9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Привлечение судей к дисциплинарной ответственности примеры

ВККС собрала самые интересные дела о дисциплинарной ответственности судей на 22.02.2018

Судья в Махачкале потерял дело, из-за чего преступник семь лет находился на свободе. Другой служитель Фемиды создал условия для освобождения виновного от административной ответственности. Третий был наказан за то, что неформально общался со сторонами. Эти и другие дела в первом Вестнике Высшей квалификационной коллегии судей за 2018 год.

Тянул с рассмотрением дела

Председатель Кировского областного суда направил представление о привлечении судьи Первомайского районного суда города Кирова Александра Автамонова к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения. Автамонова обвинили в том, что он неэффективно организовал судебное разбирательство, что повлекло за собой волокиту и нарушение разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства. Так, он 21 раз откладывал рассмотрение дела, а всего оно находилось в производстве суда более шести месяцев. Длительность каждого из пяти судебных заседаний составляла около двух часов в день, а остальных – от 50 минут до 1,5 часов, что указывает на неподготовленность и ненадлежащую организацию процесса. Гособвинитель по этому делу тоже показал себя не с лучшей стороны – он неоднократно не был готов поддерживать обвинение, однако Автамонов не ставил вопрос о его замене и не информировал об этом руководство прокуратуры. Другое уголовное дело находилось в производстве Автамонова более 15 месяцев и откладывалось 24 раза. Все эти факты заставили ККС Кировской области согласиться с представлением и удовлетворить его, наложив на Автамонова ответственность в виде предупреждения.

Выносила решения на расстоянии

Мировая судья судебного участка № 2 Вилегодского судебного района Архангельской области Ольга Мозжухина отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин более трех часов, самовольно выехав в другой город по семейным обстоятельствам. Кроме этого, когда она выполняла обязанности мирового судьи другого участка, она выносила судебные акты и прочие процессуальные документы со своего участка – то есть фактически отсутствовала на рабочем месте. Сама Мозжухина объяснила отъезд болезнью отца, который впоследствии скончался, а нежелание выезжать на другой судебный участок – его сложной транспортной доступностью и недопущением волокиты. ККС Архангельской области учла опыт Мозжухиной, ее большую нагрузку, положительные характеристики и раскаяние в содеянном и привлекла ее к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Потерял дело, из-за чего преступник семь лет находился на свободе

Судья Советского районного суда города Махачкалы Шамиль Гасанов председательствовал по уголовному делу. В связи с этим он должен был в течение трех суток со дня возвращения дела из Верховного суда Республики Дагестан направить распоряжение об исполнении вступившего в силу приговора по месту жительства, а затем проконтролировать взятие осужденного под стражу и его доставление для отбытия наказания, то есть проверить исполнение приговора. Но Гасанов ограничился письмом начальнику Чародинского РОВД. Исполнительный документ приставам он также не направил. Все это привело к тому, что приговор начал исполняться только спустя семь лет после его вступления в законную силу. Причина этому выяснилась в ходе служебной проверки. Оказывается, в суде был ремонт, из-за которого часть дел долгое время находилась в разных кабинетах суда, в том числе в архиве, – поэтому про осужденного все забыли. ККС Республики Дагестан решила, что это не должно остаться безнаказанным, и наложила на Гасанова дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

Допускал волокиту и нарушал подсудность

В результате служебной проверки в суде не нашли многих гражданских дел и дел об административных правонарушениях, а также других процессуальных документов, протоколов и итоговых судебных решений. Кроме того, обнаружилась волокита и грубое нарушение порядка исполнения решений. Также имели место случаи рассмотрения дел об административных правонарушениях с нарушением правил подсудности и привлечение лиц к административной ответственности за пределами срока давности. Судья мирового суда Айкинского судебного участка Усть-Вымского района Республики Коми Дмитрий Васильев, который допустил эти нарушения, объяснил случившееся проблемами в семье, состоянием здоровья и нагрузкой, связанной с большим количеством дел. ККС Республики Коми решила, что такому работнику не место в суде, и лишила Васильева полномочий.

Прогулял работу

Судья Центрального районного суда города Оренбурга Алексей Романов периодически отсутствовал на рабочем месте без уважительной причины и уведомления председателя суда. Эти факты подтвердились записью с камер видеонаблюдения. Сам Романов объяснил случившееся необходимостью забирать ребенка из детского сада. Кроме того, он не передал в установленный срок в отдел делопроизводства 17 гражданских дел. В адрес Романова судом вышестоящей инстанции уже было вынесено девять частных определений. Учитывая положительные характеристики судьи, ККС Оренбургской области наложила на него дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

Перепутала подсудность

Председатель Самарского областного суда направил представление о привлечении судьи Автозаводского районного суда города Тольятти Светланы Фроловой к дисциплинарной ответственности. Поводом к этому стало то, что судья СОЮ приняла к рассмотрению требование о солидарном взыскании задолженности по договору подряда, заключенному между юрлицами. Представитель одной из сторон обращал внимание на нарушение подсудности, но Фролова никак на это не отреагировала. Кроме того, она оставила без рассмотрения заявление представителя ответчика о прекращении производства по делу. При вынесении решения Фролова не указала на возражения со стороны представителя и не дала им никакой правовой оценки. Надлежащая подготовка дела к судебному разбирательству также не проводилась, а определения об обеспечении иска были вынесены без извещения лиц, участвующих в деле. В итоге Фролова получила частное определение, а члены ККС Самарской области проголосовали за наложение на нее дисциплинарного взыскания в виде замечания.

Предупредили за систематические нарушения

Судья Гусь-Хрустального городского суда Владимирской области Диана Комиссарова постановила обвинительный приговор по уголовному делу и ушла в отпуск. Это уголовное дело не было сдано в отдел обеспечения уголовного судопроизводства, информация о его исполнении тоже отсутствовала. Председатель суда вызвал Комиссарову и предложил ей дать согласие на вызов из очередного отпуска, чтобы оформить это дело и сдать его. Комиссарова отказалась писать заявление о согласии на отзыв из отпуска, положила на стол председателя пустой лист бумаги со своей подписью и сказала: «Пиши, что хочешь». В итоге отзыв судьи из отпуска произведен не был, в результате чего срок вручения осужденному копии приговора нарушили на 36 суток. Кроме того, по делу не было аудиофиксации судебного заседания. В ходе проверки выяснилось, что Комиссарова и раньше нарушала срок изготовления и направления приговоров, не производила аудиофиксацию заседаний, поздно сдавала дела в отдел обеспечения судопроизводства. За это ККС Владимирской области наложила на Комиссарову дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

Завысила размер взыскиваемой суммы в три раза

Судья Советского районного суда города Ростова-на-Дону Елена Армист рассмотрела дело о взыскании страхового возмещения, при этом неправильно определила рыночную стоимость автомобиля и не исследовала вопрос относительно наступления его конструктивной гибели. Это привело к тому, что вышестоящий суд снизил размер взыскиваемой суммы в три раза. Само дело Армист рассматривала почти полгода, а затем выдала по нему исполнительный лист до вступления в законную силу. В связи с этим судья получила частное определение, а ККС Ростовской области привлекла ее к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Получила замечание за некорректное высказывание

В жилище подозреваемого был проведен обыск без санкции судьи – как в случае, не терпящем отлагательства. Затем было назначено судебное заседание по рассмотрению материала о проверке законности этого обыска. Судья Биробиджанского районного суда Еврейской автономной области Василина Безотеческих в служебном кабинете еще до заседания сообщила прокурору, что она планирует признать обыск незаконным. В дальнейшем именно такое решение и было принято. Помимо этого, когда следователь обратился к Безотеческих, чтобы согласовать время рассмотрения материалов, судья в присутствии своего помощника вела себя некорректно, проявляла раздражительность, допускала критические высказывания относительно деятельности следственного органа, чем создала конфликтную ситуацию. На заседании ККС Безотеческих признала все эти факты, объяснив их чрезмерной нагрузкой по работе. ККС Еврейской автономной области привлекла ее к ответственности в виде замечания.

Создал условия для освобождения виновного

Когда судья Тейковского районного суда Ивановской области Сергей Фирстов принял к производству дело об административном правонарушении, в нем уже имелась вся информация, необходимая для своевременного и правильного разрешения. Тем не менее Фирстов нарушил порядок привлечения лица к административной ответственности и разумный срок рассмотрения и разрешения дела. Он также существенно исказил в описательно-мотивировочной части постановления показаний потерпевшей и свидетелей и умолчал обстоятельства, имеющие существенное значение (они были зафиксированы в показаниях свидетелей на аудиозаписи заседания). Все это привело к освобождению виновного от административной ответственности. В итоге в адрес Фирстова было вынесено частное определение, а ККС Ивановской области наказала его предупреждением.

Поплатился за неформальное общение со сторонами по делу

В Совет судей Ставропольского края поступило обращение истца по одному из дел, которое рассматривал судья Промышленного районного суда города Ставрополя Лев Шевелев. Истец заявил, что Шевелев договорился с ответчиком о результате разрешения спора, за что получил 400 000 руб. Еще Шевелев допускал в суде рассуждения, не относящиеся к делу, демонстрировал неуважительное отношение к истцу и его представителю. Доводы относительно заинтересованности Шевелева и получения им денег не нашли подтверждения. При этом было установлено, что судья действительно неформально общался с лицами, явившимися в судебное заседание. За это ККС Ставропольского края наказала Шевелева замечанием.

Читать еще:  Отличие административной и уголовной ответственности

Не надел мантию – получил замечание

Мировой судья судебного участка № 66 Бежицкого судебного района города Брянска Сергей Тарасов рассмотрел дело об административном правонарушении без мантии. Тарасов признал это, пояснив, что в тот день отдал мантию в швейное ателье для ремонта. ККС Брянской области пришла к выводу: имело место пренебрежение символом госвласти, что свидетельствует о наличии в действиях Тарасова признаков дисциплинарного проступка. В итоге члены коллегии проголосовали за наложение на судью дисциплинарного взыскания в виде замечания.

Проник на территорию котельной

Мировой судья судебного участка № 13 в Москаленском судебном районе Омской области Владимир Луцык является одним из абонентов ООО «Тепловая компания 2», оказывающего услуги по теплоснабжению физических и юридических лиц. Луцык обратился к обществу в связи с понижением температуры в его квартире и получил ответ, что компания не занимается обслуживанием внутриквартирных сетей и несет ответственность только на границе балансового разграничения, проходящего до внешней стены многоквартирного дома. После этого на тепловую компанию от Луцыка посыпались различные необоснованные требования о предоставлении различных документов. А однажды ночью Луцык в присутствии участкового пытался попасть на территорию котельной, куда допуск посторонних без письменного уведомления запрещен. Он перелез через полутораметровый забор и попытался войти в котельную. За это ККС Омской области наказала судью замечанием.

Поплатилась за недостоверные сведения о доходах

Судья Советского районного суда города Орла Юлия Самойлова предоставила недостоверные сведения о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера своего супруга – она не указала находящийся у него в долевой собственности гараж, занизила его доходы и не упомянула о продаже трех автомобилей. Самойлова объяснила: она ошибочно полагала, что родственники мужа перерегистрировали право собственности на гараж на себя, а на деньги от продажи автомобилей они купили другую машину. За нарушения ККС Орловской области наложила на Самойлову дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

Тренировочная стрельба закончилась отставкой

Судья Чаунского районного суда Чукотского автономного округа Владислав Акулов совершил дисциплинарный проступок – по неосторожности ранил несовершеннолетнего из самозарядного охотничьего карабина, которым легально владеет. Случилось это во время пристрелки (тренировочной стрельбы) в не отведенном для этого месте. После этого Акулов обратился в ККС Чукотского автономного округа с заявлением о прекращении его полномочий. Коллегия изучила все обстоятельства дела, наложила на Акулова взыскание в виде предупреждения и удовлетворила его заявление об отставке.

Проблемы привлечения судей к дисциплинарной ответственности

Дата публикации: 31.03.2018 2018-03-31

Статья просмотрена: 819 раз

Библиографическое описание:

Лысенко Н. М. Проблемы привлечения судей к дисциплинарной ответственности // Молодой ученый. — 2018. — №13. — С. 184-187. — URL https://moluch.ru/archive/199/48979/ (дата обращения: 13.02.2020).

В статье освещается ряд проблемных вопросов, связанных с деятельностью квалификационных коллегий судей по привлечению судей к дисциплинарной ответственности. Делается вывод о недостаточной регламентированности в нормативных актах процедуры по наложению на судей дисциплинарных взысканий, отмечается отсутствие четкого разделения оснований для применения различных видов таких взысканий, большая роль председателей судов в принятии решений о возбуждении в отношении судьи дисциплинарного производства.

Ключевые слова: квалификационные коллегии судей, дисциплинарная ответственность, дисциплинарное производство, судебная власть, виды дисциплинарных взысканий, относимость и допустимость доказательств.

Конституцией Российской Федерации закреплено право граждан на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом. Исходя из этого права, судья, как носитель судебной власти, должен соответствовать критериям независимости, беспристрастности, компетентности и способности эффективно осуществлять свои полномочия [1, с. 70]. Особая роль в обеспечении соблюдений такого соответствия в Российской Федерации отводится органам судейского сообщества, среди которых отдельно нужно выделить квалификационные коллегии судей. По мнению исследователей, именно исполнение ими своих полномочий обеспечивает охрану судейской независимости [2, 157]. Одной из основных задач, поставленных перед квалификационными коллегиями судей, является обеспечение выполнения судьями требований, предъявляемых Кодексом судейской этики и Федеральным законом от 26.06.1992 № 3132–1 «О статусе судей в РФ». Эта задача решается ими, в частности, путем привлечения судей к дисциплинарной ответственности. Однако эта сторона деятельности квалификационных коллегий судей во многом не регламентирована и по сей день, несмотря на большое количество вносимых поправок, вызывает много вопросов.

Нормы, регламентирующие процедуру привлечения судей к дисциплинарной ответственности, содержатся в ст. 27 и 28 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей [3]. В них определен исчерпывающий перечень оснований для возбуждения дисциплинарного производства:

‒ представление председателя соответствующего или вышестоящего суда в соответствии с их полномочиями;

‒ обращение органа судейского сообщества о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности,

‒ заключение комиссии о наличии в действиях (бездействии) судьи признаков дисциплинарного проступка, составленное по результатам проверки жалобы или сообщения о совершении судьей дисциплинарного проступка граждан и организаций, органов и должностных лиц [3, п. 1 ст. 28].

При этом следует отметить, что указанная в предыдущем абзаце комиссия создается далеко не всегда. При поступлении жалобы у квалификационной коллегии есть выбор: образовывать комиссию самостоятельно или направить ее для проверки председателю соответствующего или вышестоящего суда [3, п. 6 ст. 27]. С учетом того количества жалоб и обращений, которые поступают в квалификационные коллегии судей ежегодно[1], квалификационные коллегии в большинстве случаев поручают проверку жалоб на действия (бездействие) судьи председателю того суда, членом которого он является. В этом случае уместно говорить о возможном нарушении принципа объективности при рассмотрении жалоб и обращений граждан, так как решающее значение фактически имеет позиция председателя, а не членов квалификационной коллегии судей [4]. И хотя п. 8 ст. 28 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей устанавливается, что коллегия не связана мнением о виде дисциплинарного взыскания, изложенным в представлении (обращении), оно практически во всех случаях учитывается при вынесении решения. Кроме того, при направлении председателями судов представлений о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности они могут указать «предпочтительный» вид дисциплинарного взыскания. Такое положение вещей может способствовать снижению авторитета органов судейского сообщества. Во избежание этого целесообразно внести в нормативные акты, регулирующие работу квалификационных коллегий судей, поправки, которые бы ограничивали влияние председателей судов на решения коллегий в отношении судей, работающих «под их началом».

Обнаруживаются пробелы в законодательстве и на этапе непосредственно дисциплинарного производства. Как отмечают исследователи, «остается открытым вопрос о доказательствах, на основании которых квалификационная коллегия судей принимает решение о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности» [1, с. 71]. В отличие от процессуального законодательства РФ, которое предусматривает соблюдение требований относимости и допустимости доказательств, в Федеральном законе «Об органах судейского сообщества» и Положении о порядке работы квалификационных коллегий судей такие нормы отсутствуют. В связи с этим встает вопрос о возможности представления в заседании квалификационной коллегии судей того или иного доказательства, что создает правовую неопределенность. Подобная ситуация наблюдается в отношении допроса свидетелей, назначения экспертиз, а также вопроса об отводе председателя или члена квалификационной коллегии, который действующим законодательством по какой-то причине не предусмотрен. При рассмотрении всех указанных вопросов невольно возникает мысль о применении аналогии закона, однако результаты обжалований решений квалификационных коллегий судей с указанием в качестве нарушения неприменения нормы по аналогии свидетельствуют об уязвимости такого подхода. Так, Самойлов М. Н. приводит в пример ответ Верховного суда РФ на довод о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона, в котором указывается, что квалификационные коллегии судей «в своей работе не руководствуются процессуальными нормами гражданского или уголовного законодательства, так как эти вопросы решены нормами иного законодательства» [1, с. 71]. Таким образом, можно сделать вывод о недостаточной урегулированности процессуального порядка привлечения судей к дисциплинарной ответственности и необходимости внесения дополнений в Положение о порядке работы квалификационных коллегий судей, которые бы регламентировали порядок допроса свидетелей в заседаниях квалификационных коллегий, назначения дополнительных исследований для проверки поступивших материалов, а также установили критерии относимости и допустимости представляемых доказательств.

Еще одна проблема, с которой сталкивается квалификационная коллегия судей уже при вынесении решения о привлечении судьи к дисциплинарному взысканию, заключается в том, что отсутствует четкая грань между основаниями применения указанных в законе мер дисциплинарного воздействия [4]. Положением о порядке работы квалификационных коллегий судей предусмотрено 3 вида дисциплинарных взысканий: досрочное прекращение полномочий судьи, предупреждение и замечание [3, п. 7 ст. 28]. Как отметил в своем отчетном докладе на IX Всероссийском съезде судей председатель Высшей квалификационной коллегии судей РФ Тимошин Н. В., «новый вид взыскания — замечание — оказался востребован для случаев малозначительности совершенного судьей дисциплинарного проступка. Доля таких взысканий составила около 30 процентов, но из года в год проявлялась тенденция к росту» [5, с. 20]. Однако возникает вопрос о том, как интерпретировать категорию «значительности» совершенного проступка. В Постановлении сказано, что квалификационная коллегия судей, определяя вид налагаемого дисциплинарного взыскания, должна исходить из характера дисциплинарного проступка, обстоятельств и последствий его совершения, формы вины, а также личности судьи, совершившего дисциплинарный проступок, и степени нарушения действиями (бездействием) судьи прав и свобод граждан, прав и законных интересов организаций [3, п. 8 ст. 28]. Однако каким именно образом необходимо оценивать все перечисленные условия, каким из них отдавать приоритет, а также что следует подразумевать под «личностью судьи», в данном нормативном акте не расшифровывается. Из вышесказанного следует, что решение о применении меры дисциплинарного взыскания в существенной степени основывается на субъективной оценке членами квалификационной коллегии как серьезности самого нарушения, так и тяжести его последствий. Данный вывод подтверждает и анализ норм Кодекса судейской этики, который часто содержит «оценочные», «декларативные», «неформализованные» правила поведения (например, «судья должен следовать высоким стандартам морали и нравственности», «сохранять личное достоинство», «избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти» и т. п.) [6, с. 103]. Такая высокая степень субъективности при наложении на судей мер дисциплинарного воздействия и возможность различной трактовки норм закона требует от каждого члена квалификационной коллегии судей принимать решения, основываясь на принципах справедливости, беспристрастности, соотнесенности с общепринятыми нормами морали и нравственности. Однако и законодательно следует более подробно указать критерии наложения того или иного вида дисциплинарного взыскания, чтобы не допустить произвола, вызванного неверным толкованием правовых норм. В целом представляется, что, несмотря на поэтапное усовершенствование нормативных актов, регулирующих область привлечения судей к дисциплинарной ответственности, они все еще нуждаются в серьезной доработке, в частности, путем добавления норм, которые бы регламентировли деятельность квалификационных коллегий судей в тех вопросах, которые были затронуты в настоящей статье.

  1. Самойлов М. Н. Практика привлечения судей к дисциплинарной ответственности // Современное право. — 2010. — № 1. — С. 70–72.
  2. Асадулаева Д. Х. Полномочия квалификационных коллегий судей, связанные с усилением гарантий независимости судей // Вестник Дагестанского государственного университета. — 2010. — № 2. — С. 157–161.
  3. Положение о порядке работы квалификационных коллегий судей: утв. Высшей квалификационной коллегией судей РФ 22 марта 2007 г. // Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации. URL: http://vkks.ru/publication/33558/ (дата обращения: 27.03.2018).
  4. Михайловская И. Б. Квалификационные коллегии судей как орган внутрисистемного управления // Институт государства и права РАН. URL: http://www.igpran.ru/articles/2980/ (дата обращения: 27.03.2018).
  5. Отчетный доклад Председателя Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации // Вестник Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации. — 2017. — № 1(51). — С. 17–23.
  6. Трофимов Е. А. Квалификационные коллегии судей как инструмент укрепления «вертикали» судебной власти: кратологический очерк // Теория и практика общественного развития. — 2014. — № 9. — С. 102–104.
Читать еще:  Ответственность работодателя за невыплату заработной платы

[1] Так, в соответствии с данными, приведенными председателем Высшей квалификационной коллегии судей, за четырехлетний период, прошедший с VIII по IX Всероссийский съезд судей, квалификационными коллегиями было рассмотрено более 190 тысяч обращений [5, с. 21]

Практика привлечения судей к дисциплинарной ответственности

Данная статья была скопирована с сайта https://www.sovremennoepravo.ru

М.Н. САМОЙЛОВ,

соискатель Российской Академии адвокатуры и нотариата

В статье рассматривается практика привлечения судей к дисциплинарной ответственности квалификационными коллегиями судей и Верховным судом РФ, отмечаются недостатки правоприменительной процедуры, требующие дальнейшего правового урегулирования.

Ключевые слова: дисциплинарная ответственность судей, квалификационная коллегия судей, судебная система, суд, независимость судей.

The present article is concerned with practice of bringing judges to disciplinary responsibility by qualifications panel of judges and by the Supreme Court of Russia; the article also highlights defects of law-enforcement procedure, that need further legal regulation.

Keywords: disciplinary responsibility of judges, qualifications panel of judges, judicial system, court, independence of judges.

Право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, провозглашено как международными актами, так и Конституцией РФ. Этому праву корреспондирует обязанность государства создавать и поддерживать такую судебную систему, в которой судьи отвечают критериям независимости, беспристрастности, компетентности и способны эффективно осуществлять свои полномочия.

Судья — центральная фигура, реализующая публично-правовые цели правосудия. Как справедливо указывает И.Л. Петрухин, существует связь между независимостью судей и их дисциплинарной ответственностью[1]. В Рекомендации № R (94) 12 Комитета министров Совета Европы государствам-членам о независимости, эффективности и роли судей, принятой 13 октября 1994 г., в частности, предусматривается, что если имеют место дисциплинарные нарушения, то должны приниматься не наносящие ущерба независимости судебных органов необходимые меры, а когда возникает потребность в принятии таких мер, государствам следует рассмотреть вопрос об учреждении на основании закона специального компетентного органа для применения дисциплинарных санкций и мер, если ими не занимается суд, причем решения этого органа должны контролироваться вышестоящей судебной инстанцией (принцип VI).

В соответствии с п. 19 Основных принципов независимости судебных органов, одобренных резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 г., все процедуры наказания, отстранения от должности и увольнения должны определяться в соответствии с установленными правилами судебного поведения.

В соответствии со статьями 17 и 19 Федерального закона от 14.03.2002 № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» (далее — Закон об органах судейского сообщества в Российской Федерации) Высшая квалификационные коллегии судей РФ, квалификационные коллегии судей субъектов Российской Федерации наделены полномочиями налагать на судей, за исключением судей Конституционного суда РФ, дисциплинарные взыскания за совершение ими дисциплинарного проступка. Порядок производства в квалификационных коллегиях судей определен указанным законом и Положением о порядке работы квалификационных коллегий судей, утвержденным Высшей квалификационной коллегией судей РФ 22 марта 2007 г.

Конституционный суд РФ в своем постановлении от 24.03.2009 № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 8 статьи 5, пункта 6 статьи 6 Закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” и пункта 1 статьи 23 Федерального закона “Об органах судейского сообщества в Российской Федерации” в связи с жалобой гражданина В.Н. Рагозина» сформулировал правовую позицию, согласно которой квалификационные коллегии судей должны принимать законные, обоснованные и справедливые решения, которые соответствуют публичным интересам формирования судейского корпуса, отвечающего высоким профессиональным и нравственным требованиям.

Однако в настоящее время процедура привлечения судей к дисциплинарной ответственности, по нашему мнению, не достаточно регламентирована. Изучение правоприменительной практики квалификационных коллегий судей, а также решений Верховного суда РФ позволяет выявить проблемы, связанные с тем, что решения квалификационных коллегий судей не соответствуют принципам правосудия.

В практике квалификационных коллегий судей встречаются случаи, когда ненадлежащий повод для рассмотрения вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности расценивается как надлежащий. Надлежащими поводами для рассмотрения квалификационной коллегией судей вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности являются:

— в отношении председателя суда — представление председателя вышестоящего суда, а в отношении заместителя председателя суда, судьи — представление председателя вышестоящего суда либо представление председателя суда, в котором замещает должность данный судья, заместитель председателя суда;

— в отношении мирового судьи — представление председателя соответствующего районного или вышестоящего суда;

— в отношении председателя суда, заместителя председателя суда, судьи — обращение соответствующего органа судейского сообщества (п. 1 ст. 28 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей).

Однако формы представления и обращения не определены, что позволяет ненадлежащий повод квалифицировать как надлежащий и, соответственно, безосновательно привлекать судью к дисциплинарной ответственности. Так, отменяя решение Судебной коллегии по гражданским делам, Кассационная коллегия Верховного суда РФ в определении от 02.04.2009 № КАС 09-30 указала: «Решение Совета судей Волгоградской области не содержит просьбы о привлечении судьи Г. к дисциплинарной ответственности, в нем не указано, в чем конкретно выразилось совершение дисциплинарного проступка и какими доказательствами это подтверждается. Содержание письма и. о. председателя Центрального районного суда г. Волгограда в адрес председателя Совета судей Волгоградской области не позволяет сделать вывод о том, что оно является представлением. При таких данных у квалификационной коллегии судей и суда первой инстанции не было оснований прийти к выводу о том, что квалификационная коллегия судей Волгоградской области располагала представлением председателя соответствующего суда или обращением органа судейского сообщества для решения вопроса о привлечении судьи Г. к дисциплинарной ответственности».

Остается открытым вопрос о доказательствах, на основании которых квалификационная коллегия судей принимает решение о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности. Поскольку в Законе об органах судейского сообщества в Российской Федерации и Положении о порядке работы квалификационных коллегий судей отсутствуют нормы, определяющие относимость и допустимость доказательств, используемых при рассмотрении дел, квалификационные коллегии судей считают возможным использовать в качестве доказательств анонимные жалобы[2], записи телефонных разговоров привлекаемого к ответственности судьи[3], справку эксперта об авторстве документа[4], т. е. доказательства, недопустимые в рамках гражданского, административного и уголовного процесса.

Читать еще:  Ответственность за халатность

Дальнейшее обжалование актов квалификационных коллегий судей с указанием мотивов недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением закона, Верховный суд РФ отклоняет, аргументируя тем, что квалификационная коллегия «в своей работе не руководствуется процессуальными нормами гражданского или уголовного законодательства, так как эти вопросы решены нормами иного законодательства»[5].

Подобный вывод неоднозначен, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Пленум Верховного суда РФ в п. 2 своего постановления от 31.10.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» указывает: «Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации, Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия».

Дополнительно можно отметить, что в настоящее время не урегулированы вопросы:

— о порядке допроса свидетелей в квалификационных коллегиях судей;

— об ответственности свидетелей за заведомо ложные показания;

— о порядке проведения экспертиз.

Также отсутствует процедура отвода членов квалификационной коллегии судей.

Рассматривая дело в отношении судьи Ю., Верховный суд РФ в определении от 01.10.2002 № 93-Г02-18 указал: «Довод Ю. о том, что ей не было разъяснено право заявлять отводы членам квалификационной коллегии судей Магаданской области, является необоснованным, поскольку разъяснение такого права процессуальными нормами, регулирующими порядок рассмотрения квалификационными коллегиями судей представленных материалов, не предусмотрено».

Нельзя не отметить еще одной негативной тенденции. Как отмечает Т.Г. Морщакова, «фактически всегда может быть найден способ удаления судьи с должности, отвечающий формально предусмотренным законом основаниям… хотя, по сути, это может означать просто расправу с судьей»[6]. Например, за критику председателя суда и (или) действующей системы правосудия[7]; за отказ в удовлетворении ходатайства органа предварительного следствия избрать подозреваемому меру пресечения в виде заключения под стражу[8].

Решение изложенных проблем видится по-разному.

5 августа 2009 г. Президент РФ внес в Государственную думу Федерального Собрания РФ проект № 242115-5 федерального конституционного закона «О Дисциплинарном судебном присутствии». Предлагается создание в России Дисциплинарного судебного присутствия — судебного органа, рассматривающего дела по жалобам (обращениям) на решения Высшей квалификационной коллегии судей РФ и квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации о досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков и принимающего окончательное решение по таким делам (ст. 1 законопроекта). При этом в своей деятельности данный судебный орган будет руководствоваться регламентом Дисциплинарного судебного присутствия, который должен утверждаться совместным постановлением Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ (ст. 5 законопроекта).

По нашему мнению, рассмотрение дел по жалобам должно быть схожим с рассмотрением дел в рамках гражданского судопроизводства. Нормы ГПК РФ, за исключением отдельных положений, должны распространяться на участников данного производства, либо процедура рассмотрения дел по жалобам должна регламентироваться федеральным законом, поскольку на современном этапе развития судебной системы эта процедура требует более детального урегулирования.

1 См.: Петрухин И.Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию: Моногр. — М., 2009. С. 65.

2 Решение Верховного суда РФ от 18.03.2008 № ГКПИ08-220 // КонсультантПлюс.

3 Определение Верховного суда РФ от 12.04.2006 № 71-Г06-11 // Там же.

4 Решение Верховного суда РФ от 27.09.2006 № ГКПИ06-1003 // Там же.

5 Определение Верховного суда РФ от 08.02.2006 № 5-Г05-141 // Там же.

6 Т.Г. Морщакова высказывает свое мнение о реформе российской судебной системы, которую предложил М. Ходорковский (см.: Морщакова Т.Г. Эти предложения абсолютно реализованы // Власть. 2009. 29 июня).

7 См., например: Постановление Конституционного суда РФ от 28.02.2008 № 3-П // Вестник Конституционного суда РФ. 2008. № 3.

8 См.: Определение Верховного суда РФ от 03.05.2006 № 5-Г06-44; Решение Верховного суда РФ от 18.03.2008 № ГКПИ08-220 // КонсультантПлюс.

Судьям дают защиту от ККС // Пленум ВС обсудил порядок их привлечения к дисциплинарной ответственности

Сегодня Пленум Верховного суда (ВС) РФ обсудил проект постановления о дисциплинарной ответственности судей. Документ разъясняет порядок и основания привлечения судей к ответственности, определяет порядок обжалования решений квалификационных коллегий судей (ККС) и устанавливает требования к доказательствам, на основании которых суд решает вопрос о законности наложения на судью мер взыскания.

Как рассказал судья-докладчик, председатель Дисциплинарной коллегии ВС Сергей Рудаков, проект постановления обобщает вопросы, возникшие в практике судов со второй половины 2013 года, когда были внесены изменения в законодательство о статусе судей. Кроме того, необходимость в разъяснениях возникла и в связи с принятием федерального конституционного закона о ВС (от 5 февраля 2104 года № 3-ФКЗ) и Кодекса административного судопроизводства Действующее постановление о дисциплинарной ответственности от 31 мая 2007 года № 27 утратило свою актуальность, отметил Сергей Рудаков.

Пункт 2 проекта фактически устанавливает различия между дисциплинарным проступком и обычной судебной ошибкой. Так, к дисциплинарной ответственности судью можно привлечь, только если нормы права при вынесении конкретного решения он нарушил умышленно. Важность такого разграничения отметила председатель Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда (ААС) Галина Федина.

Согласно п. 16 проекта основанием для возбуждения дисциплинарного производства и рассмотрения ККС вопроса о привлечении судьи к ответственности может быть представление председателя данного или вышестоящего суда, обращение совета судей или заключение ККС, составленное по результатам проверки жалобы. Порядок и основания привлечения судьи к дисциплинарной ответственности распространяются как на действующего судью, так и на судью, который достиг предельного возраста пребывания в должности, но который продолжает работать до окончания рассмотрения по существу дела, начатого с его участием, либо до назначения нового судьи в этот суд (п. 3). Как рассказал Сергей Рудаков, при обсуждении проекта предлагалось распространить это правило и на судей в отставке, чьи проступки были выявлены после ухода в отставку. Но в данном случае, отметил Сергей Рудаков, речь должна идти только о прекращении отставки «со всеми вытекающими последствиями».

Основания для наложения на судью мер дисциплинарной ответственности изложены в п. 6-8 проекта. В частности, п. 8 обращает внимание, что привлечение судьи ранее к дисциплинарной ответственности и наложение на него взыскания в виде замечания либо предупреждения само по себе не влечет за собой обязательного досрочного прекращения полномочий.

Согласно п. 9 проекта, днем выявления дисциплинарного проступка, с которого начинает идти срок для наложения взыскания (6 месяцев), считается день, когда председателю суда или органу судейского сообщества стало известно о совершении судьей дисциплинарного проступка. А день совершения проступка — это день, в который он фактически был совершен.

Порядку обжалования решений ККС как в судебном, так и внесудебном порядке посвящен п. 4 проекта. А п. 5 предлагает судам учитывать характер проступка при определении его тяжести и соразмерности примененной меры дисциплинарной ответственности. Он также предлагает принимать во внимание размер нагрузки на судью при выяснении причин нарушения сроков рассмотрения дел.

О доказательствах, на которых должны быть основаны выводы суда по делу об оспаривании решений ККС, говорят п. 11–14 документа. Так, судебный акт, который не был признан незаконным и необоснованным в вышестоящей инстанции, не может быть допустимым доказательством совершения судьей, принявшим этот акт, дисциплинарного проступка (п. 12). При этом полномочий проверять законность акта у ККС нет. На это разъяснения обратила внимание Галина Федина, сказав, что «для некоторых председателей судов это действительно будет просто открытием». А председатель Липецкого областного суда Иван Марков предложил перечислить в п. 12 примеры небрежности при оформлении судебного акта, которые могут свидетельствовать о факте совершения судьей дисциплинарного проступка — вынесение акта без удаления в совещательную комнату, назначение наказания, не предусмотренного санкцией статьи, изготовление акта без подписи судьи.

Бремя доказывания законности решения о привлечении к ответственности проект возлагает на ККС (п. 14). Изменять основание, по которому судья был привлечен к дисциплинарной ответственности, суд не вправе (п. 13). При этом все неустранимые сомнения должны быть истолкованы судом в пользу судьи.

Замечаний к тексту проекта у Минюста и Генеральной прокуратуры не было. Заместитель Генпрокурора Сабир Кехлеров лишь отметил, что тема обсуждаемого постановления — это организация «внутренней судебной власти», поэтому «устраивать дебаты» по этому вопросу прокуратура не будет.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector