18 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Принцип непосредственности в уголовном процессе

19. Непосредственность процесса

Принцип непосредственности выражает требование, определяющее

обязанность полномочных органов государства и должностных лиц получать

доказательства из первоисточника, лично исследовать и использовать их при

обосновании выводов по делу. Принцип непосредственности — важный метод

Основное содержание принципа непосредственности применительно к

судебному разбирательству раскрыто в ст. 240, 301, ч.5 ст. 451 УПК,

предписывающих суду непосредственно исследовать доказательства по делу и

обосновывать свой приговор лишь на доказательствах, бывших предметом

рассмотрения в судебном заседании. Непосредственность требует, чтобы суд

допросил свидетелей-очевидцев, а не лиц, знающих об обстоятельствах дела со

слов последних, исследовал документы в оригинале, а не их копии, осмотрел и

исследовал подлинные вещественные доказательства, огласил протоколы и иные

документы (ст. 240 УПК). В последнем случае закон имеет в виду протоколы,

названные в ст. 87 УПК. Их оглашение и исследование происходит обычно без

повторного производства соответствующих следственных действий, потому что

одни из них вообще не могут быть произведены в судебном заседании, а другие,

хотя и могут быть произведены, но совершенно в другой обстановке. Данные

протоколы отражают результат непосредственного восприятия следователем

различных действий, признаков, свойств и следов преступления и являются

Без оглашения и исследования этих доказательств суд не может опираться

на них в приговоре. Поэтому, независимо от того, известно ли содержание

указанных протоколов сторонам, суд обязан их огласить. Отказ от оглашения

возможен лишь тогда, когда содержащиеся в них данные не имеют отношения к

делу. Оглашение следственных протоколов, лишенных доказательственного

значения, не имеет отношения к осуществлению принципа непосредственности и

производится по другим основаниям и с иной целью.

В силу принципа непосредственности судебное разбирательство

производится непрерывно (ст. 240 УПК) и в неизменном составе суда (ст. 241

УПК). Непрерывность судебного заседания и неизменность состава суда

обеспечивают свежесть и целостность восприятия судьями исследованных на суде

доказательств, правильность формирования внутреннего убеждения судей.

Благодаря действию принципа непосредственности стороны вступают в

непосредственный контакт между собой и судом, получают реальную возможность

активно участвовать в исследовании всех доказательств, которые могут быть

положены в основу приговора.

Отмеченная направленность принципа непосредственности на получение

первоначальных доказательств обусловлена самим механизмом образования

доказательств. Первоначальные доказательства лишены промежуточных звеньев и

способны воссоздать более ясную, полную и точную картину совершенного

преступления, чем производные доказательства, которые всегда опосредованы и

пользование которыми повышает вероятность получения неполной и искаженной

информации об искомых фактах. Однако в тех случаях, когда первоначальные

доказательства недоступны, страдают неполнотой, содержат противоречия,

вызывают сомнения в своей достоверности и т. д., суд в интересах

установления истины вынужден отступить от принципа непосредственности и

использовать производные доказательства наряду с первоначальными либо вместо

них. Важно только, чтобы производные доказательства использовались в порядке

и в пределах, предусмотренных законом. В частности, и в особенности, чтобы

оглашение показаний обвиняемого, потерпевшего, свидетелей и воспроизведение

записи их показаний, данных на предварительном следствии, имело место лишь

при наличии обстоятельств, точно-указанных в ст. 281 и 286 УПК. Производные

доказательства, следовательно, не исключаются из орбиты доказывания и вместе

с первоначальными могут быть положены в основу приговора, если они, как и

последние, прошли всестороннюю и объективную проверку в судебном следствии

(ст. 20, 240, 301 УПК).

Такой порядок рассмотрения дела, основанный на принципе

непосредственности и устности, позволяет суду и сторонам получать наиболее

полную и достоверную информацию об обстоятельствах дела, тщательно

проанализировать доказательства, добытые при производстве предварительного

следствия и дополнительно привлеченные к делу во время судебного заседания,

установить, какие из собранных предварительным расследованием и судом

доказательства являются достоверными, а какие ложными, и прийти к

обоснованному выводу о доказанности или недоказанности обвинения. Таким же

образом поступает суд, когда во время разбирательства дела подсудимый

отказывается от прежних показаний и заявляет о своей невиновности. Судьи

тщательно проверяют мотивы отказа подсудимого от первоначальных показаний,

всесторонне исследуют его показания, данные следователю и суду, и дают им

оценку на общих основаниях. Этим суд ни в малейшей мере не обесценивает

результаты доказательственной деятельности следственных органов.

Принцип непосредственности при исследовании доказательств и разрешении уголовных дел.

Принцип непосредственности в уголовном процессе означает, что судьи, разрешающие уголовное дело, должны лично воспринимать собранные по делу доказательства, и разрешение дела должно быть основано лишь на исследованных и проверенных в судебном заседании доказательствах.

В соответствии со ст. 240 УПК суд первой инстанции при рассмотрении дел обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключения экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы.

Это имеет важное значение для формирования внутреннего убеждения судей, оценки ими доказательств и в конечном счете для принятия правильного решения по делу.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 29 апреля 1996 г. № 1 “О судебном приговоре” обратил внимание судов на то, что в силу ст. 301 УПК приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК были непосредственно исследованы в судебном заседании. С учетом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Ссылка в приговоре на показания подсудимого, потерпевшего, свидетеля, данные при производстве дознания, предварительного следствия или в ином судебном заседании, допустима только при оглашении судом этих показаний в случаях, предусмотренных ст. 281, 286 УПК. При этом следует иметь в виду что сведения о фактах содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании.

Непосредственность тесно связана с устностью судебного разбирательства, сущность которой заключается в том, что при разбирательстве дела суд обязан выслушать устные показания участвующих в процессе лиц. Возникающие у суда и иных участников судебного разбирательства вопросы к свидетелям, обвиняемым и другим участникам процесса, равно как и ответы, излагаются в устной форме. Устность не исключает использования в судебном процессе письменных материалов, но они должны быть оглашены и исследованы при рассмотрении дела в суде. Только при таком условии они могут быть положены в основу приговора.

Читать еще:  Право обвиняемого в уголовном процессе на

Право на обжалование процессуальных действий и решений как прин­цип уголовного судопроизводства.

Понятие участников уголовного судопроизводства. Уголовно-процес­суальные функции.

Участниками уголовного судопроизводства являются лица, принимающие участие в уголовном процессе (п. 58 ст. 5 УПК).

Участниками уголовного судопроизводства могут быть как физические, так и юридические лица (потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик). Участвуя в уголовном судопроизводстве, все его субъекты преследуют различные цели и отстаивают различные интересы — частные и публичные. Все участники процесса наделены комплексом процессуальных прав и обязанностей, обеспечивающих возможность их активного участия в производстве по делу.

Понятие уголовного преследования и его виды.

СМ УПК + тетрадь

Процессуальное положение суда (судьи).

Прокурор и его процессуальное положение.

Следователь и его процессуальное положение.

Руководитель следственного органа и его процессуальное положение.

Орган дознания и дознаватель. Их процессуальные полномочия.

Начальник подразделения дознания и его процессуальные полномочия.

Производство органами дознания неотложных следственных действий.

Процессуальное положение обвиняемого.

Процессуальное положение подозреваемого.

Процессуальное положение защитника.

Процессуальное положение потерпевшего и его представителя.

Процессуальное положение гражданского истца и его представителя.

Процессуальное положение гражданского ответчика и его представителя.

Иные участники уголовного судопроизводства и их процессуальные полномочия.

Предмет и пределы доказывания.

Понятие и значение доказательств по уголовному делу. Соотношение доказательств и фактических данных, полученных оперативно-розыск­ным путем.

Классификация доказательств и ее основания. Свойства доказательств.

Понятие доказывания и процесс доказывания. Использование в доказы­вании результатов оперативно-розыскной деятельности.

Понятие вида доказательств. Система видов доказательств.

Показания свидетеля и потерпевшего.

Показания обвиняемого и подозреваемого.

Протоколы следственных и судебных действий.

Понятие и система мер процессуального принуждения.

Понятие и система мер пресечения. Основания и порядок применения мер пресечения.

Заключение под стражу как мера пресечения.

Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осущест­вляющих уголовное судопроизводство.

Реабилитация в уголовном процессе: понятие, основания, процессуаль­ный порядок.

Правовое регулирование возмещения ущерба, причинённого гражданину незаконному действиями или решениями органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора или суда.

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 1008 с.

Статья 240. Непосредственность и устность

1. В судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом Х настоящего Кодекса. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.

2. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных статьями 276 и 281 настоящего Кодекса.

3. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

1. В чести 1 настоящей статьи речь идет фактически о принципе устности судебного разбирательства, согласно которому суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, оглашает протоколы и иные документы. Устность процесса есть словесный способ разбора дел. С одной стороны, это проявление очности и непосредственности судопроизводства, которая, в свой черед, обеспечивает реальное равенство сторон. В условиях устности процесса суду легче сохранить объективность и независимость. Устность предполагает, что все личные доказательства, то есть сведения, имеющие своим источником людей, должны быть предъявлены суду в словесной форме. Это касается, прежде всего, показаний обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, заключений экспертов, иных документов, причем, по общему правилу, и в том случае, когда на предварительном следствии они имели вид письменный.

2. Впрочем, из названного правила могут быть исключения. Так, не будет отступлением от принципа устности прочтение в суде протоколов, где записаны ранее данные на предварительном или судебном следствии показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего, однако при соблюдении ряда обязательных условий, одним из которых является то, что до такого прочтения лицо (при рассмотрении дела с его участием), должно быть устно допрошено в данном судебном заседании (более подробно см. об этих условиях комментарий к ст. 276, 281 настоящего Кодекса). Что касается письменного заключения эксперта, полученного на предварительном расследовании, то в соответствии с ч. 2 ст. 285 оно должно быть оглашено полностью или частично стороной, которая ходатайствовала о его оглашении, либо судом. То есть письменное заключение эксперта, данное на предварительном расследовании, оглашается лишь факультативно – если об этом ходатайствует сторона или посчитает необходимым сделать суд. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что согласно части 1 комментируемой статьи заключение эксперта ввиду принципа устности судебного разбирательства должно быть заслушано, наряду с показаниями подсудимого, потерпевшего и свидетелей, что, очевидно, относится к заключениям экспертов, данных непосредственно в ходе судебного разбирательства (ст. 283). Сопоставление двух указанных норм заставляет прийти к выводу о том, что общим правилом закон считает проведение экспертизы именно в судебном разбирательстве, а оглашение заключений, данных на предварительном следствии, допускается лишь по мере необходимости, в целях оценки заключений судебных.

3. То же самое относится, на наш взгляд, к протоколам других предварительных следственных действий и иных документов. Они допускаются для прочтения, но лишь по ходатайству сторон или по особому определению (постановлению) суда. Общим правилом должно стать проведение в судебном заседании таких действий как осмотр местности или помещения (ст. 287), следственный эксперимент (ст. 288), предъявление для опознания новых объектов (ст. 289), освидетельствование (ст. 290), когда для этого имеется необходимость и возможность. При этом оглашение протоколов аналогичных следственных действий, ранее проведенных на предварительном расследовании, практически имеет смысл лишь для восполнения деталей, которые могли стереться со времени предварительного расследования. Для иных следственных действий, которые, как правило, невозможно повторить в судебном следствии – речь идет о задержании, обыске, выемке, опознании тех же самых объектов, — вопрос может решаться несколько иначе. Хотя протоколы, составленные на предварительном расследовании как правило приходится оглашать в суде, принцип устности требует сопроводить их исследование допросом участвовавших в данных следственных действиях лиц. Это необходимо, чтобы обеспечить сторонам и суду возможность эффективно проверить достоверность полученных результатов и законность использованных процедур.

Читать еще:  Приговор по ст 179 ук рф

4. Особый интерес представляют, с точки зрения соблюдения принципов устности и непосредственности, официальные документы (нормативные, распорядительные, справочно-удостоверительные, контрольные и информационные). Дело в том, что сведения, удостоверенные или изложенные в этих документах, юридически исходят не от физических лиц, а от государственных органов, должностных лиц и организаций, которые допрошены быть не могут. И если те, издавая документ, не вышли за пределы своей правоспособности, то их следует считать первоисточниками данных, а сами такие документы допустимо рассматривать как первоначальные доказательства. В подобных случаях можно ограничиться оглашением названных документов в судебном заседании без допроса лиц, их подписавших, хотя, конечно, при необходимости допрос и не исключен.

5. В состязательном процессе могут фигурировать и предметные (вещественные) доказательства. Принцип устности так же, как и принцип непосредственности, требует допросить, когда это практически доступно, лицо, представившее предмет либо принимавшее участие в его обнаружении, изъятии или создании, относительно названных обстоятельств. Один лишь осмотр сторонами предмета не обеспечивает им равных возможностей для состязания, так как без человека и его словесных пояснений предмет может быть недостаточно информативен; доказательством он может стать лишь в пределах правовой системы «предмет — человек». За ее пределами свойства предмета не могут являться вещественными доказательствами (см. комментарий к ст. 81 настоящего Кодекса). Это, впрочем, не означает, что можно удовлетвориться, например, лишь устным пересказом свидетелем содержания документа – вещественного доказательства, так как устное изложение в данном случае было бы заменой исследования самого предметного первоначального доказательства. Исключение может быть допущено только тогда, когда представление оригинала физически невозможно или вызывает значительные трудности.

6. Согласно части 3 комментируемой статьи п риговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Это значит, что доказательства, не заслушанные и не оглашенные в судебном заседании не могут быть использованы при постановлении приговора или иного итогового судебного решения.

7. Принцип непосредственности исследования доказательств в комментируемой статье фактически не раскрывается. В доктрине судопроизводства он понимается как требование обязательного представления и исследования в суде доступных первоисточников доказательственной информации. Причем идеальным первоисточником следует считать не просто подлинник документа или оригинал предмета, а именно лицо, составившее документ, представившее данный предмет и т.д. И только при недоступности такого лица может быть принят в качестве доказательства соответствующий документ или предмет. Таким образом, понятие первоисточника в процессе состязательном понимается более узко, чем понятие первоначального доказательства. Все первоисточники дают доказательства первоначальные, но не все первоначальные доказательства получены из первоисточника. Так, подлинный рапорт сотрудника милиции об обстоятельствах задержания подозреваемого, безусловно, первоначальное доказательство в сравнении, например, с копией этого документа. Однако первоисточником доказательственной информации является все же само лицо, составившее рапорт, и именно его предпочтительно допросить в состязательном процессе в качестве свидетеля. В английском процессе подобный принцип фигурирует под весьма характерным названием права на очную ставку, и право это понимается очень широко. Оно предполагает не просто явку обвинителя и свидетелей обвинения в судебное заседание, но и запрет на доказательство по слуху (hearsay evidence), то есть недопустимость, по общему правилу, производных доказательств, а также право на перекрестный допрос (cross-exemination) свидетелей. Письменные показания допустимы только, если обвиняемый присутствовал при их получении и имел возможность участвовать в перекрестном допросе. В смешанном континентальном, в том числе российском, судопроизводстве принцип непосредственности понимается не столь жестко – первоначальные доказательства положены в качестве первоисточников, а производные в процесс допускаются, хотя и проверяются, по возможности, при помощи доказательств первоначальных.

УСТНОСТЬ (ст. 240, 301 УПК)

ПРИНЦИП НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ (ст. 123 Конституции РФ, ст. 240, 301 УПК).

УЧАСТИЕ ОБЩЕСТВЕННОСТИ (ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ГРАЖДАНСКОГО ОЩЕСТВА) В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ (СТ. 250 УПК).

Участие общественности необходимо для более полного и быстрого установления всех обстоятельств дела, для более объективного его расследования и разрешения, для реализации гласности в уголовном процессе.

Формы участия общественности в уголовном процессе:

1. Помощь общественности в расследовании и раскрытии преступлений, розыске лиц, их совершивших, выявлении, устранении причин и условий совершения преступлений;

2. Применение общественного поручительства как одной из мер пресечения;

3. Участие в судебном разбирательстве общественных обвинителей и защитников;

4. Право любого гражданина, организации, учреждения, предприятия на предоставление доказательств;

5. Участие представителей учебно-воспитательных учреждений по делам о несовершеннолетних;

6. Передача на воспитание общественности условно осужденных.

Под непосредственностью в уголовном процессе понимается знание, основанное на получении сведений о преступлении из разных источников. Непосредственность начинается не с самих фактических обстоятельств преступления, а с источников сведений о нем (по возможности первоисточников).

Принцип непосредственности заключается в том, что следователь и суд воспринимают и оценивают доказательства непосредственно, без промежуточных звеньев. В соответствии с этим принципом суд должен вызвать в судебное заседание подсудимого, заслушать объяснения, а рассмотрение дела в отсутствие подсудимого допускается в исключительных случаях (ст. 246 УПК).

Суд, разрешая дело, следователь, рассматривая его, должны сами проверить все доказательства и основывать свои выводы по делу лишь на тех доказательствах, которые были ими проверены.

Для обеспечения непосредственности очень важно установление в законе твердых пределов, в которых допускается оглашение в судебном заседании данных, полученных на предварительном следствии (ст. 281 – полученных от подсудимого, ст. 286 – от свидетеля).

Принцип непосредственности на стадии предварительного расследования действует не так широко, как в стадии судебного разбирательства, ибо следователь может воспринимать не все доказательства, которые послужили основой для вывода (следственные поручения, и т. д.)

Читать еще:  Приговор гражданский иск удовлетворить

В силу принципа непосредственности судебное разбирательство происходит непрерывно и в неизменном составе суда (ст. 240, 241).

Устность состоит в том, что все доказательства, имеющие значение для дела, в судебном заседании подвергаются устному обсуждению, все участники процесса дают суду устные и объективные показания.

Суд основывает приговор только на тех данных, которые были расследованы и обсуждены и судебном заседании. Суд обязан допросить подсудимого, потерпевшего, свидетелей, экспертов, огласить протоколы и иные документы.

В отношении устности закон не допускает никаких отступлений и ограничений. Данный принцип действует ограниченно лишь в стадии предварительного расследования.

Принцип устности означает форму общения между судом, следователем и участвующими лицами и средство выражения познавательной деятельности.

Принцип устности, таким образом, является способом восприятия доказательств по делу.

Устность – это гарантия непосредственности, так как устное изложение устраняет преграды между судом и источником информации.

Устность процесса может быть наиболее обеспечена и осуществлена полностью лишь тогда, когда она соединена с непосредственностью.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Студент — человек, постоянно откладывающий неизбежность. 11006 — | 7446 — или читать все.

95.47.253.202 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Непосредственность и устность

В соответствии и на основании ст. 240 УПК РФ судебное разбирательство представляет собой центральную стадию уголовного процесса, в которой суд первой инстанции решает основные вопросы уголовного дела: о наличии или отсутствии события преступления, о виновности обвиняемого в его совершении, о содержании обстоятельств, характеризующих противоправность и степень общественной опасности содеянного и личности обвиняемого.

Уголовно-процессуальное право допускает установление этих обстоятельств, их всестороннее, полное и объективное исследование при соблюдении демократических принципов правосудия лишь в стадии судебного разбирательства.

Значение судебного разбирательства в системе отношений и взаимосвязей уголовного судопроизводства характеризует его многофункциональность: именно в этой стадии решаются основные задачи уголовного процесса; осуществляется проверка законности и обоснованности решений и действий органов предварительного расследования; получают окончательную оценку собранные на досудебных этапах производства по делу доказательства; лишь в судебном разбирательстве получает наиболее явное выражение весь комплекс демократических принципов правосудия, должны обеспечиваться реализация прав участников процесса и выполнение установленных законом обязанностей государственных органов и должностных лиц по уголовному преследованию виновных в совершении преступлений лиц.

Исключительность рассматриваемой стадии заключается в том, что, в отличие от иных этапов производства по уголовному делу, допускающих прекращение уголовного дела, освобождение лица от уголовной ответственности, признание лица виновным в совершении преступления и назначение ему уголовного наказания допустимо только в стадии судебного разбирательства.

Успешное выполнение вышеуказанных функций уголовно-процессуальный закон связывает с осуществлением общих условий судебного разбирательства. Общие условия судебного разбирательства представляют собой непременные организационные и правовые основы реализации демократических принципов уголовного процесса при непосредственном осуществлении правосудия по уголовным делам. Осуществление и соблюдение этих основ создает предпосылки для правильной юридической оценки обстоятельств дела, их объективного, беспристрастного и всестороннего исследования. Общие условия судебного разбирательства формализуют внутренние закономерности судебного познания явлений окружающей действительности.

Соблюдение устности и непосредственности судебного разбирательства является непременной предпосылкой самостоятельности судебного исследования обстоятельств дела с соблюдением принципа состязательности. Непосредственность и устность судебного разбирательства выступают в качестве внешних форм исследования представленных в судебное заседание доказательств.

Следует заметить, что на основании ст. 240 УПК РФ законодатель определяет методы познания содержащейся в них информации: суд заслушивает показания подсудимого, потерпевших, свидетелей; оглашает и исследует заключения экспертов; оглашает протоколы и иные документы; производит другие судебные действия по исследованию доказательств. Последнее установление закона указывает на всеобщность принципа непосредственности для восприятия судом, участниками судебного разбирательства и присутствующими в зале судебного заседания оглашаемой информации, имеющей отношение к делу из первоисточников, без промежуточных звеньев.

Личное непосредственное восприятие судьями доказательств по делу позволяет суду первой инстанции основывать свои выводы на тех фактических данных, которые им исследованы и установлены в судебном заседании.

Исходя из реалий современного уголовного судопроизводства, законодатель допускает возможность некоторых отступлений от принципа непосредственности в случае недоступности источника доказательств восприятию суда в ходе судебного разбирательства и его содержательной незаменимости.

В случае отказа подсудимого от дачи показаний в судебном заседании или неявки свидетелей, потерпевших по уважительным причинам закон допускает возможность оглашения их показаний, данных при производстве предварительного расследования или полученных в суде ранее. Это оглашение, а также воспроизведение приложенных к протоколу допроса материалов фотографирования, аудио- или видеозаписи, киносъемки их показаний, могут иметь место по ходатайству сторон. Основанием для принятия судом решения о таком оглашении служит обнаружение существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым, свидетелем, потерпевшим в ходе предварительного расследования или ранее состоявшегося судебного разбирательства, при отказе подсудимого от дачи показаний или при рассмотрении дела в его отсутствие, при отсутствии свидетеля, потерпевшего в судебном заседании по причинам, исключающим возможность их явки в суд.

Непременной предпосылкой полной реализации принципа непосредственности является устная форма исследования доказательств в судебном заседании. Устность судебного разбирательства означает обязанность суда непосредственно в судебном заседании заслушать показания подсудимого, свидетеля, потерпевшего и других участников судебного разбирательства, а все имеющие значение для дела протоколы и иные документы должны оглашаться полностью или частично.

Материалами дела, содержание которых не озвучено в ходе судебного заседания, не может обосновываться позиция сторон в отношении предъявленного подсудимому обвинения. Устная форма судопроизводства используется для связи между собой участников уголовного судопроизводства.

Принцип устности судебного разбирательства не исключает возможности визуального изучения необходимых материалов дела и письменного изложения позиций сторон в оценке исследуемых доказательств. Однако закон запрещает демонстрацию этих материалов без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector