, 290, 292, 293, 327 УК РФ, относятся к налоговым преступлениям только в случае их выявления при раскрытии преступлений, предусмотренных ст. 194, 198, 199, 199.1, 199.2, 327.1 УК РФ.

1. Освободить от наказания в виде лишения свободы независимо от назначенного срока лиц, впервые осужденных за преступления, предусмотренные статьями 146, 147, 159.1, 159.4, 171, 171.1, частью первой статьи 172, статьями 173.1, 173.2, 174, 174.1, 176, 177, частями первой и второй статьи 178, статьями 180, 181, 191, 192, 193, частями первой, второй и пунктом «а» части третьей статьи 194, статьями 195, 196, 197, 198, 199, 199.1, 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, если до окончания срока исполнения настоящего Постановления эти лица выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.

о) с жилищно-коммунальным хозяйством (код 131) — преступления, предусмотренные статьями 159, 159.4, 160, 165, 171, 172, 174, 174.1, 195, 196, 197, 201, 204, 215.1, 215.2, 216, 238, 285, 285.1, 285.2, 286, 289, 290, 291, 291.1, 292, 293, 330 УК РФ, если они связаны:

Статья 196 УК РФ, или Когда доктрина fresh start не работает?

Смена политического строя, а, следовательно, и вектора развития экономической политики породила необходимость создания правового механизма, позволяющего урегулировать общественные отношения, возникающие при неспособности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов. В этой связи в 1992 г. в российском законодательстве вновь был закреплен институт несостоятельности (банкротства), однако возможность быть признанным несостоятельным (банкротом) появилась с 1 марта 1993 г. и только для предприятий. Данный институт нашел отражение и в Гражданском кодексе РФ (далее – ГК РФ), применим он уже был не только к юридическим лицам (ст. 65 ГК РФ), но и к индивидуальным предпринимателям (ст. 25 ГК РФ) с 1 января 1995 г.

Однако создание механизма, позволяющего легальным способом избежать необходимости полного удовлетворения требований кредиторов, породило возможность для злоупотребления правом, в частности, посредством недобросовестного принятия лицом заведомо неисполнимых обязательств с целью в последующем инициировать процедуру несостоятельности (банкротства), что причинило бы ущерб кредиторам. Подобное не мог проигнорировать законодатель, поэтому Уголовный кодекс РФ (далее – УК РФ) уже в первой редакции содержал статью 196 «Преднамеренное банкротство». В последующем принятие Федерального закона от 08.01.1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а затем Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) стало причиной внесения изменений в ст. 196 УК РФ.

Читать еще:  Приговор по ук рф

Анализ нормативных правовых актов в исторической ретроспективе позволяет прийти к выводу о том, что институт уголовной ответственности за преднамеренное банкротство невозможно рассматривать в отрыве от гражданского законодательства, регулирующего вопросы несостоятельности (банкротства). Иное приведет к непредсказуемости толкования и применения положений ст. 196 УК РФ на практике, увеличению правовой неопределенности и, как следствие, нарушению прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, что недопустимо в правовом государстве, которым является Российская Федерация согласно с ч. 1 ст. 1 Конституции РФ.

Действующая редакция ст. 196 УК РФ значительно отличается от первоначальной, что обусловлено активным развитием гражданского оборота и соответствующим изменением представления российского законодателя о том, что есть преднамеренное банкротство.

Как представляется, непосредственным объектом данного преступления являются общественные отношения, связанные с правомерным инициированием несостоятельности (банкротства), признаки которого возникли вследствие добросовестного принятия и исполнения обязательств. Таким образом, выявить данное преступление возможно только после того, как уполномоченные лица обратятся в арбитражный суд с иском о признании должника несостоятельным (банкротом), что подтверждается и имеющимися на сегодняшний день материалами судебной практики. До указанного момента неисполнение денежных обязательств перед кредиторами, или не уплата обязательных платежей будет влечь уголовную ответственность по иным статьям УК РФ (например, по ст. 159, 160, 201 УК РФ), поскольку неспособность лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов устанавливается только арбитражным судом при проверке заявления о признании несостоятельным (банкротом) и (или) в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве.

В первом случае устанавливаются формальные основания: 3-х месячный срок неисполнения обязательств с даты, когда они должны были быть исполнены, сумма долга для организаций – не менее 300 тыс. руб., для граждан (в том числе индивидуальных предпринимателей) – не менее 500 тыс. руб. При исчислении состава и размера требований необходимо руководствоваться специальными правилами ст. 4 Закона о банкротстве, за исключением учета размера требований о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, т.к. данные обязательства должника, исходя из буквального толкования ст. 196 УК РФ, не учитываются, вследствие чего возникает диссонанс норм уголовного и гражданского законодательства, различно определяющих перечень неисполненных обязательств, которые имеют важное значение при определении фактических признаков банкротства.

Во втором случае проводится фактическая проверка финансовой, хозяйственной и инвестиционной деятельности должника арбитражным управляющим в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 25.06.2003 г. № 367. Именно на данном этапе согласно Приказу Минэкономразвития РФ от 05.02.2009 г. № 35 представляется возможным выявление признаков преднамеренного банкротства, о чем арбитражный управляющий выносит заключение, которое является как поводом возбуждения уголовного дела по ст. 196 УК РФ, так и источником информации при проведении финансово-экономической экспертизы, назначаемой в ходе предварительного следствия или судебного разбирательства. Сообщение в органы, к компетенции которых относится рассмотрение информации о преступлениях, о выявленных признаках преднамеренного банкротства в соответствии с абз. 6 ч. 2 ст. 20.3 Закона о банкротстве является обязанностью арбитражного управляющего.

Вышесказанное позволяет прийти к выводу об отсутствии необходимости для привлечения лица к уголовной ответственности ожидать вынесения арбитражным судом решения о признании лица банкротом[1], поскольку оно не является единственным доказательством неспособности лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в частности, такая позиция представлена в одном из решений по конкретному делу[2]. Также важно отметить, что сам по себе факт установления арбитражным судом в решении о признании лица банкротом суммы требований кредиторов не может служить доказательством причинения крупного ущерба последним. Органам предварительного следствия и суду для установления размера ущерба необходимо выявить сделки, совершенные виновным, проанализировать их экономическую целесообразность и определить, какие последствия они объективно повлекли для кредиторов.

Объективная сторона преднамеренного банкротства выражается в действии, например, совершение сделок, заведомо причиняющих вред имущественным правам кредиторов (безвозмездных или с неравноценным встречным предоставлением; в отношении заинтересованного лица; фиктивных договоров[3] и т.д.) или в бездействии, например, непринятие мер к взысканию дебиторской задолженности[4], что повлекло возникновение, во-первых, признаков несостоятельности, во-вторых, крупный ущерб для кредиторов, то есть ущерб более 2 млн. 250 тыс. руб. (примечание к ст. 170.2 УК РФ).

Важно отметить, что на сегодняшний день дискуссионным является вопрос о моменте окончания преднамеренного банкротства. Так, по одному из дел суд пришел к выводу, что при определении момента окончания преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, решающее значение имеет момент исполнения действий, реализующих умысел субъекта. В частности, когда совершаются гражданско-правовые действия, определяющим является момент исполнения соответствующего вида сделки (подписание договора, передача имущества). Кроме того, момент возникновения последствий применительно к ст. 196 УК РФ следует связывать не с появлением негативных изменений у третьих лиц, а с уменьшением собственных активов должника. Такое уменьшение, по мнению суда, и есть ущемление имущественных интересов кредиторов[5].

С данной позицией трудно согласиться ввиду рисковой специфики предпринимательской деятельности: совершение одной или нескольких, в том числе взаимосвязанных сделок, повлекших уменьшение активов должника, не может объективно свидетельствовать о причинении ущерба кредиторам и о преднамеренном банкротстве (как оконченном преступлении), так как в последствии могут быть заключены выгодные сделки, и активы организации вырастут.

Представляется, что преднамеренное банкротство будет окончено не с момента исполнения заведомо невыгодной сделки, а с момента фактического возникновения объективных признаков банкротства, предусмотренных законодательством о банкротстве. Как видится именно последним подходом руководствовался Останкинский районный суд г. Москвы в вышеприведенном деле, в котором обвиняемый, будучи председателем правления, заключал с фиктивными юридическими лицами договоры кредита, а затем не предпринимал мер по взысканию денежных средств по договорам, что явилось причиной признания кредитной организации банкротом и причинения крупного ущерба кредиторам.

Субъективная сторона характеризуется умыслом, который для последствий первого уровня, т.е. неспособности в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, будет прямым (т.к. используется понятие «заведомо»), а для последствий второго уровня – как прямым (когда лицо, желает причинить именно крупный ущерб), так и косвенным (неопределенным), когда лицо, совершая сделку, не может точно определить какой именно размер ущерба будет причинен кредиторам.

В этом плане положение УК РФ значительно отличается, например, от Уголовного Уложения ФРГ[6], п. 5 § 283 которого допускает возникновение уголовной ответственности и в случае неосторожности (небрежности и легкомыслия) при банкротстве.

Важным аспектом правовой регламентации уголовной ответственности за преднамеренное банкротство выступает определение субъекта данного преступления, который является специальным: руководитель, учредитель (участник) юридического лица, индивидуальный предприниматель, гражданин (в том числе иностранный гражданин, апатрид).

Одним из недостатков ст. 196 УК РФ является то, что она не позволяет привлечь к уголовной ответственности иных, так называемых контролирующих лиц, понятие которых дано, в частности, в ст. 61.10 Закона о банкротствев. Данный пробел не позволяет в полной мере реализовать задачи уголовного права. Из материалов судебной практики видно, что действия иных контролирующих лиц (за исключением руководителя, учредителя (участника)) нередко представляют большую общественную опасность, поскольку такие лица могут влиять на деятельность организации через ее руководство, как бы скрываясь за «корпоративным покровом» другого юридического лица.

Согласно материалам статистики, если в 2015 г. число лиц, признанных контролирующими, составило 19 чел., а общая сумма ущерба от их действий – 161 млрд. руб., то в 1 полугодии 2018 г. количество лиц составило 818 чел., сумма денежных требований к ним – 63 млрд. руб. Поэтому, представляется рациональным расширить перечень субъектов, подлежащих ответственности за преднамеренное банкротство.

На основе вышеизложенного можно констатировать, что ст. 196 УК РФ имеет важное значение в современном правовом регулировании. Однако абстрактность формулировок, несовершенство юридической техники, отсутствие однозначного толкования создают значительные трудности для реализации ст. 196 УК РФ на практике, в результате чего она почти не применяется, что подтверждается статистическими данными привлечения к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство: так в 2016 г. обвинительный приговор был вынесен в отношении 34 человек, в 2017 г. было осуждено 25 человек, а за первое полугодие 2018 г. – 14 человек [7].

[1] См., напр.: Уголовное право России. Часть Общая и Особенная: учебник / под. ред. А.В. Бриллиантова. М., 2017. С. 573 (авторы главы – А.Ю. Захаров, А.Н. Караханов); Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб., 2007. С. 406.

[4] Методические рекомендации по выявлению и пресечению преступлений в сфере экономики, порядка управления совершенных сторонами исполнительного производства (утв. ФССП России 15.04.2013 № 04-4) // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_151139/ (дата обращения: 12.01.2019).

[5] Справка Кемеровского областного суда от 14.02.2012 г. № 01-08/26-153 о практике рассмотрения судами Кемеровской области уголовных дел о неправомерных действиях в сфере банкротства (ст. ст. 195-197 УК РФ) // URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/7428356/ (дата обращения: 12.01.2019).

[6] Уголовное уложение Федеративной Республики Германии. Текст и научно-практический комментарий. М., 2010.

Постановление Московского городского суда от 25 февраля 2015 г. N 4у-706/15 (ст. 159 УК РФ. Мошенничество — ст. 196 УК РФ. Преднамеренное банкротство. Ключевые темы: служебное положение — группа лиц по предварительному сговору — мошенничество — хищение чужого имущества — особо крупный размер)

Постановление Московского городского суда от 25 февраля 2015 г. N 4у-706/15

Судья Московского городского суда Амплеева Л.А., изучив кассационную жалобу осужденной Куц Е.В. (поступившую в Московский городской суд 05 февраля 2015 года) о пересмотре приговора Симоновского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2013 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 13 мая 2014 года,

Приговором Симоновского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2013 года,

— осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 07 марта 2011 года) к 4 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 07 марта 2011 года) к 3 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 07 марта 2011 года) к 2 годам лишения свободы, по ст. 196 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 19 декабря 2005 года) к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Куц Е.В. назначено 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания Куц Е.В. исчислен с 23 декабря 2013 года.

Приговором разрешены гражданские иски и судьба вещественных доказательств.

Читать еще:  Приговор это решение

Этим же приговором осужден Г.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 13 мая 2014 года приговор оставлен без изменения.

Куц Е.В. признана виновной в хищении чужого имущества путем обмана (мошенничестве), совершенном группой лиц по предварительному сговору с использованием своего служебного положения в крупном размере, в покушении на хищение чужого имущества путем обмана (мошенничество), совершенном группой лиц по предварительному сговору с использованием своего служебного положения в особо крупном размере, в хищении чужого имущества путем обмана (мошенничестве), совершенном группой лиц по предварительному сговору с использованием своего служебного положения в особо крупном размере, а также в преднамеренном банкротстве, т.е. в совершении действий, заведомо влекущих неспособность юридического лица, руководителем которого она являлась, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнять обязанность по уплате обязательных платежей, причинив крупный ущерб.

Преступления совершены в г. Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденная Куц Е.В. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считая их незаконными и необоснованными. Ставя вопрос об их отмене, осужденная приводит свою оценку инкриминируемым деяниям и обстоятельствам, а также всем доказательствам, положенным в основу обвинительного приговора, ссылается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушения уголовно-процессуального закона, недопустимость доказательств и недоказанность ее вины в преступлениях, за которые она осуждена. Считает, что доводы защиты оставлены без внимания, а наказание назначено без учета данных о ее личности и семейном положении.

Проверив представленные материалы, считаю, что кассационная жалоба осужденной Куц Е.В. удовлетворению не подлежит.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, содержащимися в п. 10 Постановления от 28 января 2014 года N 2 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», в силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалоб, суд (судья) кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права. Доводы кассационных жалоб, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела, проверке не подлежат.

Приговор соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ. Суд подробно изложил в приговоре описание преступных деяний, с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений, а также изложил доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд принял во внимание одни и отверг другие доказательства.

Все необходимые требования уголовно-процессуального закона, строгое соблюдение которых обеспечивает правильное и объективное рассмотрение дела, судом первой инстанции по данному уголовному делу были выполнены.

Вывод суда о виновности осужденной Куц Е.В. в совершении преступлений соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, в том числе показаниях потерпевших и свидетелей обвинения, протоколах следственных действий, заключениях экспертиз, и других письменных материалах дела, подробно приведенных в приговоре, а также вещественных доказательствах.

Показания потерпевших и свидетелей обвинения, были судом тщательно проверены и получили в приговоре надлежащую оценку, не согласиться с которой оснований не имеется. Обстоятельств, указывающих на наличие у них причин оговаривать осужденного, не установлено. Кроме того, данные показания согласуются с другими добытыми по делу доказательствами, существенных противоречий, влияющих на доказанность вины и квалификацию действий осужденной, не содержат.

Все собранные по делу доказательства, положенные в основу приговора, получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, нашли должную оценку в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ, что свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела и сделал обоснованный вывод о виновности Куц Е.В. в совершении преступлений, за которые она осуждена.

Выводы суда не содержат предположений и основаны исключительно на исследованных материалах дела.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.ст. 273-291 УПК РФ, доводы жалобы о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела нельзя признать убедительными.

Квалификация действий осужденной Куц Е.В. является правильной и надлежащим образом в приговоре мотивирована. Никаких правовых оснований для иной юридической оценки ее действий не имеется.

Наказание осужденной Куц Е.В. назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела, всех имеющихся на момент вынесения приговора данных о личности виновной, в том числе смягчающих наказание обстоятельств, в связи с чем, является справедливым, соразмерным совершенным преступлениям.

При рассмотрении материалов дела судебной коллегией по уголовным делам Московского городского суда были проверены все доводы апелляционных жалоб осужденной и ее защитников, которые апелляционная инстанция обоснованно признала неубедительными. В соответствии с требованиями ст. 389-28 УПК РФ в апелляционном определении приведены мотивы принятого решения, не согласиться с которыми оснований не имеется.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, как на стадии предварительного следствия, так и при рассмотрении дела в суде первой и второй инстанций, влекущих безусловную отмену состоявшихся судебных решений, не установлено.

Оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения судом кассационной инстанции не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 401-8, 401-10 УПК РФ, судья

В передаче кассационной жалобы осужденной Куц Е.В. о пересмотре приговора Симоновского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2013 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 13 мая 2014 года для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции — отказать.

Судья Московского городского суда Л.А. Амплеева

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Уголовная ответственность при банкротстве

  1. Уголовная ответственность при банкротстве
  2. Когда наступает уголовная ответственность лиц при банкротстве
  3. Уголовная ответственность гендиректора и учредителей при банкротстве

Банкротство традиционно рассматривается руководителями фирмы как один из лучших способов избавления от непосильных долгов. Однако решаясь на него, контролирующие лица должны быть готовы к тотальной проверке финансово-хозяйственной деятельности юридического лица. В случае обнаружения грубых нарушений со стороны учредителей и участников речь может идти об уголовной ответственности.

Рассмотрим, какие статьи закрепляют уголовную ответственность при банкротстве.

Неправомерные действия при банкротстве (ст.195 УК РФ). Под статью подпадают любые действия, направленные на сокрытие активов должника, уничтожение и подделку бухгалтерских документов, если они причинили ущерб, превышающий 2,250 млн рублей, удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим, воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего. Максимальная санкция по статье – до 3 лет лишения свободы.

Преднамеренное банкротство (ст.196 УК РФ). Под статью подпадают действия, совершаемые руководителем юрлица, заведомо влекущие неспособность компании расплатиться по долгам. Максимальная санкция по статье – до 6 лет заключения. В качестве дополнительного наказания может применяться штраф в размере до 200 тысяч рублей (или в сумме дохода виновного субъекта на срок до 18 месяцев).

Фиктивное банкротство (ст.197 УК РФ). В данном случае руководитель или учредитель может быть привлечен к ответственности, если он сообщил заведомо ложную информацию о несостоятельности компании в публичном формате. Максимальная санкция – до 6 лет заключения. В качестве дополнительной меры может применяться штраф в размере до 80 тысяч рублей (или в сумме дохода виновного лица на срок до 6 месяцев).

Причем, чаще всего, одной статьей дело не ограничивается. Руководителя компании-банкрота могут привлечь еще и по другим статьям, например, экономическим. Приведем пример.

Антон Кытманов, бывший гендиректор одного из крупнейших сельхозпредприятий Пермского края, был привлечен к уголовной ответственности по ч.4 ст.159.1 УК РФ и ст.196 УК РФ. Было установлено, что Кытманов отчуждал имущество ООО «Агрорусь» по фиктивным сделкам, а также присвоил кредитные средства, полученные компанией на развитие бизнеса. Бывший гендиректор был приговорен к 6 годам колонии и штрафу в размере 500 тысяч рублей.

Как это происходит

Признаки противоправных деяний, предусмотренные указанными выше статьями, как правило, обнаруживаются арбитражным управляющим. Проверка включает следующие этапы:

Инвентаризация активов, имущества, принадлежащих должнику.

Анализ финансового состояния юрлица, его платежеспособности.

Проверка деятельности фирмы, которая привела к финансовым трудностям. Сюда же относится проверка законности совершенных сделок.

В ходе этой проверки арбитражный управляющий изучает всю имеющуюся документацию — учредительную и налоговую, а также договоры с контрагентами, аудиторские заключения и т.д.

Соответствующая информация передается в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Даже если руководители действовали добросовестно, доследственная проверка и предварительное расследование могут усложнить жизнь компании, ее учредителям и гендиректору. Поэтому уже на этом этапе требуется защита бизнеса при проверках – участие в данных мероприятиях юриста существенно снизит риск нарушения процессуальных прав учредителей и гендиректора, а также изъятия важной документации и компьютерной техники. Как показывает наша практика, большинство дел о банкротстве, по которым доверители получили помощь с самого начала, не доходят до суда.

«В рамках возбужденного дела большую роль играет финансово-экономическая экспертиза. Приведем пример. Директор компании вывел со счета организации более 3 миллионов рублей. Финансово-экономическая экспертиза показала, что именно эти действия привели к неспособности фирмы отвечать по своим долгам, поэтому гендиректор был привлечен к уголовной ответственности по ст.196 УК РФ».

Можно ли избежать ответственности при банкротстве?

Как было сказано ранее, даже добропорядочные гендиректоры и учредители могут быть заподозрены в фиктивном, преднамеренном банкротстве, а также в совершении неправомерных действий при банкротстве. Снизить риски неблагоприятного исхода помогут следующие советы:

Сохраняйте всю документацию, затрагивающую деятельность фирмы, в том числе контракты.

Не совершайте сомнительных сделок с контрагентами (например, по отчуждению активов по слишком низкой цене).

Разработайте внутренний документ, регламентирующий порядок согласования сделок.

Указывайте все активы, принадлежащие компании.

Но если контролирующее лицо все равно подозревается или обвиняется в преступлении, предусмотренном ст.195, 196 или 197 УК РФ – срочно заручитесь поддержкой уголовного адвоката. Специалист постарается всеми способами завершить уголовное дело (уголовное преследование) в отношении своего доверителя, а если это невозможно – поспособствует вынесению оправдательного приговора. Для наших специалистов это вполне реальная задача, поскольку нам хорошо известна работа правоохранительных органов и суда изнутри.

Мнение адвоката

«В 2017 году к нам обратился Ю., руководитель транспортной компании в Москве. Гендиректора обвиняли в том, что он заключил невыгодный для фирмы контракт, а также вовремя не истребовал вклад юрлица из банка, который впоследствии обанкротился. Нашим специалистам удалось доказать, что Ю. действовал обоснованно и добросовестно, деньги компании себе не присваивал и до последнего стремился сохранить фирму «на плаву». Суд вынес оправдательный приговор по ст.196 УК РФ с правом на реабилитацию в связи с отсутствием состава преступления».

Следовательно, если вам грозит уголовная ответственность за банкротство – не пускайте дело на самотек, ситуацию вполне может исправить участие в деле квалифицированных специалистов юридической компании «СКП».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector