5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Понятие обстоятельств исключающих уголовную ответственность

Понятие обстоятельств, исключающих

уголовную ответственность

В жизни встречаются случаи, когда действие или бездействие, внешне сходное с преступлением и обычно влекущее уголовную ответственность, в данной конкретной обстановке имеет иное содержание и является общественно полезным, в связи с чем не признаётся преступлением. Применительно к такого рода ситуациям можно говорить об обстоятельствах, исключающих преступность деяния.

Обстоятельствами, исключающими преступность деяния в силу отсутствия противоправности и вины, признаются действия (бездействие), хотя внешне и сходные с деяниями, предусмотренными уголовным законом, и выражающиеся в причинении вреда правоохраняемым интересам, но совершенные лицом при осуществлении своего субъективного права, выполнении юридической обязанности или исполнении служебного долга с соблюдением условий их правомерности.

Вопрос о наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, возникает лишь тогда, когда причиняется вред правоохраняемым общественным отношениям и когда в Особенной части УК содержится соответствующий уголовно-правовой запрет См.: Баулин Ю. В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. — Харьков, 1991. С. 20, 25.. Соответственно, лишь в воли законодателя ввести новые или убрать старые обстоятельства, благодаря которым лица, совершившие подобные деяние, могут избежать несправедливого наказания. И здесь мне кажется уместным сравнить несколько уголовных законов, чтобы рассмотреть данный вопрос не только в его статике, но и в динамике, развитии.

В советском уголовном законодательстве институт обстоятельств, исключающих преступность деяния, традиционно рассматривался как совокупность лишь норм о необходимой обороне и крайней необходимости Содержащиеся в ст. 15 указа Президиума ВС СССР от 26 июля 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство» в ред. Указа Президиума ВС СССР от 5 июня 1981 г. «задержание преступника» в качестве самостоятельной нормы не признавалось и рассматривалось в рамках необходимой обороны., хотя другие правовые системы знают и иные ситуации. Например, в российском Уголовном уложении (1903 г.) закреплялся ряд обстоятельств, объединенных в две группы: исключающих виновность деяния (болезненное расстройство, недостижение возраста уголовной ответственности и др.) и исключающих противоправность в причинении вреда (исполнение закона, исполнение приказа, необходимая оборона, принуждение, крайняя необходимость).

Современное уголовное законодательство большинства стран также характеризуется многооб-разием систем обстоятельств, исключающих преступность деяния. Так, Уголовный кодекс Франции (1992 г.) в числе таких называет принуждение, непреодолимую силу, фактическую ошибку, исполнение приказа, правомерную защиту, наступившую или неминуемую опасность (крайняя необходимость). А один из последних вариантов проекта Уголовного кодекса России (не одобренный законодателем) включал следующие обстоятельства: необхо-димая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа, согласие потерпевшего.

В ст. 156 Артикула Воинского Петра I, который был издан в 1715 г., мы можем встретить следующее положение: «Кто прямое оборонительное супротивление для обороны живота своего учинит, и онаго, кто его к сему принудил, убьет, оный от всякого наказания свободен». Как мы видим, и три века назад состояние необходимой обороны освобождало от уголовной ответственности.

Ст. 21 главы XXII Соборного Уложения 1649 г. гласит следующее: «А будет чей человек убьет кого нибудь до смерти, или ранит, обороняя того, кому он служит, и тому человеку того в вину не ставить, а спрашивать того убийства на том, кому он служит». Здесь мы видим своеобразное сочетание двух современных обстоятельств, исключающих вину лица, — необходимой обороны и исполнение приказа или распоряжения. Это доказывается положениями следующей статьи этого документа, которая устанавливает ответственность лица, защищавшего своего хозяина без его ведома: «А будет он над кем смертное убийство учинит своим умышлением, без ведома того, кому он служит… тому, чей тот человек, того убийственного дела в вину не ставить, а человека его, которой такое смертное убийство учинит, казнити смертию».

И, наконец, очень своеобразное обстоятельство, исключающее уголовную ответственность, отражено в одном из самых древних памятников русского права — «Русской Правде». Ст. 26 Пространной редакции этого документа говорит: «Если же обиженный [ударом палки, чаши, рога или тупой стороны меча — ст. 25], не стерпев, в отместку, сам ударит мечом, то того в вину ему не ставить». Такой подход, разрешающий и даже одобряющий месть, весьма типичен для тех языческих времён, но, к счастью, не применяется в современном российском уголовном законодательстве.

Как справедливо отмечает А. В. Наумов, время «работает» на расширение регламентации в законе круга указанных обстоятельств Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. — М., 1996. С. 327.. Новый Уголовный кодекс Российской Федера-ции, как известно, действует с 1 января 1997 г. Он, насколько это было возможно, приведён в соответствие с реалиями сегодняшней жизни. Форму-ла взаимоотношений в цепочке: личность — об-щество — государство обрела свою динамику. Одно из доказательств этого — существенное расширение перечня обстоя-тельств, исключающих преступность деяния. В перечне содер-жатся такие новые обстоятельства, как причине-ние вреда при задержании лица, совершившего преступление, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения. Претерпели сущест-венные изменения и традиционные моменты — необходимая оборона и крайняя необходимость.

Работа законодателя в области следования правовым и общечеловеческим принципам привела к тому, что УК РФ 1996 г., в отличие от ранее действовавшего уголовного закона, называет шесть обстоятельств, исключающих преступность деяния:

необходимая оборона (ст. 37);

причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38);

крайняя необходимость (ст. 39);

физическое и психическое принуждение (ст. 40);

обоснованный риск (ст. 41);

исполнение приказа или распоряжения (ст. 42).

В теории уголовного права называются и иные, помимо на-званных, обстоятельства, исключающие преступность деяния, в том числе: согласие потерпевшего, осуществление общественно полез-ных профессиональных функций, осуществление своего права, ис-полнение закона См., например: Курс советского уголовного права. Т. II. — М., 1970. С. 342.. Кандидат юридических наук, сотрудник ФСБ В. И. Михайлов предлагает также ввести такое обстоятельство, как выполнение служебных обязанностей или общественного долга. В доказательство своего мнения он приводит примеры из практики правоохранительных органов Российской Федерации и зарубежных государств.

Например, в оперативной деятельности встречаются ситуации, когда в целях защиты жизни людей вынужденно приходится совершать действия, хотя и направленные на причинение реального вреда, но вне рамок норм о необходимой обороне и крайней необходимости. В качестве примера таких острых оперативных мероприятий можно привести внедрение и контролируемую поставку. Причем применяются они давно и не только российскими специальными службами. Так, в одной из публикаций рассказывалось об американском полицейском, который «под видом мелкого дельца промышлял на улицах торговлей наркотиками, выявляя тех, кто занимался этим по-настоящему». Благодаря такой операции «за решетку попало несколько десятков значительных торговцев» и был ликвидирован «канал поступления наркотиков» Джо не расстаётся с «Кольтом». — Комсомольская правда, 22 ноября 1991 г.. Бесспорно, распространяя наркотики, полицейский реально причинял вред. Но его поступки оценивались без учёта положений о крайней необ-ходимости и необходимой обороне, и согласно уголовному законодательству штата Нью-Йорк он не вышел за рамки «правомерной провокации». Естественно, и в других сферах человеческой деятельности, в частности и в России, имеются аналогичные случаи, и они не единичны.

На практике же вышеперечисленные обстоятельства не нашли своего отражения.

Статьи УК РФ, раскрывающие нам содержание обстоятельств, исключающих преступность деяния, являются диспозитивными нормами, то есть позволяют лицу в каждом конкретном случае выбирать между несколькими вариантами поведения, не предписывая чётко определённых и безальтернативных действий. И такой подход в полной мере отражает принципы гуманизма и справедливости, отражённые в первой главе УК РФ. Они справедливы по отношению к лицу, к примеру, подвергшемуся нападению, потому что позволяют ему защищать свою жизнь и здоровье любыми средствами. Гуманизм же здесь присутствует по отношению к нападающему, так как потерпевшему не дано прямого указания убивать его или причинять вред его здоровью.

Действия (бездействие) лица в таких случаях внешне сходны с признаками деяния, предусмотренного уголовным законом. И чтобы разобраться в составе подобных обстоятельств, необходимо сначала определиться с тем, что же мы имеем в виду под данными обстоятельствами. Нормы УК как властные предписания называют эти жизненные события «состоянием». Однако необходимо выделять и социально-юридический аспект этих событий. Ведь рассматриваемые общественные отношения не входят в число уголовно-правовых, гражданско-правовых, административных или каких-либо других. Ряд авторов предлагают это общественное отношение обозначать понятием «социальная ситуация» Общая теория права. Под ред. В.К. Бабаева. — Н. Новгород, 1993..

В теории права под ситуацией понимают локализованный в пространстве и во времени фрагмент социальной жизни. В каждой из закреплённых норм находит отражение «созревшая для этого» социальная ситуация.

Таким образом, первичными элементами системы обстоятельств, исключающих преступность деяния, являются ситуации необходимой обороны, крайней необходимости, задержания преступника, риска, выполнения юридической обязанности и др. При помощи совокупности признаков конкретная ситуация отображается в соответствующей норме. Данные нормы, изложенные в ст.ст. 37-42 УК РФ, и являются предметом нашего рассмотрения.

Охрана этих «социальных ситуаций» от причинения им вреда является одной из основных конституционных обязанностей общества, общественных организаций и долгом всех граждан Комментарий к конституции РФ 1993 г. под ред. Ю.В. Кудрявцева. — М., 1996 г. С. 104, а среди методов выполнения этой обязанности определённое место занимает пресечение общественно опасных деяний, предотвращение возникшей опасности коллективным и личным интересам. Но при этом возможно причинение физического и материального вреда лицу и создание опасности общественным отношениям. При этом полностью или частично совпадают признаки объектов и субъектов, а также фактические признаки объективной стороны данных правомерных поступков. Различие идёт по признакам субъективной стороны соответствующих поведенческих актов. Правомерные деяния лиц в условиях, исключающих преступность деяния, обусловлены мотивами защиты правоохраняемых интересов и, таким образом, преследуют общественно полезные цели.

Итак, рассмотрев общие черты и особенности обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, мы можем начать рассмотрение каждого из них в отдельности.

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность (стр. 1 из 9)

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Юридический факультет

Кафедра уголовного права и криминологии

ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ

«Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность»

Выполнил: студент гр. Ю-991

I.Понятие обстоятельств, исключающих уголовную

II. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность.. 8 стр.

§1. Понятие необходимой обороны………………………. —

§2. Условия правомерности необходимой обороны,

относящиеся к посягательству……………………… 9 стр.

§3. Условия правомерности необходимой обороны,

относящиеся к защите от посягательства………….. 11 стр.

Читать еще:  Привлечение к уголовной ответственности возраст

§4. Генезис института необходимой обороны в России.… 16 стр.

2. Причинение вреда при задержании лица, совершившего

3. Крайняя необходимость……………………………………. 22 стр.

4. Физическое или психическое принуждение……………… 26 стр.

5. Обоснованный риск………………………………………… 28 стр.

6. Исполнение приказа или распоряжения…………………. 31 стр.

III. Применение оружия сотрудниками органов правоохраны…. 33 стр.

I. Понятие обстоятельств, исключающих

уголовную ответственность

В жизнивстречаются случаи, когда действие или бездействие, внешне сходное с преступлением и обычно влекущее уголовную ответственность, в данной конкретной обстановке имеет иное содержание и является общественно полезным, в связи с чем не признаётся преступлением. Применительно к такого рода ситуациям можно говорить об обстоятельствах, исключающих преступность деяния.

Обстоятельствами, исключающими преступность деяния всилу отсутствия противоправности и вины, признаются действия (бездействие), хотя внешне и сходные с деяниями, предусмотренными уголовным законом, и выражающиеся в причинении вреда правоохраняемым интересам, но совершенные лицом при осуществлении своего субъективного права, выполнении юридической обязанности или исполнении служебного долга с соблюдением условий их правомерности.

Вопрос о наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, возникает лишь тогда, когда причиняется вред правоохраняемым общественным отношениям и когда в Особенной части УК содержится соответствующий уголовно-правовой запрет[1]. Соответственно, лишь в воли законодателя ввести новые или убрать старые обстоятельства, благодаря которым лица, совершившие подобные деяние, могут избежать несправедливого наказания. И здесь мне кажется уместным сравнить несколько уголовных законов, чтобы рассмотреть данный вопрос не только в его статике, но и в динамике, развитии.

В советском уголовном законодательстве институт обстоятельств, исключающих преступность деяния, традиционно рассматривался как совокупность лишь норм о необходимой обороне и крайней необходимости[2], хотя другие правовые системы знают и иные ситуации. Например, в российском Уголовном уложении (1903 г.) закреплялся ряд обстоятельств, объединенных в две группы: исключающих виновность деяния (болезненное расстройство, недостижение возраста уголовной ответственности и др.) и исключающих противоправность в причинении вреда (исполнение закона, исполнение приказа, необходимая оборона, принуждение, крайняя необходимость).

Современное уголовное законодательство большинства стран также характеризуется многооб­разием систем обстоятельств, исключающих преступность деяния. Так, Уголовный кодекс Франции (1992 г.) в числе таких называет принуждение, непреодолимую силу, фактическую ошибку, исполнение приказа, правомерную защиту, наступившую или неминуемую опасность (крайняя необходимость). А один из последних вариантов проекта Уголовного кодекса России (не одобренный законодателем) включал следующие обстоятельства: необхо­димая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа, согласие потерпевшего.

В ст. 156 Артикула Воинского Петра I, который был издан в 1715 г., мы можем встретить следующее положение: «Кто прямое оборонительное супротивление для обороны живота своего учинит, и онаго, кто его к сему принудил, убьет, оный от всякого наказания свободен». Как мы видим, и три века назад состояние необходимой обороны освобождало от уголовной ответственности.

Ст. 21 главы XXII Соборного Уложения 1649 г. гласит следующее: «А будет чей человек убьет кого нибудь до смерти, или ранит, обороняя того, кому он служит, и тому человеку того в вину не ставить, а спрашивать того убийства на том, кому он служит». Здесь мы видим своеобразное сочетание двух современных обстоятельств, исключающих вину лица, – необходимой обороны и исполнение приказа или распоряжения. Это доказывается положениями следующей статьи этого документа, которая устанавливает ответственность лица, защищавшего своего хозяина без его ведома: «А будет он над кем смертное убийство учинит своим умышлением, без ведома того, кому он служит… тому, чей тот человек, того убийственного дела в вину не ставить, а человека его, которой такое смертное убийство учинит, казнити смертию».

И, наконец, очень своеобразное обстоятельство, исключающее уголовную ответственность, отражено в одном из самых древних памятников русского права – «Русской Правде». Ст. 26 Пространной редакции этого документа говорит: «Если же обиженный [ударом палки, чаши, рога или тупой стороны меча – ст. 25], не стерпев, в отместку, сам ударит мечом, то того в вину ему не ставить». Такой подход, разрешающий и даже одобряющий месть, весьма типичен для тех языческих времён, но, к счастью, не применяется в современном российском уголовном законодательстве.

Как справедливо отмечает А. В. Наумов, время «работает» на расширение регламентации в законе круга указанных обстоятельств[3]. Новый Уголовный кодекс Российской Федера­ции, как известно, действует с 1 января 1997 г. Он, насколько это было возможно, приведён в соответствие с реалиями сегодняшней жизни. Форму­ла взаимоотношений в цепочке: личность – об­щество – государство обрела свою динамику. Одно из доказательств этого – существенное расширение перечня обстоя­тельств, исключающих преступность деяния. В перечне содер­жатся такие новые обстоятельства, как причине­ние вреда при задержании лица, совершившего преступление, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения. Претерпели сущест­венные изменения и традиционные моменты – необходимая оборона и крайняя необходимость.

Работа законодателя в области следования правовым и общечеловеческим принципам привела к тому, что УК РФ 1996 г., в отличие от ранее действовавшего уголовного закона, называет шесть обстоятельств, исключающих преступность деяния:

необходимая оборона (ст. 37);

причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38);

крайняя необходимость (ст. 39);

физическое и психическое принуждение (ст. 40);

обоснованный риск (ст. 41);

исполнение приказа или распоряжения (ст. 42).

В теории уголовного права называются и иные, помимо на­званных, обстоятельства, исключающие преступность деяния, в том числе: согласие потерпевшего, осуществление общественно полез­ных профессиональных функций, осуществление своего права, ис­полнение закона[4]. Кандидат юридических наук, сотрудник ФСБ В. И. Михайлов предлагает также ввести такое обстоятельство, как выполнение служебных обязанностей или общественного долга. В доказательство своего мнения он приводит примеры из практики правоохранительных органов Российской Федерации и зарубежных государств.

Например, в оперативной деятельности встречаются ситуации, когда в целях защиты жизни людей вынужденно приходится совершать действия, хотя и направленные на причинение реального вреда, но вне рамок норм о необходимой обороне и крайней необходимости. В качестве примера таких острых оперативных мероприятий можно привести внедрение и контролируемую поставку. Причем применяются они давно и не только российскими специальными службами. Так, в одной из публикаций рассказывалось об американском полицейском, который «под видом мелкого дельца промышлял на улицах торговлей наркотиками, выявляя тех, кто занимался этим по-настоящему». Благодаря такой операции «за решетку попало несколько десятков значительных торговцев» и был ликвидирован «канал поступления наркотиков»[5]. Бесспорно, распространяя наркотики, полицейский реально причинял вред. Но его поступки оценивались без учёта положений о крайней необ­ходимости и необходимой обороне, и согласно уголовному законодательству штата Нью-Йорк он не вышел за рамки «правомерной провокации». Естественно, и в других сферах человеческой деятельности, в частности и в России, имеются аналогичные случаи, и они не единичны.

На практике же вышеперечисленные обстоятельства не нашли своего отражения.

Статьи УК РФ, раскрывающие нам содержание обстоятельств, исключающих преступность деяния, являются диспозитивными нормами, то есть позволяют лицу в каждом конкретном случае выбирать между несколькими вариантами поведения, не предписывая чётко определённых и безальтернативных действий. И такой подход в полной мере отражает принципы гуманизма и справедливости, отражённые в первой главе УК РФ. Они справедливы по отношению к лицу, к примеру, подвергшемуся нападению, потому что позволяют ему защищать свою жизнь и здоровье любыми средствами. Гуманизм же здесь присутствует по отношению к нападающему, так как потерпевшему не дано прямого указания убивать его или причинять вред его здоровью.

Понятие обстоятельств, исключающих преступность деяния. Отличие от иных обстоятельств, устраняющих уголовную ответственность

-это такие специфические условия, при которых деяние формально содержащие в себе признаки объективной стороны преступления, не влекут за собой уголовной ответственности.

Глава 8 ук рф (обст. Искл.Преступ.Деян.)

Необходимая оборона- ст. 37- это правомерная защита личности, путём причинения вреда посягающему лицу;

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление-ст.38-причинение вреда лицу, которое совершило оконченное преступное деяние и пытается избежать ответственности за него;

крайняя необходимость-ст.39- случаи, когда лицо того, чтобы предотвратить ущерб интересам личности, общества и государства, вынужденно причинить вред другим охраняемым интересам;(пожарник и рука)

физическое или психическое принуждение-ст.40-в результате, лицо не могло руководить своими действиями; (принуждают к совершению кражи путем нанесения побоев)

обоснованный риск- ст.41-правомерное поведение лица, направленное на достижение общественно полезной цели, при котором возможно наступление неблагоприятных последствий. (испытание автомобиля)

исполнение приказа или распоряжения- ст.42 Отличие от обстоятельств искл. УО: — отсутствие квалифицирующих признаков преступления т.е. субъективной стороны преступления (вины в форме прямого умысла) не достиг возраста уг. ответственности, невменяем

Иные обстоятельства: 1.Согласие лица, на совершение действий (Боксер), 2.Выполнение своих обязанностей(Врач-инвалид),3.Осуществление лицом своего права(мои вещи что хочу то и делаю);Исполнение предписаний закона(решение суда-приставы)

Понятие необходимой обороны и условия её правомерности

Необходимая оборона – это причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, а также защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Различают два вида необходимой обороны:

необходимая оборона, не связанная с превышением пределов необходимой обороны;

необходимая оборона, связанная с превышением пределов необходимой обороны.

Основанием необходимой обороны в любом случае является совершение общественно опасного посягательства, под которым следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям. Признаки общественно опасного посягательства:

наличность – существование от момента его осуществления до момента прекращения;

действительность (реальность) – существование в действительности, а не в воображении лица.

Когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства, то это мнимая оборона.

Условия правомерности защиты при необходимой обороне:

целью причинения вреда посягающему со стороны обороняющегося должна быть только защита от посягательства;

обороняющийся может защищать от посягательства как свои интересы, так и интересы третьих лиц;

вред, причиняемый при необходимой обороне, направлен исключительно на посягающего;

вред должен быть причинен с учетом характера посягательства:

Читать еще:  Ответственность работника за нарушение охраны труда

при посягательстве, сопряженном с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, опасного для жизни, – любой вред;

при посягательстве, не сопряженном с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, – не должно быть превышения пределов необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признается явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред.

Не являются превышением пределов необходимой обороны при защите от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Уголовная ответственность наступает только за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенного при превышении пределов необходимой обороны.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ

Понятие, признаки и виды обстоятельств, исключающих преступность деяния

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, — это такие основания причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам, которые позволяют формально противоправный вред по существу признавать правомерным, поскольку он причиняется для достижения определенной общественной пользы.

Признаки обстоятельств, исключающих преступность деяния, следующие:

  • o единая цель — достижение общественной пользы. В частности, защита личности и ее прав, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасных посягательств; задержание лица, совершившего преступление, для доставления его в органы власти и пресечения возможности совершения им нового преступления;
  • o общественная польза может быть достигнута путем причинения вреда охраняемым законом интересам. Например, имущественного вреда при крайней необходимости, физического вреда при необходимой обороне;
  • o формально противоправный вред по существу правомерен, так как поставленная цель оправдывает средства. Иными словами, за подобное умышленное причинение вреда уголовное законодательство предусматривает наступление ответственности: за убийство — в ст. 105 УК, за причинение тяжкого вреда здоровью — в ст. 111 УК, за уничтожение или повреждение имущества — в ст. 167 УК. Однако в связи с тем, что этот вред причиняется для допустимого законодательством достижения общественной пользы, он признается правомерным.

Виды обстоятельств, исключающих преступность деяния (по действующему законодательству):

  • — необходимая оборона (ст. 37 УК);
  • — причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК);
  • — крайняя необходимость (ст. 39 УК);
  • — физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК);
  • — обоснованный риск (ст. 41 УК);
  • — исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК).

Необходимая оборона: понятие, значение и условия правомерности причинения вреда. Ложная необходимая оборона

Необходимая оборона — это предусмотренная ст. 37 УК защита личности и прав обороняющегося или других лиц, интересов общества или государства от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягателю, если при этом не допущено превышения допустимых пределов. Например, гражданин, выступая на защиту женщины, подвергающейся насилию, опасному для ее здоровья/жизни, причиняет вред здоровью насильника.

Уголовно-правовая норма, описанная в ст. 37 УК, претерпела изменения. Уточнены и расширены пределы правомерного причинения вреда нападающему. Теперь причинение такого вреда (вплоть до лишения жизни) возможно в случае, если посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (см. Федеральный закон от 14.03.2002 № 29-ФЗ «О внесении изменения в статью 37 Уголовного кодекса Российской Федерации»). Предусмотрена возможность причинения лицом защитительного вреда при добросовестном его заблуждении в опасности посягательства (см. Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»).

Право на необходимую оборону в равной мере принадлежит всем людям (и положения ст. 37 УК в равной мере распространяются на всех лиц) независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам, органам власти (см. ч. 3 ст. 37 УК в ред. Федерального закона от 27.07.2006 № 153-Φ3). Для некоторых лиц применение всех возможных сил и средств для защиты является не только правом, но и обязанностью (например, для сотрудников органов внутренних дел, вооруженной охраны, рыбнадзора, лесничества).

Необходимая оборона может быть выражена:

  • — в самозащите — в обороне своей личности и защите своих прав, например защите своей жизни или права собственности;
  • — защите других физических лиц и их интересов, причем любых лиц: вменяемых и невменяемых, совершеннолетних и несовершеннолетних;
  • — защите интересов общества или государства, в частности, общественного порядка, собственности, государственной безопасности.

Значение необходимой обороны заключается в том, что она:

  • — позволяет гражданам активно защищать свои интересы и пресекать преступления;
  • — помогает государству выполнить одну из основных его функций — защитить членов общества, институты общества и государства.

Правомерность причинения вреда при необходимой обороне должна отвечать определенным условиям.

Условия, относящиеся к действиям посягающего:

  • 1) посягательство на охраняемые законом интересы общественно опасно. Не обязательно, чтобы посягательство в результате было признано преступлением, поскольку нападающим может оказаться и невменяемое лицо, и лицо, не достигшее установленного законом возраста для привлечения его к уголовной ответственности;
  • 2) посягательство реально — происходит не в воображении защищающего (ся), а «здесь и сейчас». О реальности посягательства свидетельствуют наличность и действительность преступного поведения. Наличность посягательства означает, что опасность исходит от конкретного физического лица (вменяемого, невменяемого, совершеннолетнего, несовершеннолетнего, находящегося в состоянии опьянения, инвалида, беременной женщины, лица, осуществляющего свое преступное поведение по низменным побуждениям или в результате добросовестного заблуждения и т.д.). К действительному посягательству следует относить не только оконченное покушение или осуществление действия, предусмотренного формальным составом преступления, но и, в некоторых случаях, неоконченное покушение на преступление (например, взведение курка огнестрельного оружия, прицеливание — при покушении на убийство). Таким образом, должна существовать реальная угроза правоохраняемому интересу.

Условия, относящиеся к действиям защищающего (ся):

  • 1) вред посягающему причиняется с целью защиты охраняемых законом интересов;
  • 2) вред причиняется исключительно посягающему (посягающим), а не третьим лицам.

При нападении группы лиц защитительный вред оправдан по отношению к любому человеку из этой группы независимо от того, совершал ли он агрессию непосредственно или готовился ее совершить вслед за другими.

Думается, что состояние необходимой обороны сохраняется и по окончании посягательства, но только в том случае, если для обороняющего (ся) не был ясен момент его окончания (поскольку наличность и действительность опасности означают ее существование наяву, что осознается защищающим (ся)).

Нарушение условий правомерности причинения защитительного вреда ведет к превышению пределов необходимой обороны: к умышленным действиям, явно не соответствующим характеру и опасности посягательства (читай: характеру и степени общественной опасности посягательства) (см. ч. 2 ст. 37 УК).

«Явность» в субъективном смысле означает: защищающий (ся) осознавал то, что применяет чрезмерные силы и средства для защиты. В объективном же смысле — причинение повышенного вреда произошло именно из-за применения чрезмерных сил и средств.

Несоответствие защитительного вреда характеру общественной опасности посягательства свидетельствует о том, что при защите причинен вред гораздо более ценному объекту, нежели пострадавшему или способному пострадать от посягательства. Например, прерывая серию оскорбительных пощечин, потерпевший ударил обидчика ножом.

Несоответствие защитительного вреда степени общественной опасности посягательства означает, что при защите причинен гораздо более значительный вред, чем пострадавшему от посягательства. Например, отвечая на вандализм в общественном транспорте, пассажир причинил тяжкий вред здоровью вандала.

Определяя несоответствие причиненного нападающему защитительного вреда характеру и степени общественной опасности посягательства, необходимо учитывать:

  • — способ преступного поведения (например, применение нападающим общеопасного способа, использование для нападения специально подготовленных подручных средств, в том числе натравленную на человека собаку);
  • — психическое отношение лица к своему посягательству (в частности, умысел: заранее обдуманный или внезапно возникший, в том числе аффектированный);
  • — характер угрожавшей опасности (в частности, что подверглось посягательству: жизнь, собственность, достоинство потерпевшего);
  • — обстановку, в которой было совершено нападение (например, при выполнении служебных обязанностей, в психотравмирующей ситуации);
  • — место (людное или безлюдное);
  • — время суток (светлое или темное);
  • — численность нападавших и защищавших (ся) и их физические данные, а также состояние нападавших и защищавших (ся) (находились в пьяном виде, были агрессивны) и т.д.

Если умышленные действия защищавшего (ся), явно не соответствовавшие характеру и степени общественной опасности посягательства, привели к убийству нападавшего, то поведение защищавшего (ся) следует квалифицировать как преступление по ст. 108 УК. Если эти действия привели к причинению тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, то поведение защищавшего (ся) надобно квалифицировать как преступление по ст. 114 УК. В иных случаях причинение вреда при нарушении условий правомерности применения необходимой обороны может быть признано судом обстоятельством, смягчающим наказание (согласно п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК).

Причинение вреда в состоянии необходимой обороны отличается от такового в состоянии аффекта. В частности, в первом случае вред причиняется непосредственно в момент посягательства, пока умысел нападающего не реализован в полной мере, во втором — вред причиняется после того, как посягательство завершено.

Согласно Федеральному закону от 08.12.2003 № 162-ФЗ, ст. 37 УК дополнена ч. 21, в соответствии с которой не является превышением пределов необходимой обороны поведение обороняющего (ся) лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения. Данное нововведение видится разумным воплощением в УК давно развивающихся в теории уголовного права положений о добросовестной мнимой необходимой обороне.

Ложная необходимая оборона — это защита от посягательства, лишенного признака общественной опасности или не существующего реально.

Виды ложной необходимой обороны:

  • 1) мнимая оборона — причинение вреда лицом, ошибочно полагающим, что таким образом оно отражает преступное посягательство. Например, влюбленный юноша, взбираясь ночью по пожарной лестнице, по ошибке влезает не в окно к возлюбленной девушке, а в окно ее соседа, который принимает нежданного гостя за преступника и причиняет вред его здоровью. Если обороняющийся (сосед) добросовестно заблуждался в преступности посягательства, то его действия не влекут уголовной ответственности. Если же обороняющийся причиняет вред, перестраховываясь от объяснений влюбленного, то его следует привлечь к уголовной ответственности по меньшей мере за превышение пределов необходимой обороны (за недобросовестное заблуждение в опасности посягательства);
  • 2) спровоцированная оборона — причинение якобы защитительного вреда лицом, искусственно создавшим условия необходимой обороны. Иными словами, обороняющий (ся) спровоцировал виновного на нападение. Лицо подлежит уголовной ответственности за фактически причиненный вред;
  • 3) взаимная оборона — имеет место в групповой драке. Все лица привлекаются к уголовной ответственности в зависимости от степени участия каждого в этой драке;
  • 4) дуэльная оборона — возможна в поединке. Участвующие в поединке лица подлежат уголовной ответственности в зависимости от характера поединка как за покушение на преступление или оконченное (составом) преступление.
Читать еще:  Ответственность за экологические нарушения

Понятие, значение и правовая природа обстоятельств, исключающих преступность деяния

Дата публикации: 04.10.2015 2015-10-04

Статья просмотрена: 2122 раза

Библиографическое описание:

Швецова И. С. Понятие, значение и правовая природа обстоятельств, исключающих преступность деяния // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 528-531. — URL https://moluch.ru/archive/99/22354/ (дата обращения: 13.02.2020).

Нельзя не отметить, что на современном этапе российское уголовное законодательство практически в полной мере обеспечивает борьбу с преступностью. При этом противодействие преступности обеспечивается как уголовно-правовыми запретами, так и нашедшими свое закрепление в уголовном законе «особенными» нормами, так называемыми «нормами-исключениями». Данные нормы формально содержат признаки противоправного деяния, а на самом деле подобными не являются по причине их общественной полезности либо социальной значимости.

В таком случае, гарантировать защиту прав человека, нанесшего вред интересам, охраняемым правом, при совершении им действий (бездействия), которые с позиции права оцениваются как правомерные, призваны закрепленные в уголовном законе нормы одного из институтов отечественного уголовного права. Таким институтом является учение об обстоятельствах, исключающих преступность деяния.

Указанные обстоятельства, исключающие преступность деяния, обладают характерной только для них уголовно-правовой природой. Такая уголовно-правовая природа данных норм определяется в результате того, что при совершении действий (бездействия) имеет быть место результат причинения вреда интересам, охраняемым правом, которому в иных случаях, уголовным законом дается однозначная оценка, как о последствиях именно противоправного деяния.

Исследуемые нами нормы, исключающие преступность деяния, закреплены в главе 8 Уголовного кодекса РФ [1], а именно такие, как: причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны (ст. 37), причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости (ст. 39), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38), причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического или психического принуждения (ст. 40), при обоснованном риске (ст. 41) и причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения (ст. 42).

Перечисленные в указанных нормах уголовного закона обстоятельства ликвидируют такой признак как общественная опасность и делают действия полезными. Именно по этой причине исследуемые нормы порой именуют стимулирующими. Это связано с тем, что они имеют первоочередную задачу по росту социально-общественной активности как граждан, так сотрудников правоохранительных органов в случаях, когда им приходится сталкиваться в различных жизненных ситуациях, при исполнении возложенных обязанностей по пресечению противоправных деяний и иных правонарушений, а также обеспечении безопасности в случае предвидения наступления опасности различным интересам личности, общества и государства, в том числе вреда.

Исходя из вышеизложенного, следует констатировать, что неспроста данному институту, вот уже в течение весьма продолжительного периода времени в науке уголовного права уделяется значительное внимание. Дискуссии относительно различных аспектов и сейчас мы можем встретить на страницах научной литературы, в том числе монографического уровня.

В основном они посвящены вопросам определения параметров, которые раскрывают особенности правовой природы обстоятельств, исключающих преступность деяния. При этом прозаичность правовой природы обстоятельств, исключающих преступность деяния, проявляющаяся в комбинации подлинного причинения вреда с указанием на то, что совершаемые действия на самом деле не являются преступными, стала причиной одной из самых острых и продолжительных дискуссий. Именно по этой причине имеют быть место несколько научных взглядов. Так, некоторые ученые придерживаются такого подхода, при котором признают в действиях лица, послужившие причиной вреда в обстановке необходимой обороны, крайней необходимости и других обстоятельств, отсутствие состава противоправного деяния [11, 8]. Сторонники следующего направления утверждают, что в основе юридической природы обстоятельств, исключающих преступность деяния, имеет быть место отсутствие признаков преступления. При этом именно между представителями данной точки зрения продолжает вестись научная дискуссия об определении такого важного вопроса, как отсутствие какого именно признака преступления в содеянном при наличии обстоятельств, является доминирующим.

Одни ученые полагают, что в действиях лица отсутствует общественная опасность и противоправность [6], другие указывают на отсутствие такого признака, как общественная опасность [9], третьи отмечают отсутствие признака виновности, поскольку виновность охватывается признаком общественной опасности [5], четвертые полагают, что эти обстоятельства характеризуются отсутствием противоправности [2, 4], пятые предлагают признать отсутствие в содеянном опасности, противоправности или вины [7], шестые указывают на отсутствие противоправности и вины [9]. Ученые, фактически отстаивающие проявление в обстоятельствах, исключающих преступность деяния, социально-активное поведение личности, полагают, что такое поведение не является общественно опасным, а направлено на достижение общественно полезных целей [12] и относят его к поощряемым действиям [3].

Наряду с этим в достаточной степени некоторые из исследователей констатируют, что данные обстоятельства исключают преступность, и свою очередь, привлечение лица к уголовной ответственности [10].

В связи с этим, наиболее преимущественное значение имеет точка зрения тех исследователей, которые аргументируют действия лица, не отклоняющееся от предписаний права, в случае когда имеют быть место исключительные обстоятельства, отсутствием в его деянии состава преступления. Такое суждение основывается на наличии того или иного обстоятельства, исключающего не признаки преступления, а именно состав преступления как основание привлечения лица к уголовной ответственности. Именно эту доктринальную модель обстоятельств, исключающих преступность деяния, воспринял законодатель при конструировании гл. 8 УК РФ и формулировании ее заголовка. Такой подход законодателя был вызван наличием объективной необходимости, выражающейся в многообразии общественных отношений, складывающихся в новый период для российского государства, в котором происходит становление гражданского общества и правовой демократии.

Данное название главы УК обусловлено именно потому, что в данных действиях в условиях, когда они правомерны при защите от противоправных действий, угрожающей опасности, действий при осуществлении задержания преступника, риске, который обоснован, физическом или психическом принуждении или в случае выполнения приказа, исключается преступность деяния в связи с отсутствием в содеянном состава преступления. В совершаемых лицом действиях (бездействии), которые так или иначе являются правомерными, так как они несут общественную полезность при противодействии преступности и социальной приемлемости, состав преступления как таковой отсутствует, хотя это поведение формально подпадает под признаки определенного состава преступления, так как все же причиняет вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

Оценку правомерным действиям лица, причинившего вред правоохраняемым интересам, необходимо давать с позиции представленной концепции состава правомерного причинения вреда. О составе преступления речь может идти только в тех случаях, когда имеют место эксцессы, т. е. действия, выходящие за рамки правомерных деяний при наличии исключительных обстоятельств, поскольку последние предполагают наличие ограничительных условий.

По своему социальному содержанию действия лица в ситуациях, угрожающих правам и законным интересам личности, общества, государства, направлены на защиту законных интересов. Полезность совершаемых действий при наличии исключительных обстоятельств воплощается в сознательно-волевом поведении, направленном на защиту своих прав или прав другого лица. В этом проявляется активность граждан по защите прав личности от посягательства, пресечению преступлений, устранению угрожающей опасности, достижению общественно полезных результатов при совершении рискованных действий и неисполнении незаконного приказа.

В связи с вышеизложенным, под обстоятельствами, исключающими преступность деяния, на наш взгляд, нужно понимать такие ординарные условия, при наличии которых причинение вреда правам и законным интересам не могут браться во внимание как совершение преступного деяния.

Значение представленного уголовно-правового института заключается в том, как нами уже было отмечено в начале статьи, что он дает действительную возможность гражданам защищать свои права. При этом, безусловно, не только осведомленность «простых» граждан, а и знания о различных особенностях закрепления и применения указанных норм, должны стать обязательным направлением в обучении будущих юристов.

Однако законодательные конструкции института обстоятельств, исключающих преступность деяния, не позволяют в полной мере защитить инициативное или вынужденное совершение лицом действий (бездействия), направленных на защиту прав и законных интересов в обстановке необходимой обороны, устранения угрожающей опасности, задержания преступника, защиты интересов лица, подвергшегося принуждению, достижения общественно полезных результатов при совершении рискованных действий (бездействия), исполнения приказа (распоряжения).

Общие технико-юридические недостатки норм, регламентирующих правомерность причинения вреда при наличии исключительных обстоятельств, дают возможность следствию и суду занимать позицию с обвинительным уклоном в отношении лиц, проявивших социально-правовую активность. Социально активное поведение лица, направленное на защиту прав и законных интересов личности, общества или государства, во многих случаях воспринимается как нарушение закона с вытекающими из такого подхода правовыми последствиями.

1. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ: по сост. на 13 июля 2015 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

2. Блинников В. А. Система обстоятельств, исключающих преступность деяния в уголовном праве России: автореф. дисс. д-ра юрид. наук. — Н. Новгород, 2002.

3. Винокуров А. Н. Крайняя необходимость как обстоятельство, исключающее преступность деяния: автореф. дис. канд. юрид. наук. — Рязань, 1999.

4. Калугин В. В. Физическое и психическое принуждение в уголовном праве. — Ставрополь, 2001.

5. Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность. — М., 1960.

6. Курбанов Г. Обстоятельства, устраняющие общественную опасность и противоправность деяния. — Баку, 1991.

7. Курс российского уголовного права. Общая часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. — М., 1997.

8. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. — М., 1999.

9. Максимов С. В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния / С. В. Максимов // Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник. — М., 1996.

10. Орешкина Т. Ю. Роль обстоятельств, исключающих преступность деяния, в противодействии преступности // Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты. Материалы III Российского конгресса уголовного права. — М., 2008.

11. Слуцкий И. И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. — Л., 1956.

12. Уголовное право РФ: Учебник / Под общ. ред. И. А. Бобракова. — Брянск, 2008.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector